Храм Спаса Нерукотворного Образа

Русская Православная Церковь, Выборгская епархия

+7 (813-70) 34-486
Всеволожск, ул. Шишканя 11А
закрыть

О памяти смертной

Дорогие братия и сестры.

Вот и завершилось особое время первой седмицы, когда на вечернем богослужении читался великий канон Андрея Критского. Каждый из нас в этих тропарях канона что-то увидел о своей жизни, увидел какие-то свои переживания, обличение своих собственных грехов. Один из тропарей этого канона звучит так: «Время живота моего мало, и исполнено болезней и лукавства; но в покаянии мя приими, и в разум призови, да не буду стяжание, ни брашна чуждему, Спасе, Сам мя ущедри» (Чт. первой седмицы, песнь 4).

Начальные слова этого тропаря говорят нам о том, что время жизни нашей очень мало. Сколько бы мы с вами ни прожили, хоть сто лет, по сравнению с вечностью это немного, это одно мгновение. А до этого предельного возраста вряд ли кто из нас доживёт, потому что такое долголетие характерно только для людей прежнего поколения или, как говорят у нас в народе, для людей старой закалки. А святой пророк псалмопевец Давид о нас с вами говорил ещё до Рождества Христова: «Дней лет наших – семьдесят лет, а при большей крепости — восемьдесят лет; и самая лучшая пора их — труд и болезнь» (Пс. 89;10).

Православная Церковь нам говорит о том, чтобы мы с вами не забывали, не упускали из поля зрения такую добродетель, которая называется память смертная. Эта добродетель выражается в том, чтобы мы с вами постоянно помнили о близкой своей смерти, о том, что это будет очень и очень скоро. Но не в том, чтобы мы с вами высчитывали времена, сроки и размышляли, сколько же нам осталось, чтобы спланировать наши земные попечения, а в том, чтобы мы всегда были готовы к своей смерти. Потому что самое страшное не то, как эта смерть произойдёт, а то, что будет после смерти и что нам придётся с вами отвечать за свою жизнь перед Богом. После смерти состоится Страшный суд Божий над каждой бессмертной душой человеческой, который называется Частным судом, потому что касается конкретно одного человека, а не судеб всего мира. И, конечно, этот суд называется Страшным. Почему Страшным? Потому что от Бога ничего не скроешь, Ему всё известно.

И в этом смысле Его суд не похож на наши земные суды, которые бывают тоже страшны своей несправедливостью, тяжестью своих наказаний, десятками лет тюремного заключения. Иногда эти обвинения выносят несправедливо и бездоказательно; иногда ломают (в большинстве своём) судьбы людские. Потому что вряд ли кто-то, прошедший тюремное заключение, исправляется и становится праведным, добродетельным человеком, способным совершенно к новой жизни без греха и без тех преступлений, которые привели к такой жизни. Но Суд Божий не сравнится ни с какими земными судами, несмотря на их несправедливость, корыстолюбие, неправду и на подкупность этих земных судов, потому что в книге судеб человеческих у Бога или в Его Божественной памяти хранится вся жизнь каждого человека от рождения и до смерти; не только какие-то вещи эпохального характера: когда окончил институт, когда вступил в должность ту или иную и так далее; а каждый день и каждые момент прожитого дня, и слова, и мысли человеческие и все грехи ведомы Богу. И поэтому страшно оказаться на этом суде. Потому что, как сказано в Священном Писании: «не оправдается пред Ним никакая плоть» (Рим. 3;20). Иоанн Богослов говорит в одном из своих посланий: «Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас» (1Ин. 1;8). Нет человека без греха (2 Пар. 6, 36; 3 Цар. 8, 46; Екк. 7, 20), если и один день жизни его будет на земле. Казалось бы, если младенец, родившийся один день живёт, какой же может быть у него грех? Но перед очами Божиими нет абсолютной чистоты и безгрешности. Как говорится в Божественном Откровении: «Он… и в Ангелах Своих усматривает недостатки» (Иов.4;18).

В отношении наследования вечной жизни очень важно, в какой момент тебя смерть настигнет. Понимая важность этого, Церковь всегда молится: «Христианския кончины живота нашего, безболезненны, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшнем судищи Христове просим» просим мы у Господа в каждой просительной ектенье и на вечернем Богослужении, и на Божественной Литургии. И раньше наши благочестивые предки с особенным вниманием слушали это прошение в просительной ектенье и всегда полагали земной поклон именно на этих словах, чтобы непременно Господь удостоил исполнения этого прошения, о чём мы просим у Господа в этом особенном молитвенном воззвании. Благодатной кончиной является кончина во время молитвы в храме Божием. Радостной кончиной является кончина священнослужителя перед престолом Божиим после Божественной Литургии. Такие моменты бывают!

Прекрасной кончина бывает, когда Господь забирает человека в день святой Пасхи, когда по Преданию Церкви двери в райские врата открыты, и душа человека беспрепятственно, без мытарств входит в вечные обители. В состоянии молитвы удивительна кончина! Так скончался преподобный Серафим Саровский в коленопреклонённой молитве перед иконой Божией Матери «Умиление», которая была у него в келье. И наоборот, страшна кончина в состоянии греха, преступления, в состоянии богоборческом, в состоянии вызова Богу, отвержении Его и так далее. Мне известно, например, что лет двадцать назад, когда я служил ещё в Псковской епархии, у нас общественность была шокирована кончиной местного начальника УВД. Он скончался в притоне с блудницами во время совершения оргии, греха.

И, конечно, в Священном Писании есть такие слова: «В чём застану, в том и судить буду». Этот момент – что делается, что творится в душе человека в момент смерти, является неким итогом, с которым человек пришел к концу своей жизни. Например, как спортсмен на финише: преодоление этого препятствия, каждая секунда бесконечно важна, и она решает, кем ты будешь после преодоления этой преграды!

Поэтому, дорогие братия и сестры, мы должны жить в духовной собранности, в постоян-ной готовности предстать перед Богом.

Эта первая неделя Великого поста была, с одной стороны, временем умиротворённым, особой храмовой продолжительной молитвы, но, с другой стороны, изменившиеся погодные условия для людей метеозависимых носили катастрофические последствия. У нас было каждый день по три, по четыре отпевания и в этом храме, и в Лазаревском на Бернгардовке, и в Бабино. И милостью Божией, только благодаря тому, что у нас трое священников, мы смогли все просьбы людей о последнем напутствии исполнить. И когда знакомишься с жизнью и кончиной человека, такое шокирующее, страшное состояние и осадок остаётся на душе. Я отпевал одну женщину лет сорока на этой неделе. Она спилась и умерла от цирроза печени. Сорок лет! Мать стоит, ещё не старая женщина, у гроба. И поразительно, что она не проронила ни одной слезинки! О чём это говорит? О том, что жизнь этой дочери настолько измотала мать, настолько истощились все силы, что плакать не хочется! А просто пережить бы этот момент скорее…

Сегодня отпевал одного мужчину тоже сорока лет. Он умер после инсульта молниеносно, мгновенно: скорая помощь не довезла его до больницы. Эта смерть, которая в народе называется лёгкой смертью, о которой многие светские люди, не знающие жизни церковной, думают, что это очень хорошо, что это не в тягость родственникам — молниеносная смерть, не залежался, сам ничего не понял, что произошло! Но с точки зрения православного благочестия это не есть хорошо. Смотрите, как наши детки готовятся к сдаче экзаменов: ЕГЭ, ГИА, других экзаменов, которые напридумывало наше Министерство образования. И репетиторов нанимают, и ухищряются правдами и неправдами сдать блестяще ЕГЭ, потому что перспектива жизни у тебя открывается в зависимости от этого ЕГЭ. А самый главный экзамен зрелости на наследование жизни вечной каждый из нас будет сдавать по окончании своей земной жизни. И память смертная – это удивительная добродетель, которая держит человека в постоянной готовности предстать перед Богом. Она удерживает от необдуманных поступков, за которые стыдно и больно бывает человеку. И человек живёт осознанно, он не теряет времени зря, потому что каждое мгновение может быть последним.

Если сказать о памяти смертной человеку вне традиции церковной, он может подумать, что у тебя с психикой не всё в порядке, что тебе пора на приём либо к психиатру, либо вообще в клинику. Но в христианском осмыслении никакого ужаса, никакой ненависти к жизни, к окружающему миру в памяти смертной никогда не присутствует. Ведь эту память смертную мы с вами не имеем. Мы живём так, как будто будем жить очень-очень долго и всё успеем: и покаяться, и исправить жизнь свою. А вот, например, такие святые, как преподобный Сергий Радонежский, Серафим Саровский имели в сенях своей кельи гроб. В этой келье, в этом месте, где он стоял, они особенно любили молиться. А многие святые для краткого ночного отдыха ложились в гроб, чтобы помнить о последнем часе своей жизни и быть постоянно к нему готовым. Знаменитый митрополит, святитель Церкви нашей, покойный Антоний Сурожский рассказывал в своих воспоминаниях о последних днях жизни своей матери. Он был по светской специальности врачом. Мать его была больна, у неё был рак. И когда этот диагноз был обнаружен, она спрашивает у сына своего:

– Сынок, у меня рак, да? Значит, я скоро умру?

– Да, мама, это так.

Вы знаете, что в советское время в традициях медицины было правило скрывать диагнозы. Страшные диагнозы никогда не разглашались, врачебная этика была такой. Родственников предупреждали: ни в коем случае не говорите, что у вашего папы, у вашей бабушки рак, осталась неделя; ни в коем случае! Пусть проживёт последнюю недельку, так сказать, в эйфории, в радости, ни о чём плохом не думает.

В жизни митрополита Антония и матери его было по-другому, когда и сын, и мать поняли, что жизнь матери и дни её сочтены. И он потом писал в своих воспоминаниях об этих нескольких неделях, проведённых с умирающей матерью, что это были самые счастливые мгновения в их жизни, в их взаимоотношениях. Мать понимала, что она сегодня может в последний раз увидеть сына и старалась в словах по отношению к нему быть максимально доброй, относиться к нему с максимальной материнской любовью. А сын относился с ответной любовью и понимал, что каждый жест его по отношению к матери – как он поправляет подушку, как он подносит посуду с водой или с едой – всё это может быть последним и поэтому бесценно важным. Это не может быть случайным, каким-то формальным, потому что после этого может уже не быть другой возможности.

Дорогие братия и сестры. На этом простом жизненном примере из истории жизни митрополита Антония Сурожского, епископа нашей Русской Церкви за границей, в Англии, мы видим и действительно убеждаемся в том, что, когда человек понимает, что дни его сочтены, это время не бывает напрасным, и человек готовится к переходу в вечность совсем в другом состоянии. Мы можем вспомнить сегодня, например, жизнь Ксении Блаженной. После чего она подвиг юродства приняла и казалась безумной в глазах своих современников? После скоропостижной кончины своего супруга Андрея Фёдоровича, который был верующим человеком, который был в звании полковника и был певчим придворной певческой капеллы, но скоропостижно скончался, как тот человек, о котором я упоминал. И то, что он не успел причаститься Святых Христовых Тайн, что не позвал священника, не покаялся, внезапно умер — это в глазах Ксении казалось шокирующим явлением, страшным. Без подготовки, внезапно супруг умер! И это подвигло её именно к этому подвигу юродства, когда она отказалась от всего имущества и в одной одежде покойного супруга ходила по улицам нашего города Санкт-Петербурга. Ночью уходила за город и молилась там коленопреклоненно, прося Царства Небесного и прощения грехов своему драгоценному супругу.

Поэтому Церковь сегодня, в том числе и словами канона Андрея Критского, говорит нам о том, что мы должны жить таким образом, чтобы потом не было стыдно и больно за неправедную жизнь, за бесцельно прожитые годы. Мы не можем легкомысленно относиться к жизни, как писатель, который пишет черновик, а потом разрывает его и пишет сначала. У нас такой возможности нет.

Поэтому, дай Бог всем нам собранности, духовного трезвения, чтобы мы жили таким образом, чтобы всегда были готовы, когда Господь позовёт, перейти в иную жизнь, ради которой мы в эту жизнь с вами приходим.

Аминь.

2 марта 2017

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

Дорогие братия и сестры.

Вот и завершилось особое время первой седмицы, когда на вечернем богослужении читался великий канон Андрея Критского. Каждый из нас в этих тропарях канона что-то увидел о своей жизни, увидел какие-то свои переживания, обличение своих собственных грехов. Один из тропарей этого канона звучит так: «Время живота моего мало, и исполнено болезней и лукавства; но в покаянии мя приими, и в разум призови, да не буду стяжание, ни брашна чуждему, Спасе, Сам мя ущедри» (Чт. первой седмицы, песнь 4).

Начальные слова этого тропаря говорят нам о том, что время жизни нашей очень мало. Сколько бы мы с вами ни прожили, хоть сто лет, по сравнению с вечностью это немного, это одно мгновение. А до этого предельного возраста вряд ли кто из нас доживёт, потому что такое долголетие характерно только для людей прежнего поколения или, как говорят у нас в народе, для людей старой закалки. А святой пророк псалмопевец Давид о нас с вами говорил ещё до Рождества Христова: «Дней лет наших – семьдесят лет, а при большей крепости — восемьдесят лет; и самая лучшая пора их — труд и болезнь» (Пс. 89;10).

Православная Церковь нам говорит о том, чтобы мы с вами не забывали, не упускали из поля зрения такую добродетель, которая называется память смертная. Эта добродетель выражается в том, чтобы мы с вами постоянно помнили о близкой своей смерти, о том, что это будет очень и очень скоро. Но не в том, чтобы мы с вами высчитывали времена, сроки и размышляли, сколько же нам осталось, чтобы спланировать наши земные попечения, а в том, чтобы мы всегда были готовы к своей смерти. Потому что самое страшное не то, как эта смерть произойдёт, а то, что будет после смерти и что нам придётся с вами отвечать за свою жизнь перед Богом. После смерти состоится Страшный суд Божий над каждой бессмертной душой человеческой, который называется Частным судом, потому что касается конкретно одного человека, а не судеб всего мира. И, конечно, этот суд называется Страшным. Почему Страшным? Потому что от Бога ничего не скроешь, Ему всё известно.

И в этом смысле Его суд не похож на наши земные суды, которые бывают тоже страшны своей несправедливостью, тяжестью своих наказаний, десятками лет тюремного заключения. Иногда эти обвинения выносят несправедливо и бездоказательно; иногда ломают (в большинстве своём) судьбы людские. Потому что вряд ли кто-то, прошедший тюремное заключение, исправляется и становится праведным, добродетельным человеком, способным совершенно к новой жизни без греха и без тех преступлений, которые привели к такой жизни. Но Суд Божий не сравнится ни с какими земными судами, несмотря на их несправедливость, корыстолюбие, неправду и на подкупность этих земных судов, потому что в книге судеб человеческих у Бога или в Его Божественной памяти хранится вся жизнь каждого человека от рождения и до смерти; не только какие-то вещи эпохального характера: когда окончил институт, когда вступил в должность ту или иную и так далее; а каждый день и каждые момент прожитого дня, и слова, и мысли человеческие и все грехи ведомы Богу. И поэтому страшно оказаться на этом суде. Потому что, как сказано в Священном Писании: «не оправдается пред Ним никакая плоть» (Рим. 3;20). Иоанн Богослов говорит в одном из своих посланий: «Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас» (1Ин. 1;8). Нет человека без греха (2 Пар. 6, 36; 3 Цар. 8, 46; Екк. 7, 20), если и один день жизни его будет на земле. Казалось бы, если младенец, родившийся один день живёт, какой же может быть у него грех? Но перед очами Божиими нет абсолютной чистоты и безгрешности. Как говорится в Божественном Откровении: «Он… и в Ангелах Своих усматривает недостатки» (Иов.4;18).

В отношении наследования вечной жизни очень важно, в какой момент тебя смерть настигнет. Понимая важность этого, Церковь всегда молится: «Христианския кончины живота нашего, безболезненны, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшнем судищи Христове просим» просим мы у Господа в каждой просительной ектенье и на вечернем Богослужении, и на Божественной Литургии. И раньше наши благочестивые предки с особенным вниманием слушали это прошение в просительной ектенье и всегда полагали земной поклон именно на этих словах, чтобы непременно Господь удостоил исполнения этого прошения, о чём мы просим у Господа в этом особенном молитвенном воззвании. Благодатной кончиной является кончина во время молитвы в храме Божием. Радостной кончиной является кончина священнослужителя перед престолом Божиим после Божественной Литургии. Такие моменты бывают!

Прекрасной кончина бывает, когда Господь забирает человека в день святой Пасхи, когда по Преданию Церкви двери в райские врата открыты, и душа человека беспрепятственно, без мытарств входит в вечные обители. В состоянии молитвы удивительна кончина! Так скончался преподобный Серафим Саровский в коленопреклонённой молитве перед иконой Божией Матери «Умиление», которая была у него в келье. И наоборот, страшна кончина в состоянии греха, преступления, в состоянии богоборческом, в состоянии вызова Богу, отвержении Его и так далее. Мне известно, например, что лет двадцать назад, когда я служил ещё в Псковской епархии, у нас общественность была шокирована кончиной местного начальника УВД. Он скончался в притоне с блудницами во время совершения оргии, греха.

И, конечно, в Священном Писании есть такие слова: «В чём застану, в том и судить буду». Этот момент – что делается, что творится в душе человека в момент смерти, является неким итогом, с которым человек пришел к концу своей жизни. Например, как спортсмен на финише: преодоление этого препятствия, каждая секунда бесконечно важна, и она решает, кем ты будешь после преодоления этой преграды!

Поэтому, дорогие братия и сестры, мы должны жить в духовной собранности, в постоян-ной готовности предстать перед Богом.

Эта первая неделя Великого поста была, с одной стороны, временем умиротворённым, особой храмовой продолжительной молитвы, но, с другой стороны, изменившиеся погодные условия для людей метеозависимых носили катастрофические последствия. У нас было каждый день по три, по четыре отпевания и в этом храме, и в Лазаревском на Бернгардовке, и в Бабино. И милостью Божией, только благодаря тому, что у нас трое священников, мы смогли все просьбы людей о последнем напутствии исполнить. И когда знакомишься с жизнью и кончиной человека, такое шокирующее, страшное состояние и осадок остаётся на душе. Я отпевал одну женщину лет сорока на этой неделе. Она спилась и умерла от цирроза печени. Сорок лет! Мать стоит, ещё не старая женщина, у гроба. И поразительно, что она не проронила ни одной слезинки! О чём это говорит? О том, что жизнь этой дочери настолько измотала мать, настолько истощились все силы, что плакать не хочется! А просто пережить бы этот момент скорее…

Сегодня отпевал одного мужчину тоже сорока лет. Он умер после инсульта молниеносно, мгновенно: скорая помощь не довезла его до больницы. Эта смерть, которая в народе называется лёгкой смертью, о которой многие светские люди, не знающие жизни церковной, думают, что это очень хорошо, что это не в тягость родственникам — молниеносная смерть, не залежался, сам ничего не понял, что произошло! Но с точки зрения православного благочестия это не есть хорошо. Смотрите, как наши детки готовятся к сдаче экзаменов: ЕГЭ, ГИА, других экзаменов, которые напридумывало наше Министерство образования. И репетиторов нанимают, и ухищряются правдами и неправдами сдать блестяще ЕГЭ, потому что перспектива жизни у тебя открывается в зависимости от этого ЕГЭ. А самый главный экзамен зрелости на наследование жизни вечной каждый из нас будет сдавать по окончании своей земной жизни. И память смертная – это удивительная добродетель, которая держит человека в постоянной готовности предстать перед Богом. Она удерживает от необдуманных поступков, за которые стыдно и больно бывает человеку. И человек живёт осознанно, он не теряет времени зря, потому что каждое мгновение может быть последним.

Если сказать о памяти смертной человеку вне традиции церковной, он может подумать, что у тебя с психикой не всё в порядке, что тебе пора на приём либо к психиатру, либо вообще в клинику. Но в христианском осмыслении никакого ужаса, никакой ненависти к жизни, к окружающему миру в памяти смертной никогда не присутствует. Ведь эту память смертную мы с вами не имеем. Мы живём так, как будто будем жить очень-очень долго и всё успеем: и покаяться, и исправить жизнь свою. А вот, например, такие святые, как преподобный Сергий Радонежский, Серафим Саровский имели в сенях своей кельи гроб. В этой келье, в этом месте, где он стоял, они особенно любили молиться. А многие святые для краткого ночного отдыха ложились в гроб, чтобы помнить о последнем часе своей жизни и быть постоянно к нему готовым. Знаменитый митрополит, святитель Церкви нашей, покойный Антоний Сурожский рассказывал в своих воспоминаниях о последних днях жизни своей матери. Он был по светской специальности врачом. Мать его была больна, у неё был рак. И когда этот диагноз был обнаружен, она спрашивает у сына своего:

– Сынок, у меня рак, да? Значит, я скоро умру?

– Да, мама, это так.

Вы знаете, что в советское время в традициях медицины было правило скрывать диагнозы. Страшные диагнозы никогда не разглашались, врачебная этика была такой. Родственников предупреждали: ни в коем случае не говорите, что у вашего папы, у вашей бабушки рак, осталась неделя; ни в коем случае! Пусть проживёт последнюю недельку, так сказать, в эйфории, в радости, ни о чём плохом не думает.

В жизни митрополита Антония и матери его было по-другому, когда и сын, и мать поняли, что жизнь матери и дни её сочтены. И он потом писал в своих воспоминаниях об этих нескольких неделях, проведённых с умирающей матерью, что это были самые счастливые мгновения в их жизни, в их взаимоотношениях. Мать понимала, что она сегодня может в последний раз увидеть сына и старалась в словах по отношению к нему быть максимально доброй, относиться к нему с максимальной материнской любовью. А сын относился с ответной любовью и понимал, что каждый жест его по отношению к матери – как он поправляет подушку, как он подносит посуду с водой или с едой – всё это может быть последним и поэтому бесценно важным. Это не может быть случайным, каким-то формальным, потому что после этого может уже не быть другой возможности.

Дорогие братия и сестры. На этом простом жизненном примере из истории жизни митрополита Антония Сурожского, епископа нашей Русской Церкви за границей, в Англии, мы видим и действительно убеждаемся в том, что, когда человек понимает, что дни его сочтены, это время не бывает напрасным, и человек готовится к переходу в вечность совсем в другом состоянии. Мы можем вспомнить сегодня, например, жизнь Ксении Блаженной. После чего она подвиг юродства приняла и казалась безумной в глазах своих современников? После скоропостижной кончины своего супруга Андрея Фёдоровича, который был верующим человеком, который был в звании полковника и был певчим придворной певческой капеллы, но скоропостижно скончался, как тот человек, о котором я упоминал. И то, что он не успел причаститься Святых Христовых Тайн, что не позвал священника, не покаялся, внезапно умер — это в глазах Ксении казалось шокирующим явлением, страшным. Без подготовки, внезапно супруг умер! И это подвигло её именно к этому подвигу юродства, когда она отказалась от всего имущества и в одной одежде покойного супруга ходила по улицам нашего города Санкт-Петербурга. Ночью уходила за город и молилась там коленопреклоненно, прося Царства Небесного и прощения грехов своему драгоценному супругу.

Поэтому Церковь сегодня, в том числе и словами канона Андрея Критского, говорит нам о том, что мы должны жить таким образом, чтобы потом не было стыдно и больно за неправедную жизнь, за бесцельно прожитые годы. Мы не можем легкомысленно относиться к жизни, как писатель, который пишет черновик, а потом разрывает его и пишет сначала. У нас такой возможности нет.

Поэтому, дай Бог всем нам собранности, духовного трезвения, чтобы мы жили таким образом, чтобы всегда были готовы, когда Господь позовёт, перейти в иную жизнь, ради которой мы в эту жизнь с вами приходим.

Аминь.

Предыдущая проповедь

1 марта 2017

О цели христианской жизни
Следующая проповедь

5 марта 2017

Торжество православия

Все проповеди за 2017 год

декабрь 2017

ноябрь 2017

октябрь 2017

сентябрь 2017

август 2017

июль 2017

июнь 2017

май 2017

апрель 2017

март 2017

февраль 2017

январь 2017

Разделы Сообщение Контакты
Отправить сообщение

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с ФЗ №152-ФЗ от 27.07.2006 года «О персональных данных».

Православная местная религиозная организация Приход храма Спаса Нерукотворного Образа на «Дороге жизни» г. Всеволожска Выборгской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Ленинградская область, г. Всеволожск, ул. Шишканя 11А
8:00 - 20:00