Храм Спаса Нерукотворного Образа

Русская Православная Церковь, Выборгская епархия

+7 (813-70) 34-486
Всеволожск, ул. Шишканя 11А
закрыть

Животворящий Крест Господень

       Дорогие братия и сестры. В третью неделю Великого поста Церковь износит на середину храма Животворящий Крест Господень, чтобы через это особое благолепное поклонение Кресту Господню, который находится в центре нашего внимания, ещё и ещё раз напомнить нам, какой ценой совершено дело нашего спасения и дарована нам жить вечная.

       Взирая и лобызая Крест Христов, мы видим бездыханное Тело на нём умершего за нас Христа. Он умер после бесчеловечных, жестоких страданий, после излияния Его Пречистой Крови, дарующей жизнь всему миру. Мы видим Спасителя, распятого за наши грехи. Крест- это радостный символ христианской веры. Смертью на кресте не завершилась земная жизнь нашего Спасителя, за ним последовало Воскресение победоносное, радостное — Воскресение Его из мёртвых. Крест знаменует следующее за ним Воскресение и победу Христа над дьяволом и над самой смертью, которая довлела над человеческим родом. Церковь износит крест, чтобы в нас вдохнуть силы, чтобы даровать поддержку и силы каждому человеку в середине Великого поста. Особенно тем, кто уже в какой-то степени устал от внешних подвигов, ограничивающих жизнь человека, и в плане воздержания в пище, и телесного воздержания и поста. В этом воздержании должны участвовать все органы чувств человека, щадящие и оберегающие человека от всякого греха, входящего в нас с той или иной внешней стороны.

       Господь показывает нам Его Животворящий Крест, тем самым напоминая, что и в нашей жизни должен быть крест, который дарует и нам спасение. Святые отцы, в частности, Силуан Афонский, в этом смысле говорят такие слова, что в раю нераспятых нет. Наследование райских обителей человек получает только после несения своего жизненного креста. В Евангелии от Марка, которое сегодня читалось, об этом и говорится: «Кто хочет идти за Мною,  отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8;34).

       Кто хочет идти за Христом? Этот вопрос для христианина как бы и не должен задаваться, потому что ответ подразумевается сам собой. Христовыми мы стали в момент крещения в купели, соединяя жизнь свою со Христом, умершим за нас и воскресшим. Мы являемся христи-анами, Его последователями, и поэтому следование за Христом должно быть как естественное произволение, проявление нашей жизни, как само собой разумеющиеся вещи. А далее Господь говорит о некоторых признаках, которые мы должны сохранить и исполнить, чтобы быть Христовыми.

       «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя» — это первый совет Господа, данный нам в этом отношении — отвержение себя, чтобы мы с вами не думали о своём. Как говорит апостол Павел: «Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию» (Рим. 15;2). Отвержение себя состоит в том, чтобы мы жили ради других, чтобы мы преодолевали свой эгоизм, обращённость жизни на самих себя. Это отвержение себя — отвержение несовершенной падшей греховной природы, которая всё притягивает к себе, всегда думает о себе, о своём благоденствии, о своих благах и жизни в удовольствии и в комфорте. И Господь говорит, что не так должно быть, это надо всё отвергнуть, и отвергнуть, порой, все наши греховные пристрастия и удовольствия, тот греховный образ жизни, который становится нашей второй природой, как бы вторым «Я» человека. И поэтому Господь говорит, отвергнуться себя, всего этого наносного, греховного, несовершенного, вводящего человека в грех — отвергнуть это от себя, отстранить, победить это, и чтобы жизнь была направлена не к себе, а к угождению Богу и ближнему. Отвержение себя должно проявляться во всей жизни человека: во взаимоотношениях с близки-ми и родными, кровными родственниками; чтобы семейная жизнь была для тебя посвящением своей жизни другому человеку; чтобы муж жил ради жены, жена ради мужа и родители ради детей, а дети ради родителей; чтобы взаимное угождение, услужение другому человеку реально присутствовало в нашей жизни, в наших взаимоотношениях с близкими, родными нашими и вообще с ближними; чтобы мы семейную жизнь свою не воспринимали, как дополнение к невыраженному комфорту, то есть, не в том плане, чтобы жена служила тебе, ублажала, доставляла комфорт, подавала, мыла, убирала и так далее, или муж; а чтобы было взаимное услужение друг другу. Отвергнуться себя — жить ради другого человека, отвергнуть всё греховное, наносное, несовершенное, что не от Бога, а от греха и от дьявола, искушающего человека, что бывает в нашей с вами жизни.

       «Отвергнись себя, и возьми крест свой». Крест — это жизнь наша, исполненная скорбей, болезней, искушений, бед, конфликтов и так далее. Это так называемый внешний крест христианина. Для человека вообще этот внешний крест присущ не только верующему человеку. Господь дарует его каждому, независимо, от того, считает ли человек себя христианином или не считает себя Христовым человеком. Господь желает спасения каждому человеку. Как говорится в Священном Писании: «Бог… хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим. 2;4). И Господь даёт каждому свою меру скорбей. И мера скорбей, которая образует жизненный крест человека, у каждого своя. Она отмерена Богом самым тщательным и необыкновенным образом, как Он положил меру между днём и ночью, меру в круговороте светил, в сиянии звёзд на небе, в морских приливах и отливах и в любом другом физическом явлении, которое существует по установленным Богом законам. И точно так же, ещё в большей степени индивидуально Господь даёт каждому свою меру жизненного креста. И этот крест именно для каждого человека является единственным, неповторимым, уникальным. Нельзя поменяться, взять другой крест, он не будет для тебя посильным, не будет для тебя спасительным.

       В патериках есть рассказ о том, что человек один роптал и выражал неудовольствие Богу, что жизнь его тяжела и хотел жизни другой, хотел поменять свой крест. И тогда Господь даровал ему особое откровение: он был помещён Ангелом в некую комнату, в которой было множество крестов. Кресты там были самые разные: золотые, каменные, большие и малые; кресты, которые несли цари и князья, военачальники, полководцы и государственные мужи. Этот человек долго ходил по комнате и примерял кресты, внешне выбирал, какой больше понравится, поднимал их — и все они были тяжелы для него. И нашел где-то в уголочке деревянный, плохенький, гниленький крестик. Поднял его: «Ой, какой легкий!» взял и обрадо-вался, что наконец-то нашел: «Господи, вот этот мне дай! Вот этот понесу». И услышал голос: «Безумный, это и есть твой крест, который ты несёшь, а все остальные несут те кресты, которые ты примерял к себе и которые для тебя непосильны».

       Такое интересное описание  и такой пример говорит нам о том, что как бы ни тяжелы были страдания человека, любого из нас, всегда есть люди в мире, которые несут гораздо большие скорби, чем мы с вами. А если таких примеров и не найти нам вокруг себя, то для этого Церковь и износит крест на середину храма, чтобы, взирая на него, мы смогли понять, что Господь нёс гораздо тягчайший, намного более тяжёлый крест, чем может нести любой человек, как бы тяжёл и труден ни был его жизненный крест. Да и тяжесть нашего креста, порой, преувеличена нами, потому что в жизни любого человека есть много и радостных моментов, которые забываются в памяти человеческой, но которые роднят человека с вечностью, с Богом, когда человек преисполнен радости, ликования, когда он готов обнять весь мир и каждого человека. Мнимая тяжесть креста образована неблагодарностью человека. Человек впадает в уныние, отчаяние, и кажется ему, что жизнь так тяжела и сам он несчастен. А когда беседуешь с челове-ком, оказывается, что у него все живы-здоровы, никто не болеет, а он работает, и средства к существованию есть, крыша над головой. Чего тебе не хватает, спрашивается? А человек сам не может перебороть это уныние, отчаяние, которое является чисто бесовским искушением. И человек привыкает к этим благам, которые окружают нас. Это грехолюбивая, падшая природа человеческая так устраивает, что человек привыкает ко всему хорошему и не благодарит за это Бога. Доброе, ценное, хорошее человек ощущает только тогда, когда теряет его. Он ощущает радость от вкушения пищи только после подвига воздержания и поста. Он ощущает радость здоровья только после продолжительной болезни, ограничивающей, сковывающей человека, способность мыслить, передвигаться и так далее. Мы ощущаем эти блага только после того, как через какие-то скорби и искушения лишаемся этих благ. Господь и даёт нам эти скорби, как врачующий скальпель хирурга, который отрезает всё опасное для жизни, наносное, злокачественное, болезненное. Так и Господь посылает скорби для нашего с вами очищения.

       Иногда бывают такие состояния, когда без хирургической операции продолжение жизни невозможно. Так и в духовной жизни бывает, что без скорбей невозможно спасти человека. Любые страдания и скорби являются всё равно наказанием Божиим человеку за наши грехи. Только Бог страдал не за чужие грехи, а взяв на Себя грехи всего мира. А любой другой человек, какие бы великие страдания и скорби ни были, страдает за свои грехи. И эти страдания имеют великое значение для человека, и в очах Божиих они имеют особую цену, если человек несёт их с терпением и с покорностью воле Божией. Страданиями, скорбями, болезнями, всем этим многообразием скорбной жизни, которая образует крест человека — именно и спасается человек. Эти страдания идут в зачёт у Бога, компенсируют недостаток добродетелей, недостаток христианской духовной жизни и способность спасти человека и умилостивить правосудие Божие.

       «И возьми крест свой, и следуй за Мною». Если мы говорили, что внешний крест присущ каждому человеку, то он является спасительным только тогда, когда человек его безропотно принимает, когда несёт его вслед за Христом и следует за Христом, не замыкается в своих болезнях, страданиях, в отчаяние не впадает, не начинает хулить Бога, что Он его забыл, а идёт вслед за Христом, неся свой крест с благодарностью Богу и с прохождением жизни со Христом. Человек ищет Господа, в Нём стараясь найти утешение и поддержку в несении креста, стараясь не терять Его из поля своего зрения; искать Его в бедных и нуждающихся, в больных; искать и находить в Его храме Божием; искать Его через Таинство покаяния, в котором человек даёт обещание Богу исправить жизнь и больше не грешить; искать Его в Таинстве причастия Тела и Крови Христовой, в которых Он подлинно входит в естество человека, и тогда человек становится Христовым, становится сотелесником — одной природы со Христом. Это имеет уникальное, величайшее значение.

       Мы прославляем сегодня Крест Христов, но не для того, чтобы заручиться у этого Креста поддержкой в своём безбедном провождении и благополучии жизни. Мы почитаем Крест и носим его на груди не для того только, чтобы Господь нас защищал, хранил, покрывал и поменьше скорбей давал, потому что мы Ему молимся и служим. Это христианство в низшей плоскости, обыденное христианство, в котором нет никакого горения духа, нет подвига, нет устремления к Небу, к высшему, к горнему.

       Несение креста, о котором говорит сегодня Церковь, каждого из нас призывает к большему. Не просто к смиренному терпению своей жизни, а к нахождению таких обстоятельств в жизни, чтобы они роднили нас с Крестом Христовым, чтобы мы брали пример жизни со святых. Например, когда Церковь прославляет в среду память сорока мучеников Севастийских, казалось бы, ну кто их заставлял такую твёрдость в вере проявлять? Ведь можно было бы как-то избежать смерти, слукавить, скрыть веру, продолжив воинскую службу и так далее. Нет, они отвергли всякое лукавство и пошли на страдание и смерть за Господа. Кто заставлял Алексея человека Божиего, которого так любили и любят на Руси, оставить родительский дом, юную невесту после бракосочетания и семнадцать лет жить на паперти Эдесского храма в Сирии, кто его заставлял? Потом, когда он вернулся в родительский дом, кто заставлял его не признаться родителям опять же в течение семнадцати лет и нести подвиг поношения, презрения, насмешек и подвиг особого терпения, добродетельная жизнь которого стала всем очевидна лишь после его кончины. И каких бы святых мы с вами  ни взяли в пример, имена которых мы носим, всегда находим примеры твёрдости, несгибаемой веры. Кто заставлял князей Бориса и Глеба стать страстотерпцами? Например, у князя Бориса была рядом с ним великокняжеская дружина, вооруженные люди, целое войско. А убийцы пришедшие — это два-три наёмных «отморозка», которые не представляли перед войском никакой угрозы. Но Борис и Глеб не захотели проливать братской крови и никакой другой крови. Но до приложения в нашей жизни примеров подвигов святых мы не дотягиваем, да и не стремимся к этому. Мы вообще не думаем об этом.

       Церковь говорит нам, что подлинный, настоящий крест, который спасает человека, должен быть соединён с подвигом. Он должен быть соединен с жертвенным служением, с особой добродетельной жизнью ради блага других, ради блага Церкви, ради служения и Богу, и ближним. Аминь.

19 марта 2017

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

       Дорогие братия и сестры. В третью неделю Великого поста Церковь износит на середину храма Животворящий Крест Господень, чтобы через это особое благолепное поклонение Кресту Господню, который находится в центре нашего внимания, ещё и ещё раз напомнить нам, какой ценой совершено дело нашего спасения и дарована нам жить вечная.

       Взирая и лобызая Крест Христов, мы видим бездыханное Тело на нём умершего за нас Христа. Он умер после бесчеловечных, жестоких страданий, после излияния Его Пречистой Крови, дарующей жизнь всему миру. Мы видим Спасителя, распятого за наши грехи. Крест- это радостный символ христианской веры. Смертью на кресте не завершилась земная жизнь нашего Спасителя, за ним последовало Воскресение победоносное, радостное — Воскресение Его из мёртвых. Крест знаменует следующее за ним Воскресение и победу Христа над дьяволом и над самой смертью, которая довлела над человеческим родом. Церковь износит крест, чтобы в нас вдохнуть силы, чтобы даровать поддержку и силы каждому человеку в середине Великого поста. Особенно тем, кто уже в какой-то степени устал от внешних подвигов, ограничивающих жизнь человека, и в плане воздержания в пище, и телесного воздержания и поста. В этом воздержании должны участвовать все органы чувств человека, щадящие и оберегающие человека от всякого греха, входящего в нас с той или иной внешней стороны.

       Господь показывает нам Его Животворящий Крест, тем самым напоминая, что и в нашей жизни должен быть крест, который дарует и нам спасение. Святые отцы, в частности, Силуан Афонский, в этом смысле говорят такие слова, что в раю нераспятых нет. Наследование райских обителей человек получает только после несения своего жизненного креста. В Евангелии от Марка, которое сегодня читалось, об этом и говорится: «Кто хочет идти за Мною,  отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8;34).

       Кто хочет идти за Христом? Этот вопрос для христианина как бы и не должен задаваться, потому что ответ подразумевается сам собой. Христовыми мы стали в момент крещения в купели, соединяя жизнь свою со Христом, умершим за нас и воскресшим. Мы являемся христи-анами, Его последователями, и поэтому следование за Христом должно быть как естественное произволение, проявление нашей жизни, как само собой разумеющиеся вещи. А далее Господь говорит о некоторых признаках, которые мы должны сохранить и исполнить, чтобы быть Христовыми.

       «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя» — это первый совет Господа, данный нам в этом отношении — отвержение себя, чтобы мы с вами не думали о своём. Как говорит апостол Павел: «Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию» (Рим. 15;2). Отвержение себя состоит в том, чтобы мы жили ради других, чтобы мы преодолевали свой эгоизм, обращённость жизни на самих себя. Это отвержение себя — отвержение несовершенной падшей греховной природы, которая всё притягивает к себе, всегда думает о себе, о своём благоденствии, о своих благах и жизни в удовольствии и в комфорте. И Господь говорит, что не так должно быть, это надо всё отвергнуть, и отвергнуть, порой, все наши греховные пристрастия и удовольствия, тот греховный образ жизни, который становится нашей второй природой, как бы вторым «Я» человека. И поэтому Господь говорит, отвергнуться себя, всего этого наносного, греховного, несовершенного, вводящего человека в грех — отвергнуть это от себя, отстранить, победить это, и чтобы жизнь была направлена не к себе, а к угождению Богу и ближнему. Отвержение себя должно проявляться во всей жизни человека: во взаимоотношениях с близки-ми и родными, кровными родственниками; чтобы семейная жизнь была для тебя посвящением своей жизни другому человеку; чтобы муж жил ради жены, жена ради мужа и родители ради детей, а дети ради родителей; чтобы взаимное угождение, услужение другому человеку реально присутствовало в нашей жизни, в наших взаимоотношениях с близкими, родными нашими и вообще с ближними; чтобы мы семейную жизнь свою не воспринимали, как дополнение к невыраженному комфорту, то есть, не в том плане, чтобы жена служила тебе, ублажала, доставляла комфорт, подавала, мыла, убирала и так далее, или муж; а чтобы было взаимное услужение друг другу. Отвергнуться себя — жить ради другого человека, отвергнуть всё греховное, наносное, несовершенное, что не от Бога, а от греха и от дьявола, искушающего человека, что бывает в нашей с вами жизни.

       «Отвергнись себя, и возьми крест свой». Крест — это жизнь наша, исполненная скорбей, болезней, искушений, бед, конфликтов и так далее. Это так называемый внешний крест христианина. Для человека вообще этот внешний крест присущ не только верующему человеку. Господь дарует его каждому, независимо, от того, считает ли человек себя христианином или не считает себя Христовым человеком. Господь желает спасения каждому человеку. Как говорится в Священном Писании: «Бог… хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим. 2;4). И Господь даёт каждому свою меру скорбей. И мера скорбей, которая образует жизненный крест человека, у каждого своя. Она отмерена Богом самым тщательным и необыкновенным образом, как Он положил меру между днём и ночью, меру в круговороте светил, в сиянии звёзд на небе, в морских приливах и отливах и в любом другом физическом явлении, которое существует по установленным Богом законам. И точно так же, ещё в большей степени индивидуально Господь даёт каждому свою меру жизненного креста. И этот крест именно для каждого человека является единственным, неповторимым, уникальным. Нельзя поменяться, взять другой крест, он не будет для тебя посильным, не будет для тебя спасительным.

       В патериках есть рассказ о том, что человек один роптал и выражал неудовольствие Богу, что жизнь его тяжела и хотел жизни другой, хотел поменять свой крест. И тогда Господь даровал ему особое откровение: он был помещён Ангелом в некую комнату, в которой было множество крестов. Кресты там были самые разные: золотые, каменные, большие и малые; кресты, которые несли цари и князья, военачальники, полководцы и государственные мужи. Этот человек долго ходил по комнате и примерял кресты, внешне выбирал, какой больше понравится, поднимал их — и все они были тяжелы для него. И нашел где-то в уголочке деревянный, плохенький, гниленький крестик. Поднял его: «Ой, какой легкий!» взял и обрадо-вался, что наконец-то нашел: «Господи, вот этот мне дай! Вот этот понесу». И услышал голос: «Безумный, это и есть твой крест, который ты несёшь, а все остальные несут те кресты, которые ты примерял к себе и которые для тебя непосильны».

       Такое интересное описание  и такой пример говорит нам о том, что как бы ни тяжелы были страдания человека, любого из нас, всегда есть люди в мире, которые несут гораздо большие скорби, чем мы с вами. А если таких примеров и не найти нам вокруг себя, то для этого Церковь и износит крест на середину храма, чтобы, взирая на него, мы смогли понять, что Господь нёс гораздо тягчайший, намного более тяжёлый крест, чем может нести любой человек, как бы тяжёл и труден ни был его жизненный крест. Да и тяжесть нашего креста, порой, преувеличена нами, потому что в жизни любого человека есть много и радостных моментов, которые забываются в памяти человеческой, но которые роднят человека с вечностью, с Богом, когда человек преисполнен радости, ликования, когда он готов обнять весь мир и каждого человека. Мнимая тяжесть креста образована неблагодарностью человека. Человек впадает в уныние, отчаяние, и кажется ему, что жизнь так тяжела и сам он несчастен. А когда беседуешь с челове-ком, оказывается, что у него все живы-здоровы, никто не болеет, а он работает, и средства к существованию есть, крыша над головой. Чего тебе не хватает, спрашивается? А человек сам не может перебороть это уныние, отчаяние, которое является чисто бесовским искушением. И человек привыкает к этим благам, которые окружают нас. Это грехолюбивая, падшая природа человеческая так устраивает, что человек привыкает ко всему хорошему и не благодарит за это Бога. Доброе, ценное, хорошее человек ощущает только тогда, когда теряет его. Он ощущает радость от вкушения пищи только после подвига воздержания и поста. Он ощущает радость здоровья только после продолжительной болезни, ограничивающей, сковывающей человека, способность мыслить, передвигаться и так далее. Мы ощущаем эти блага только после того, как через какие-то скорби и искушения лишаемся этих благ. Господь и даёт нам эти скорби, как врачующий скальпель хирурга, который отрезает всё опасное для жизни, наносное, злокачественное, болезненное. Так и Господь посылает скорби для нашего с вами очищения.

       Иногда бывают такие состояния, когда без хирургической операции продолжение жизни невозможно. Так и в духовной жизни бывает, что без скорбей невозможно спасти человека. Любые страдания и скорби являются всё равно наказанием Божиим человеку за наши грехи. Только Бог страдал не за чужие грехи, а взяв на Себя грехи всего мира. А любой другой человек, какие бы великие страдания и скорби ни были, страдает за свои грехи. И эти страдания имеют великое значение для человека, и в очах Божиих они имеют особую цену, если человек несёт их с терпением и с покорностью воле Божией. Страданиями, скорбями, болезнями, всем этим многообразием скорбной жизни, которая образует крест человека — именно и спасается человек. Эти страдания идут в зачёт у Бога, компенсируют недостаток добродетелей, недостаток христианской духовной жизни и способность спасти человека и умилостивить правосудие Божие.

       «И возьми крест свой, и следуй за Мною». Если мы говорили, что внешний крест присущ каждому человеку, то он является спасительным только тогда, когда человек его безропотно принимает, когда несёт его вслед за Христом и следует за Христом, не замыкается в своих болезнях, страданиях, в отчаяние не впадает, не начинает хулить Бога, что Он его забыл, а идёт вслед за Христом, неся свой крест с благодарностью Богу и с прохождением жизни со Христом. Человек ищет Господа, в Нём стараясь найти утешение и поддержку в несении креста, стараясь не терять Его из поля своего зрения; искать Его в бедных и нуждающихся, в больных; искать и находить в Его храме Божием; искать Его через Таинство покаяния, в котором человек даёт обещание Богу исправить жизнь и больше не грешить; искать Его в Таинстве причастия Тела и Крови Христовой, в которых Он подлинно входит в естество человека, и тогда человек становится Христовым, становится сотелесником — одной природы со Христом. Это имеет уникальное, величайшее значение.

       Мы прославляем сегодня Крест Христов, но не для того, чтобы заручиться у этого Креста поддержкой в своём безбедном провождении и благополучии жизни. Мы почитаем Крест и носим его на груди не для того только, чтобы Господь нас защищал, хранил, покрывал и поменьше скорбей давал, потому что мы Ему молимся и служим. Это христианство в низшей плоскости, обыденное христианство, в котором нет никакого горения духа, нет подвига, нет устремления к Небу, к высшему, к горнему.

       Несение креста, о котором говорит сегодня Церковь, каждого из нас призывает к большему. Не просто к смиренному терпению своей жизни, а к нахождению таких обстоятельств в жизни, чтобы они роднили нас с Крестом Христовым, чтобы мы брали пример жизни со святых. Например, когда Церковь прославляет в среду память сорока мучеников Севастийских, казалось бы, ну кто их заставлял такую твёрдость в вере проявлять? Ведь можно было бы как-то избежать смерти, слукавить, скрыть веру, продолжив воинскую службу и так далее. Нет, они отвергли всякое лукавство и пошли на страдание и смерть за Господа. Кто заставлял Алексея человека Божиего, которого так любили и любят на Руси, оставить родительский дом, юную невесту после бракосочетания и семнадцать лет жить на паперти Эдесского храма в Сирии, кто его заставлял? Потом, когда он вернулся в родительский дом, кто заставлял его не признаться родителям опять же в течение семнадцати лет и нести подвиг поношения, презрения, насмешек и подвиг особого терпения, добродетельная жизнь которого стала всем очевидна лишь после его кончины. И каких бы святых мы с вами  ни взяли в пример, имена которых мы носим, всегда находим примеры твёрдости, несгибаемой веры. Кто заставлял князей Бориса и Глеба стать страстотерпцами? Например, у князя Бориса была рядом с ним великокняжеская дружина, вооруженные люди, целое войско. А убийцы пришедшие — это два-три наёмных «отморозка», которые не представляли перед войском никакой угрозы. Но Борис и Глеб не захотели проливать братской крови и никакой другой крови. Но до приложения в нашей жизни примеров подвигов святых мы не дотягиваем, да и не стремимся к этому. Мы вообще не думаем об этом.

       Церковь говорит нам, что подлинный, настоящий крест, который спасает человека, должен быть соединён с подвигом. Он должен быть соединен с жертвенным служением, с особой добродетельной жизнью ради блага других, ради блага Церкви, ради служения и Богу, и ближним. Аминь.

Предыдущая проповедь

12 марта 2017

Святитель Григорий Палама
Следующая проповедь

26 марта 2017

Памяти преп. Иоанна Лествичника

Все проповеди за 2017 год

декабрь 2017

ноябрь 2017

октябрь 2017

сентябрь 2017

август 2017

июль 2017

июнь 2017

май 2017

апрель 2017

март 2017

февраль 2017

январь 2017

Разделы Сообщение Контакты
Отправить сообщение

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с ФЗ №152-ФЗ от 27.07.2006 года «О персональных данных».

Православная местная религиозная организация Приход храма Спаса Нерукотворного Образа на «Дороге жизни» г. Всеволожска Выборгской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Ленинградская область, г. Всеволожск, ул. Шишканя 11А
8:00 - 20:00