Храм Спаса Нерукотворного Образа

Русская Православная Церковь, Выборгская епархия

+7 (813-70) 34-486
Всеволожск, ул. Шишканя 11А
закрыть

Слово о брачном пире Евхаристии

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Дорогие братья и сестры, мы с вами прослушали притчу о званых, которую Церковь положила читать за богослужением в преддверии праздника Рождества Христова. Притча о званых — это печальное пророчество Христа о том, что среди званых очень мало тех, кто способен принять радость брачного пира. Эта притча стала реальностью для еврейского народа, который отверг своего Мессию и захотел жить без Него. Почему же так произошло? Этот богоизбранный народ Господь всячески готовил к пришествию Мессии, посылая пророков, возвещая Свою волю, будя их совесть и обращая к истинному Богу. Но всё было напрасно в спасении этого жестоковыйного народа с грубым и необрезанным сердцем (см. Деян. 7:51), — как говорил о нём архидиакон Стефан, когда его побивали камнями.

Дело не в том, что кто-то женился, кто-то приобрёл какую-то скотину, кто-то ещё чем-то был занят. Дело в том, что евреи отвергли Христа, потому что они ждали другого — не смиренного и кроткого, любящего, который «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит» (Мф. 12:20). Им нужен был могущественный непобедимый царь, талантливый полководец и блистательный законодатель, кто утвердит их земное царство, а небесное, к которому призывал Христос, им было не нужно. Они ожидали от Христа земного благоденствия и не слушали Его, не слышали о вечном и непреходящем. Так поступили евреи, отвергнув Христа.

Но притча читается не просто как воспоминание еврейского народа, она приложима и к нашей жизни. Мы все с вами без исключения, получившие жизнь от Господа через наших родителей, автоматически становимся званными Богом на этот брачный пир. Обратите внимание, что Господь-то зовёт не на работу, не на какое-то трудное послушание, не на какое-то особое ответственное дело, требующее физического или умственного труда, Господь зовёт на праздник — это торжество и радость представлена в притче под образом максимальной земной радости, свадьбы царского сына. Сама по себе свадьба – что может быть радостнее этого торжества?

Евреи думали о земном царстве. Мы тоже думаем примерно о том же. Мы не имеем постоянства и усердия, чтобы каждое воскресенье быть в храме и причащаться Святых Христовых Тайн. Вроде бы уводящие нас от Бога причины, которые указаны в Евангелии, к нам не приложимы, ведь мы сейчас скотину не держим. Мы не приходим в храм, потому что оправдываем себя тем, что нам трудно жить, нам не хватает средств. Да, действительно, это так. Но с другой стороны пир веры, на который призывает нас Господь, наверно никогда в истории Церкви не проходил так торжественно, так свободно, как происходит он в наши дни. О, если бы эти причины, которые уводят нас от Бога, звучали бы так убедительно как, например, в ХХ веке в жизни наших предков, которые пережили голод, которые умирали от голода в блокадном Ленинграде во время войны, когда священники сидели в тюрьмах, а храмы были разрушены и некуда было прийти помолиться.

Сегодня нас уводит из храма и от Святой Евхаристии в большей степени лень и отсутствие любви к Богу. Иногда, вспоминая учение Церкви, мы понимаем, что Евхаристия это самое ценное и самое главное для нас. Мы приходим в храм Божий, но при этом мы к Евхаристии относимся потребительски, как к чему-то нужному, но не самому главному. Приступая к Евхаристии, мы думаем, что будет потом, когда мы выйдем из храма и это для нас является самым главным, а Евхаристия нужна как подспорье, чтобы то, что будет после храма, получилось в нашей жизни. Кто-то думает о том, как он придёт домой, возьмёт бокал вина, отдохнёт, поспит, любимый сериал посмотрит, книжечку хорошую на диване лёжа почитает; кто-то поедет сегодня в Икею или Мегу покупать новогодние подарки близким, кто-то пойдёт в Ленту за шампанским и мандаринами, потому что к Новому году надо подготовиться. И вот это главное, вот это — что будет после храма, оно овладевает нашей душой и сердцем. Поэтому Евхаристия обесценивается, она чем-то таким регулярным, таким неярким в нашей жизни и совсем-совсем неглавным становится.

Мы приступаем к Евхаристии для того, чтобы Бог слышал скорее наши мечты, чтобы Он исполнял задуманный нами сценарий жизни. Мы сами всё знаем – как жить, что делать, что приобрести и куда идти, и Бог нам нужен как средство для исполнения этих задуманных нами вещей. А ведь так не должно быть. Бог должен быть самым главным, самым драгоценным в нашей жизни, и ничего выше и радостнее, чем соединение с Ним в Евхаристии, не должно быть. Без Бога мы жить не можем, мы как электрический прибор, который требует подзарядки и, не получив этой энергии, Божественной энергии и благодати, жизнь уходит, она иссякает, она перестаёт жительствовать в нас, как говорит Священное Писание. К Евхаристии мы должны относиться как к Божественной пище, не получив которую голодный человек умирает и жизнь останавливается.

Мы должны приходить к Евхаристии, соединяющей нас с Богом, Которого мы любим больше всего на свете по заповеди Божией, заповедовавшей нам любить Бога всем сердцем, всем помышлением, всем естеством, всем умом своим. Дай Бог, чтобы мы задумывались над этим значением Евхаристии в нашей с вами жизни. Дай Бог, чтобы эта жажда богообщения не угасала в нашем сердце. Эта жажда по благодати была ярко выражена в жизни святых, например, ещё в Ветхом Завете у пророка и псалмопевца Давида есть такие слова: «Как лань устремляется на источники водные, так стремится душа моя к Тебе, Боже. Возжада душа моя к Богу Крепкому, Живому» (Пс. 41:2-3). Дай Бог, чтобы мы вместе с Церковью и сегодня могли произнести слова «Возлюблю Тя, Господи, крепосте моя! Господь утверждение мое, и прибежище мое» (Пс. 17:2-3).

Аминь.

29 декабря 2019

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Дорогие братья и сестры, мы с вами прослушали притчу о званых, которую Церковь положила читать за богослужением в преддверии праздника Рождества Христова. Притча о званых — это печальное пророчество Христа о том, что среди званых очень мало тех, кто способен принять радость брачного пира. Эта притча стала реальностью для еврейского народа, который отверг своего Мессию и захотел жить без Него. Почему же так произошло? Этот богоизбранный народ Господь всячески готовил к пришествию Мессии, посылая пророков, возвещая Свою волю, будя их совесть и обращая к истинному Богу. Но всё было напрасно в спасении этого жестоковыйного народа с грубым и необрезанным сердцем (см. Деян. 7:51), — как говорил о нём архидиакон Стефан, когда его побивали камнями.

Дело не в том, что кто-то женился, кто-то приобрёл какую-то скотину, кто-то ещё чем-то был занят. Дело в том, что евреи отвергли Христа, потому что они ждали другого — не смиренного и кроткого, любящего, который «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит» (Мф. 12:20). Им нужен был могущественный непобедимый царь, талантливый полководец и блистательный законодатель, кто утвердит их земное царство, а небесное, к которому призывал Христос, им было не нужно. Они ожидали от Христа земного благоденствия и не слушали Его, не слышали о вечном и непреходящем. Так поступили евреи, отвергнув Христа.

Но притча читается не просто как воспоминание еврейского народа, она приложима и к нашей жизни. Мы все с вами без исключения, получившие жизнь от Господа через наших родителей, автоматически становимся званными Богом на этот брачный пир. Обратите внимание, что Господь-то зовёт не на работу, не на какое-то трудное послушание, не на какое-то особое ответственное дело, требующее физического или умственного труда, Господь зовёт на праздник — это торжество и радость представлена в притче под образом максимальной земной радости, свадьбы царского сына. Сама по себе свадьба – что может быть радостнее этого торжества?

Евреи думали о земном царстве. Мы тоже думаем примерно о том же. Мы не имеем постоянства и усердия, чтобы каждое воскресенье быть в храме и причащаться Святых Христовых Тайн. Вроде бы уводящие нас от Бога причины, которые указаны в Евангелии, к нам не приложимы, ведь мы сейчас скотину не держим. Мы не приходим в храм, потому что оправдываем себя тем, что нам трудно жить, нам не хватает средств. Да, действительно, это так. Но с другой стороны пир веры, на который призывает нас Господь, наверно никогда в истории Церкви не проходил так торжественно, так свободно, как происходит он в наши дни. О, если бы эти причины, которые уводят нас от Бога, звучали бы так убедительно как, например, в ХХ веке в жизни наших предков, которые пережили голод, которые умирали от голода в блокадном Ленинграде во время войны, когда священники сидели в тюрьмах, а храмы были разрушены и некуда было прийти помолиться.

Сегодня нас уводит из храма и от Святой Евхаристии в большей степени лень и отсутствие любви к Богу. Иногда, вспоминая учение Церкви, мы понимаем, что Евхаристия это самое ценное и самое главное для нас. Мы приходим в храм Божий, но при этом мы к Евхаристии относимся потребительски, как к чему-то нужному, но не самому главному. Приступая к Евхаристии, мы думаем, что будет потом, когда мы выйдем из храма и это для нас является самым главным, а Евхаристия нужна как подспорье, чтобы то, что будет после храма, получилось в нашей жизни. Кто-то думает о том, как он придёт домой, возьмёт бокал вина, отдохнёт, поспит, любимый сериал посмотрит, книжечку хорошую на диване лёжа почитает; кто-то поедет сегодня в Икею или Мегу покупать новогодние подарки близким, кто-то пойдёт в Ленту за шампанским и мандаринами, потому что к Новому году надо подготовиться. И вот это главное, вот это — что будет после храма, оно овладевает нашей душой и сердцем. Поэтому Евхаристия обесценивается, она чем-то таким регулярным, таким неярким в нашей жизни и совсем-совсем неглавным становится.

Мы приступаем к Евхаристии для того, чтобы Бог слышал скорее наши мечты, чтобы Он исполнял задуманный нами сценарий жизни. Мы сами всё знаем – как жить, что делать, что приобрести и куда идти, и Бог нам нужен как средство для исполнения этих задуманных нами вещей. А ведь так не должно быть. Бог должен быть самым главным, самым драгоценным в нашей жизни, и ничего выше и радостнее, чем соединение с Ним в Евхаристии, не должно быть. Без Бога мы жить не можем, мы как электрический прибор, который требует подзарядки и, не получив этой энергии, Божественной энергии и благодати, жизнь уходит, она иссякает, она перестаёт жительствовать в нас, как говорит Священное Писание. К Евхаристии мы должны относиться как к Божественной пище, не получив которую голодный человек умирает и жизнь останавливается.

Мы должны приходить к Евхаристии, соединяющей нас с Богом, Которого мы любим больше всего на свете по заповеди Божией, заповедовавшей нам любить Бога всем сердцем, всем помышлением, всем естеством, всем умом своим. Дай Бог, чтобы мы задумывались над этим значением Евхаристии в нашей с вами жизни. Дай Бог, чтобы эта жажда богообщения не угасала в нашем сердце. Эта жажда по благодати была ярко выражена в жизни святых, например, ещё в Ветхом Завете у пророка и псалмопевца Давида есть такие слова: «Как лань устремляется на источники водные, так стремится душа моя к Тебе, Боже. Возжада душа моя к Богу Крепкому, Живому» (Пс. 41:2-3). Дай Бог, чтобы мы вместе с Церковью и сегодня могли произнести слова «Возлюблю Тя, Господи, крепосте моя! Господь утверждение мое, и прибежище мое» (Пс. 17:2-3).

Аминь.

29.12.2019

Все проповеди за 2019 год

декабрь 2019

ноябрь 2019

октябрь 2019

сентябрь 2019

август 2019

июль 2019

июнь 2019

май 2019

апрель 2019

март 2019

февраль 2019

январь 2019

Разделы Сообщение Контакты
Отправить сообщение

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с ФЗ №152-ФЗ от 27.07.2006 года «О персональных данных».

Православная местная религиозная организация Приход храма Спаса Нерукотворного Образа на «Дороге жизни» г. Всеволожска Выборгской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Ленинградская область, г. Всеволожск, ул. Шишканя 11А
8:00 - 20:00