Храм Спаса Нерукотворного Образа

Русская Православная Церковь, Выборгская епархия

+7 (813-70) 34-486
Всеволожск, ул. Шишканя 11А
закрыть

Искушение Христа законником

Дорогие братия и сестры. Сегодняшний воскресный день содержит очень много нравственных побуждений к нашему исправлению и улучшению жизни нашей. Сегодня память удивительных святых: Петра и Февронии Муромских, их икона находится у нас в алтаре; Геннадия, патриарха Цареградского, в храме также есть его икона; Киприана, епископа Карфагенского.

Вкратце отметим самые важные, самые интересные моменты их жизни. Например, князья Пётр и Феврония Муромские, покровители семьи и брака. Почему Церковь воссылает к ним молитву о семейном благополучии? Потому что Пётр совершил подвиг, сохранив семью и презрев княжеские привилегии жизни, которые соединялись с этим высоким статусом. Когда Муромские бояре взбунтовались, потому что Феврония происходила из простого крестьянского рода, и не хотели, чтобы женщина из такого незнатного рода управляла и предводительствовала в их обществе, они сказали князю: «Ты либо другую жену возьми,  либо уходи с княжения». И тогда Пётр тихонечко и спокойно ушёл из Мурома вместе со своей супругой. А потом в Муроме начались несогласие и междоусобица. Бояре стали делить власть, кровь полилась, и тогда послали гонцов к Петру и Февронии в селение, где они остановились, уплыв туда на лодке. И Пётр вместе с Февронией вернулись назад, простили эти обиды, оскорбления, нанесённые им в изгнании и княжили мирно и благополучно до своей кончины. Они были неразлучны в жизни и удивительным образом были погребены в одном гробе. Перед смертью они приняли монашеский постриг, и когда они скончались, то духовенство и люди побоялись исполнить их завет об общем совместном погребении: «Как же так? Они монашеский чин приняли, и вдруг в одном гробе хоронить монаха и монахиню» — это казалось непонятным и неприличным. Но потом, когда разлучили тела по разным гробам, они снова чудесным образом оказывались вместе. И тогда люди поняли, что на то есть особая воля Божия, особый пример такой неразлучности и при жизни, и по смерти.

Пётр и Феврония являются покровителями семьи и брака. Милостью Божией, благодаря покровительству Светланы Медведевой, возродилось это почитание святых Петра и Февронии в Русской Церкви как покровителей семьи. И новый праздник у нас появился в день Петра и Февронии: день семьи и верности. Слава Богу, что у нас есть такие прекраснейшие примеры в отечественной истории, на которые мы можем опираться, равняться, и молиться этим святым, чтобы наша жизнь была хотя бы приблизительно похожа на их святую жизнь.

Сегодня также память патриарха Геннадия Цареградского. Он жил в пятом веке и был необыкновенно благочестивым патриархом. И вот интересный момент из его жизни. Ему доносили его помощники, что в одном храме есть недостойный священнослужитель, именем Харисим, который ведёт себя неподобающим образом. Но патриарх терпел, не принимал никаких мер. А  потом, когда уже чаша его терпения переполнилась, и народ стал соблазняться недостойной жизнью этого священнослужителя, он поступает интересным образом: посылает своего дьякона в тот храм. А в этом храме, в котором служил этот недостойный священнослужитель, были мощи мученика Елевферия. И патриарх послал дьякона к мученику Елевферию сказать ему, пусть он наведёт порядок в своём храме, где есть недостойный клирик Харисим, который не внимает никаким наставлениям: «Либо вразуми его, либо разберись сам». И что вы думаете? На следующее утро того недостойного клирика нашли мёртвым. Вот такова была сила веры и молитвы патриарха Геннадия, предстательство святых, которых он считал устроителями жизни церковной, хозяевами в том храме, где почивают их святые мощи — неразрывная связь Церкви Небесной и земной.

Киприан Карфагенский сегодня празднуется также в Церкви Христовой. В истории было двое святых Киприанов — Киприан Никомидийский, который празднуется вместе с мученицей Иустиной. Тот Киприан был колдуном в своей прошлой жизни, до обращения в христианство. А этот Киприан Карфагенский имел юридическое образование, был адвокатом и вёл сначала жизнь светскую, разгульную. А потом волей или неволей, в конце второго — начале третьего века обратил внимание, что христиане, которых много в Карфагене, в Африке, ведут себя не так, как язычники. Это были более нравственные люди, и учение их более высокое по сравнению с языческими культами. И он стал интересоваться, познакомился с пресвитером Цецилием, который обратил его в веру Православную и крестил его.

Киприан проявлял необыкновенную ревность в служении Господу, так что вскоре был избран пресвитером, а после кончины епископа Карфагенского единодушно был избран епископом, несмотря на то, что было много пресвитеров, более старших его по возрасту и, казалось бы, более опытных, более достойных. Но весь народ просил и требовал, чтобы только Киприан стал епископом. Затем при императоре Декии снова началась эпоха гонений на христиан после периода затишья. И когда в Карфаген пришёл указ императора начать снова гонения, епископов сослать, уничтожить всех христиан, то Киприан Карфагенский на некоторое время удалился из города и пребывал где-то в горных ущельях. Оттуда он писал множество писем и посланий своей пастве, укрепляя её на мученический подвиг, потому что кровь христиан тогда, в середине второго-третьего века, полилась рекой. И затем Киприан, когда понял, что воля Божия уже состоит в том, чтобы и он открыто пошёл, вернулся в свой город и принял мучения, он это сделал безбоязненно и мученически пострадал за Христа. Он отдал свою жизнь за верность заповедям Христовым и самому Господу даже до конца своей жизни, до пролития крови.

Киприану Карфагенскому принадлежит известное изречение: «Кому Церковь не мать, тому Бог не отец». Он очень большое внимание уделял единству Церкви, значению епископа в Церкви, правильному устроению церковной жизни. Что касается епископа, он, например, говорил, что епископа нет без Церкви, и Церкви нет без епископа – в этом взаимосвязанность епископского служения с Церковью Христовой.

Во времена Киприана Карфагенского, когда он удалился от своей паствы, многие христиане, к сожалению, стали отпадать от верности Церкви, не готовы были к мучениям. Они поступали различным образом: одни под покровом ночи избегали освидетельствования при принесении жертвы идолам; другие давали взятки, и за денежки выдавали им бумаги, что принесли жертву; третьи лицемерили — бросали благовония на жертвенник, а потом каялись и возвращались в Церковь и так далее. Появилось множество отступников от веры. И тогда появилась такая древняя традиция, сформировавшаяся в эпоху гонений, когда исповедники (это те, кто выжили, приняв мучения за Христа) давали отпавшим христианам поручительные бумаги, некие свидетельства подлинного, настоящего покаяния. И поскольку исповедники, как мученики, оставшиеся в живых, были славой Церкви земной, то к их мнению очень прислушивались. Но затем начались беззакония, и эти свидетельства исповедников отпавшим христианам стали выдаваться вдоль и поперёк, всем подряд, не вникая в обстоятельства их отречения от Господа. И Киприан тогда восстал против такого легкомысленного отношения ко греху и легкомысленного отношения к Церкви и требовал  тщательного рассмотрения обстоятельств этой слабости человека, причин его отречения от Христа. Он хотел, чтобы занимались этим пресвитеры, а не просто так, где-то по знакомству, по дружбе или по каким-то иным мотивам люди отпавшие получали эти свидетельства и с легкостью возвращались в Церковь и сразу приступали к таинству Причастия.

Вот, дорогие братия и сестры, память таких великих святых: Петра и Февронии, Геннадия, патриарха Константинопольского и Киприана Карфагенского сегодня прославляет Церковь Христова.  

Евангелие сегодняшнее посвящено напоминанию нам о самом важном в Законе Божием, о двух заповедях: о любви к Богу и о любви к ближнему. Этот вопрос задаёт некий законник, который искушал Христа, хотел поймать Его, спровоцировать на какую-нибудь богословскую ошибку. Каверзность вопроса состояла в том, чтобы из десяти заповедей выбрать самую важную. И получалось, что остальные были менее важные, второстепенные. Господь, суммируя основной смысл первых четырёх заповедей, регламентирующих наши отношения к Богу, говорит: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим – сия есть первая и наибольшая заповедь» (Мф. 22; 37). В этих словах все четыре заповеди объединяются: и о почитании субботнего дня, один день в неделю отдавали Ему, не работали для себя, для своей прибыли; и о запрещении идолов; и благоговение к имени Божию, чтобы всуе о Боге не вспоминали; и знали только единого, истинного Бога. А вторая заповедь подобна ей: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и все пророки» (Мф. 22; 39-40). Вторая заповедь о любви к ближнему включает в себя другие шесть заповедей, начиная с почитания родителей; запрещения убийства, прелюбодеяния; запрещения зависти, воровства; лжесвидетельства и так далее. Все эти заповеди могут быть выражены этим одним предложением: возлюби ближнего твоего, как самого себя.

Преподобный авва Дорофей, помогая нам понять взаимосвязанность этих заповедей, предлагал такой образ из уроков геометрии. Окружность, в центре точка, и от окружности радиусы как стрелочки направляются к этой точке. Точка — это Бог, а люди по радиусам устремляются к Нему, к Источнику жизни. Это схема, и суть её состоит в том, что чем ближе к Богу человек, тем радиусы соприкасаются ближе друг к другу, и тем любовь к людям становится более выраженной, чем ближе человек к Богу. И это естественно и очевидно. Если, например, мы вспомним жизнь и служения наших святых, современных нам: Иоанна Крестьянкина, отца Василия Ермакова, старца отца Николая с острова Залита, то мы видим на примере жизни их, что чем ближе человек к Богу, тем к людям они относились как к самым дорогим существам на земле, никого никогда не оскорбив, не обидев. Серафим Саровский всегда с любовью и радостью встречал приходящих к нему словами: «радость моя, Христос воскресе». Какая там радость моя? Может быть, люди несли свои проблемы, горе, отнимали и время, и силы оскудевающие, а старцы принимали их с любовью и радостью, превозмогая немощи.

Дорогие братия и сестры. Господь напоминает нам эти две заповеди: Бога любить больше всего на свете. Мы с вами не исполняем эту заповедь, мы не помним о Боге. И откуда взяться памятованию о Боге, когда утренние и вечерние молитвы через пень колоду; утром сегодня проспал, завтра не встать с кровати — очень спать хочется, не выспался, сериал смотрел. А вечером пришёл замученный, да ещё за грибами надо сходить успеть, ещё чего-нибудь — ну откуда же взять сил на молитву вечернюю. «Господи, прости и помилуй» — и так каждый день или через день. А днём одна суета: денежки зарабатывать надо, и всё мало, и того, и другого надо успеть, и в том помочь. А семейная жизнь требует выполнения множества забот: и уроки с детками сделать, да с одним, да со вторым. А если сами не делают, так это же нервные стрессы, почти всем вам известно это.

И вот, дорогие братия и сестры, подумать о Боге не остаётся времени, и Он не в центре наших ни мыслей, ни сердечных помышлений. А ближнего мы как любим? Наша жизнь эгоистична, эгоцентрична. Мы думаем только о самих себе. А ближнего нужно любить как  самого себя. А как мы любим себя? Даём и поспать, и в баньку сходить, и попариться, и поесть хорошо и вкусненько надо несколько раз в день, да условия жизни комфортные и так далее. А ты возьми и поменяйся с соседом всем этим, если ты так его любишь. Вот и любовь вся кончилась, нет её больше. Нет, извините, ближний получается у нас как у иудеев. У них ближние- это братья по крови. Но у нас-то и этого нет. Какая же любовь между русскими? Кто в армии служил, тот помнит, какая там любовь. Попробуй, например, таджиков, узбеков тронь, правда? Они все горой друг за друга. А у русских? Нет у нас даже этого чувства, нет братских отношений как к ближнему, как к дорогому человеку.

Пророк и псалмопевец Давид говорил: «Широка заповедь Твоя, зело» (Пс. 118; 96), невозможно во мгновение взять и исполнить эту заповедь. Получается у нас скорее надутый альтруизм, когда любишь весь мир, улыбаешься, а конкретного человека не видишь, знать не хочешь и избегаешь.

Начинать исполнять эту заповедь любви к ближнему, конечно, нужно со своих, опять же, самых близких людей, кровных родственников: терпеть причуды своих детей – дочери, сына, их неправиль-ные увлечения, стараться как-то мир друг с другом поддерживать, родительскую любовь не потерять. На работе терпеть людей с разными взглядами, с разными традициями: кто глухой, кто орёт на весь кабинет, если вдвоем работают, кто другим чем-то мешает, например, рядом сидящему человеку, и так далее. Надо как-то стараться терпеть друг друга. Апостол Павел говорит: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал. 6; 2). Дай Бог это постигнуть нам и исполнить. Аминь.

13 сентября 2015

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

Дорогие братия и сестры. Сегодняшний воскресный день содержит очень много нравственных побуждений к нашему исправлению и улучшению жизни нашей. Сегодня память удивительных святых: Петра и Февронии Муромских, их икона находится у нас в алтаре; Геннадия, патриарха Цареградского, в храме также есть его икона; Киприана, епископа Карфагенского.

Вкратце отметим самые важные, самые интересные моменты их жизни. Например, князья Пётр и Феврония Муромские, покровители семьи и брака. Почему Церковь воссылает к ним молитву о семейном благополучии? Потому что Пётр совершил подвиг, сохранив семью и презрев княжеские привилегии жизни, которые соединялись с этим высоким статусом. Когда Муромские бояре взбунтовались, потому что Феврония происходила из простого крестьянского рода, и не хотели, чтобы женщина из такого незнатного рода управляла и предводительствовала в их обществе, они сказали князю: «Ты либо другую жену возьми,  либо уходи с княжения». И тогда Пётр тихонечко и спокойно ушёл из Мурома вместе со своей супругой. А потом в Муроме начались несогласие и междоусобица. Бояре стали делить власть, кровь полилась, и тогда послали гонцов к Петру и Февронии в селение, где они остановились, уплыв туда на лодке. И Пётр вместе с Февронией вернулись назад, простили эти обиды, оскорбления, нанесённые им в изгнании и княжили мирно и благополучно до своей кончины. Они были неразлучны в жизни и удивительным образом были погребены в одном гробе. Перед смертью они приняли монашеский постриг, и когда они скончались, то духовенство и люди побоялись исполнить их завет об общем совместном погребении: «Как же так? Они монашеский чин приняли, и вдруг в одном гробе хоронить монаха и монахиню» — это казалось непонятным и неприличным. Но потом, когда разлучили тела по разным гробам, они снова чудесным образом оказывались вместе. И тогда люди поняли, что на то есть особая воля Божия, особый пример такой неразлучности и при жизни, и по смерти.

Пётр и Феврония являются покровителями семьи и брака. Милостью Божией, благодаря покровительству Светланы Медведевой, возродилось это почитание святых Петра и Февронии в Русской Церкви как покровителей семьи. И новый праздник у нас появился в день Петра и Февронии: день семьи и верности. Слава Богу, что у нас есть такие прекраснейшие примеры в отечественной истории, на которые мы можем опираться, равняться, и молиться этим святым, чтобы наша жизнь была хотя бы приблизительно похожа на их святую жизнь.

Сегодня также память патриарха Геннадия Цареградского. Он жил в пятом веке и был необыкновенно благочестивым патриархом. И вот интересный момент из его жизни. Ему доносили его помощники, что в одном храме есть недостойный священнослужитель, именем Харисим, который ведёт себя неподобающим образом. Но патриарх терпел, не принимал никаких мер. А  потом, когда уже чаша его терпения переполнилась, и народ стал соблазняться недостойной жизнью этого священнослужителя, он поступает интересным образом: посылает своего дьякона в тот храм. А в этом храме, в котором служил этот недостойный священнослужитель, были мощи мученика Елевферия. И патриарх послал дьякона к мученику Елевферию сказать ему, пусть он наведёт порядок в своём храме, где есть недостойный клирик Харисим, который не внимает никаким наставлениям: «Либо вразуми его, либо разберись сам». И что вы думаете? На следующее утро того недостойного клирика нашли мёртвым. Вот такова была сила веры и молитвы патриарха Геннадия, предстательство святых, которых он считал устроителями жизни церковной, хозяевами в том храме, где почивают их святые мощи — неразрывная связь Церкви Небесной и земной.

Киприан Карфагенский сегодня празднуется также в Церкви Христовой. В истории было двое святых Киприанов — Киприан Никомидийский, который празднуется вместе с мученицей Иустиной. Тот Киприан был колдуном в своей прошлой жизни, до обращения в христианство. А этот Киприан Карфагенский имел юридическое образование, был адвокатом и вёл сначала жизнь светскую, разгульную. А потом волей или неволей, в конце второго — начале третьего века обратил внимание, что христиане, которых много в Карфагене, в Африке, ведут себя не так, как язычники. Это были более нравственные люди, и учение их более высокое по сравнению с языческими культами. И он стал интересоваться, познакомился с пресвитером Цецилием, который обратил его в веру Православную и крестил его.

Киприан проявлял необыкновенную ревность в служении Господу, так что вскоре был избран пресвитером, а после кончины епископа Карфагенского единодушно был избран епископом, несмотря на то, что было много пресвитеров, более старших его по возрасту и, казалось бы, более опытных, более достойных. Но весь народ просил и требовал, чтобы только Киприан стал епископом. Затем при императоре Декии снова началась эпоха гонений на христиан после периода затишья. И когда в Карфаген пришёл указ императора начать снова гонения, епископов сослать, уничтожить всех христиан, то Киприан Карфагенский на некоторое время удалился из города и пребывал где-то в горных ущельях. Оттуда он писал множество писем и посланий своей пастве, укрепляя её на мученический подвиг, потому что кровь христиан тогда, в середине второго-третьего века, полилась рекой. И затем Киприан, когда понял, что воля Божия уже состоит в том, чтобы и он открыто пошёл, вернулся в свой город и принял мучения, он это сделал безбоязненно и мученически пострадал за Христа. Он отдал свою жизнь за верность заповедям Христовым и самому Господу даже до конца своей жизни, до пролития крови.

Киприану Карфагенскому принадлежит известное изречение: «Кому Церковь не мать, тому Бог не отец». Он очень большое внимание уделял единству Церкви, значению епископа в Церкви, правильному устроению церковной жизни. Что касается епископа, он, например, говорил, что епископа нет без Церкви, и Церкви нет без епископа – в этом взаимосвязанность епископского служения с Церковью Христовой.

Во времена Киприана Карфагенского, когда он удалился от своей паствы, многие христиане, к сожалению, стали отпадать от верности Церкви, не готовы были к мучениям. Они поступали различным образом: одни под покровом ночи избегали освидетельствования при принесении жертвы идолам; другие давали взятки, и за денежки выдавали им бумаги, что принесли жертву; третьи лицемерили — бросали благовония на жертвенник, а потом каялись и возвращались в Церковь и так далее. Появилось множество отступников от веры. И тогда появилась такая древняя традиция, сформировавшаяся в эпоху гонений, когда исповедники (это те, кто выжили, приняв мучения за Христа) давали отпавшим христианам поручительные бумаги, некие свидетельства подлинного, настоящего покаяния. И поскольку исповедники, как мученики, оставшиеся в живых, были славой Церкви земной, то к их мнению очень прислушивались. Но затем начались беззакония, и эти свидетельства исповедников отпавшим христианам стали выдаваться вдоль и поперёк, всем подряд, не вникая в обстоятельства их отречения от Господа. И Киприан тогда восстал против такого легкомысленного отношения ко греху и легкомысленного отношения к Церкви и требовал  тщательного рассмотрения обстоятельств этой слабости человека, причин его отречения от Христа. Он хотел, чтобы занимались этим пресвитеры, а не просто так, где-то по знакомству, по дружбе или по каким-то иным мотивам люди отпавшие получали эти свидетельства и с легкостью возвращались в Церковь и сразу приступали к таинству Причастия.

Вот, дорогие братия и сестры, память таких великих святых: Петра и Февронии, Геннадия, патриарха Константинопольского и Киприана Карфагенского сегодня прославляет Церковь Христова.  

Евангелие сегодняшнее посвящено напоминанию нам о самом важном в Законе Божием, о двух заповедях: о любви к Богу и о любви к ближнему. Этот вопрос задаёт некий законник, который искушал Христа, хотел поймать Его, спровоцировать на какую-нибудь богословскую ошибку. Каверзность вопроса состояла в том, чтобы из десяти заповедей выбрать самую важную. И получалось, что остальные были менее важные, второстепенные. Господь, суммируя основной смысл первых четырёх заповедей, регламентирующих наши отношения к Богу, говорит: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим – сия есть первая и наибольшая заповедь» (Мф. 22; 37). В этих словах все четыре заповеди объединяются: и о почитании субботнего дня, один день в неделю отдавали Ему, не работали для себя, для своей прибыли; и о запрещении идолов; и благоговение к имени Божию, чтобы всуе о Боге не вспоминали; и знали только единого, истинного Бога. А вторая заповедь подобна ей: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и все пророки» (Мф. 22; 39-40). Вторая заповедь о любви к ближнему включает в себя другие шесть заповедей, начиная с почитания родителей; запрещения убийства, прелюбодеяния; запрещения зависти, воровства; лжесвидетельства и так далее. Все эти заповеди могут быть выражены этим одним предложением: возлюби ближнего твоего, как самого себя.

Преподобный авва Дорофей, помогая нам понять взаимосвязанность этих заповедей, предлагал такой образ из уроков геометрии. Окружность, в центре точка, и от окружности радиусы как стрелочки направляются к этой точке. Точка — это Бог, а люди по радиусам устремляются к Нему, к Источнику жизни. Это схема, и суть её состоит в том, что чем ближе к Богу человек, тем радиусы соприкасаются ближе друг к другу, и тем любовь к людям становится более выраженной, чем ближе человек к Богу. И это естественно и очевидно. Если, например, мы вспомним жизнь и служения наших святых, современных нам: Иоанна Крестьянкина, отца Василия Ермакова, старца отца Николая с острова Залита, то мы видим на примере жизни их, что чем ближе человек к Богу, тем к людям они относились как к самым дорогим существам на земле, никого никогда не оскорбив, не обидев. Серафим Саровский всегда с любовью и радостью встречал приходящих к нему словами: «радость моя, Христос воскресе». Какая там радость моя? Может быть, люди несли свои проблемы, горе, отнимали и время, и силы оскудевающие, а старцы принимали их с любовью и радостью, превозмогая немощи.

Дорогие братия и сестры. Господь напоминает нам эти две заповеди: Бога любить больше всего на свете. Мы с вами не исполняем эту заповедь, мы не помним о Боге. И откуда взяться памятованию о Боге, когда утренние и вечерние молитвы через пень колоду; утром сегодня проспал, завтра не встать с кровати — очень спать хочется, не выспался, сериал смотрел. А вечером пришёл замученный, да ещё за грибами надо сходить успеть, ещё чего-нибудь — ну откуда же взять сил на молитву вечернюю. «Господи, прости и помилуй» — и так каждый день или через день. А днём одна суета: денежки зарабатывать надо, и всё мало, и того, и другого надо успеть, и в том помочь. А семейная жизнь требует выполнения множества забот: и уроки с детками сделать, да с одним, да со вторым. А если сами не делают, так это же нервные стрессы, почти всем вам известно это.

И вот, дорогие братия и сестры, подумать о Боге не остаётся времени, и Он не в центре наших ни мыслей, ни сердечных помышлений. А ближнего мы как любим? Наша жизнь эгоистична, эгоцентрична. Мы думаем только о самих себе. А ближнего нужно любить как  самого себя. А как мы любим себя? Даём и поспать, и в баньку сходить, и попариться, и поесть хорошо и вкусненько надо несколько раз в день, да условия жизни комфортные и так далее. А ты возьми и поменяйся с соседом всем этим, если ты так его любишь. Вот и любовь вся кончилась, нет её больше. Нет, извините, ближний получается у нас как у иудеев. У них ближние- это братья по крови. Но у нас-то и этого нет. Какая же любовь между русскими? Кто в армии служил, тот помнит, какая там любовь. Попробуй, например, таджиков, узбеков тронь, правда? Они все горой друг за друга. А у русских? Нет у нас даже этого чувства, нет братских отношений как к ближнему, как к дорогому человеку.

Пророк и псалмопевец Давид говорил: «Широка заповедь Твоя, зело» (Пс. 118; 96), невозможно во мгновение взять и исполнить эту заповедь. Получается у нас скорее надутый альтруизм, когда любишь весь мир, улыбаешься, а конкретного человека не видишь, знать не хочешь и избегаешь.

Начинать исполнять эту заповедь любви к ближнему, конечно, нужно со своих, опять же, самых близких людей, кровных родственников: терпеть причуды своих детей – дочери, сына, их неправиль-ные увлечения, стараться как-то мир друг с другом поддерживать, родительскую любовь не потерять. На работе терпеть людей с разными взглядами, с разными традициями: кто глухой, кто орёт на весь кабинет, если вдвоем работают, кто другим чем-то мешает, например, рядом сидящему человеку, и так далее. Надо как-то стараться терпеть друг друга. Апостол Павел говорит: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал. 6; 2). Дай Бог это постигнуть нам и исполнить. Аминь.

Предыдущая проповедь

6 сентября 2015

Притча о званных
Следующая проповедь

20 сентября 2015

Притча о талантах

Все проповеди за 2015 год

декабрь 2015

ноябрь 2015

октябрь 2015

сентябрь 2015

июнь 2015

апрель 2015

Разделы Сообщение Контакты
Отправить сообщение

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с ФЗ №152-ФЗ от 27.07.2006 года «О персональных данных».

Православная местная религиозная организация Приход храма Спаса Нерукотворного Образа на «Дороге жизни» г. Всеволожска Выборгской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Ленинградская область, г. Всеволожск, ул. Шишканя 11А
8:00 - 20:00