Храм Спаса Нерукотворного Образа

Русская Православная Церковь, Выборгская епархия

+7 (813-70) 34-486
Всеволожск, ул. Шишканя 11А
закрыть

Неделя о мытаре и фарисее

Дорогие братья и сестры! Вот так незаметно, а с другой стороны, молниеносно, быстро мы с вами подошли к подготовительным седмицам Великого поста. И те счастливые, самые верные христиане, кто был на всенощном бдении, сподобились слышать эту покаянную песнь, а для нас, грешных, и сегодня прозвучала на запричастном концерте «Покаяния отверзи мне двери, Жизнодавче». Ещё недавно мы с вами радовались о рождении Христа; праздник Крещения, казалось, только вчера был, и толпы народа приходили, вспоминали о том, что и они православные, и что в церкви что-то дают, и приходили за святой водичкой. За всё слава Богу!

А сегодня стоим мы воистину на пороге начала Великого поста. С этого дня начинается употребление в Церкви новой богослужебной книги, которая называется «Постная триодь». Размышления о Великом посте начинается с «недели о мытаре и фарисее».

Святой Николай Велимирович (Сербский), когда начинал свою проповедь в этот день своей многострадальной сербской пастве, приводил такой пример. Некий человек, хозяин, пришел в лес выбрать несколько деревьев для постройки дома. Как человек опытный, он относился к материалу особо тщательным образом, придирчиво. И вот увидел одно дерево, которое было изумительно ровным и гладким, а когда постучал по нему, внутри оно оказалось гнилое. А увидел другое сучковатое, шероховатое дерево, которое, на первый взгляд, было мало пригодно для строительных целей, а внутри оно было прочное, крепкое. Этот хозяин решил, что лучше возьмёт вот это второсортное дерево, сучковатое, хотя и употребит больше труда, но из него можно будет доски сделать, которые пойдут на постройку дома. Под этими двумя деревьями и подразумеваются мытарь и фарисей. Первое дерево, такое гладкое, изумительно ровное, красивое, к которому и придраться-то не к чему — это фарисей, а второе, шероховатое такое, сучковатое, иногда и не подойдешь к нему близко — это мытарь.

Евангельское повествование о мытаре и фарисее, конечно, христианам всем прекрасно
известно. Но мы освежим его несколько в памяти не для того, что оно неизвестно, малознакомо,
не с этой целью, а чтобы при внимательном прочтении и при благоговейном размышлении
открыть для себя, для своего сердца какие-то новые, примечательные черты, которые при беглом
чтении Евангелия порой ускользают от нашего внимания.                                                     

Два человека пришли в церковь помолиться. Начало притчи прекрасное. Как мало сегодняшних людей, которые идут в церковь молиться. Конечно, это прекрасно, что вошли в церковь помолиться фарисей и мытарь. Кто такие мытари, нам уже известно. В прошлое воскресение мы с вами вспоминали о Закхее и говорили, что это были такие суровые грабители, хищники, которые обирали свои народ, наживались на нем, некие древние рэкетиры , бандиты, в богословии красиво названные мытарями, сборщиками податей, которые обирали народ, предавали его, и на слезах народных сами жили припеваючи.

А второй человек — фарисей, знаток Священного Писания,
строгий исполнитель всех обрядовых предписаний, закона Моисеева. Два совершенно разных,
противоположных человека на первый взгляд: разбойник и праведник пришли в церковь. Как в
Ветхом завете перед Богом были все равны, и все имели право войти в храм и помолиться Богу,
так и сейчас, кем бы человек ни был, что бы собой ни представлял, а перед Богом все равны.
Особенно это чувствуется при погребении человека, когда поётся удивительная стихира
«зрящия безгласна и бездыханна предлежаща» и перечисляется вот этот внезапный момент
смерти и предстояние перед Богом в равном достоинстве: и богатый, и убогий; и «каждый от
своих дел или прославится или постыдится».                                                                   

Фарисей проходит смело и решительно в храм, как знакомое ему место, принадлежащее ему по праву и, поднимая свой взор на небо, произносит такую молитву: «Благодарю Тебя, Господи». Когда слышишь начало этой притчи в Евангелии, рука сама невольно тянется перекреститься и поблагодарить Бога, ведь прекрасное, изумительное это начало молитвы! «Господи, благодарю Тебя». Мы-то с вами редко так молимся, все «дай, Господи, подай того, другого…». Те прошения, которые есть на просительной ектении, на которой хор поёт «подай, Господи» они как бы малозначимы. Мы ещё добавляем: «Дай того, другого». Там нет материальных благ, дьякон не перечисляет их: и зарплаты и пенсии побольше, а мы про себя всё это подразумеваем и молимся.

Если бы в Евангелии остановить стих на этой молитве фарисея, она была бы неподражаема и была бы примером для всех нас. Но дальше он произносит другие слова: «Благодарю Тебя, Господи, что я не такой, как все: хищницы, прелюбодеи, грешницы, или как тот мытарь». Боковым зрением он увидел этого сборщика податей, может быть, как личность, известную в том городе или селении, как и для нас известны в городе основные чиновники. Все их знают, все их видят, а может быть, они носили какую-то специальную одежду, может, ящик носили, как носил ящик для сбора пожертвований Иуда-предатель.

Фарисей в молитве упрекнул, что он не такой, как этот мытарь, он лучше. И дальше перечисляет, почему он лучше: «Пощусь два дня в неделю». Ну, почти христианин, почти среду

и пятницу исполняет.                                                                                                                                                                            

Дело в том, дорогие братия и сестры, что Ветхий завет не предписывал двухдневного поста, это было личное произволение этого фарисея, его личное благочестие, которым он усиливал даже Ветхозаветный закон. Он и приводил это, как исключительный пример, как внешний подвиг, который он исполнял в своей жизни. «Десятую часть от всего, что имею, отдаю Богу» и даже перечисляет: от тмина, аниса и от каких-то ещё растений, которые растут на его участке. Отдаёт десятую часть не только от материальных благ, финансовых, а от всего, что проходит через его руки, через его жизнь. Десятую часть отдает Богу, нищим людям! Наши нынешние христиане и до этого не дотягивают, многие и этого не хотят слышать и знать, говорят, что Церковь Православная и так состоятельная и богатая. В Ветхом завете десятину отдавали, сектанты отдают эту десятину, а у нас — по произволению сердца, а где произволение сердца, там ничего — сплошная нищета и абсолютное безразличие — «Я ничего никому не должен и не обязан никому ничего ни жертвовать, ни давать, ни делиться от своих сокровищ».

Вот так молился фарисей, а мытарь ничего не говорил Богу и не смел взор свой поднять на небо. Почему на небо, а не на потолок церковный? Это не опечатка в Евангелии. Дело в том, что Ветхозаветный храм или походная скиния, палатка, которая сопровождала евреев на пути к обетованной земле или Иерусалимский храм, уже построенный при Соломоне — все они имеют другое строение, чем храм христианский. Святое, святилище и двор церковный, где приносили жертвы и находился простой народ. Во дворе церковном, как за забором приходским, и молились в основном прихожане. В святом содержались основные святыни, святилище, хлебы предложения, семисвечник. А святое святых — это куда первосвященник только однажды в год входил. Эти места были священные, сакральные, малодоступные даже для священных лиц. А народ во дворе церковном стоял и, взирая на открытое прекрасное небо, молился, обращаясь к Богу.

И вот мытарь бил себя в грудь, не смел поднять очи на небо, небо, как символ присутствия Бога, в отличии от тверди земной, и говорил: «Боже, милостив буди мне грешному». И Евангелие оканчивается такими словами: «Говорю вам, что мытарь пошёл домой более оправданным , чем фарисей». Концовка прекрасная, оптимистичная. И вот настолько, наверное, она покорила протестантские сердца вслед за Лютером, потом баптистов и других сектантов, что они так возлюбили эту жизнь мытареву, что больше этого покаянного вздоха, который один раз в жизни произносят при вступлении в ту или иную секту, и знать ничего не знают. Как

прекрасно, Господь всё прощает. Будем жить как мытари, как благоразумный разбойник: всю жизнь грешить, из пороков и страстей не вылезать, а произнесем: «Боже, помилуй меня, грешного», и Господь помилует и спасёт. Не надо ни в храм ходить, ни исповедоваться, ни поститься — это всё внешнее, эти обряды придумали священники, попы, чтобы одурманивать народ, держать его в повиновении, в страхе.

Вот так наши атеисты на страницах советского журнала «Наука и религия» объясняли происхождение религии: «жрецы придумали, чтобы удержать народ первобытного строя в порабощении, в повиновении, в страхе».

И вот, дорогие братья и сестры, о чем хотелось бы сказать и подчеркнуть: мытарево смирение — это прекрасная добродетель, но не дай Бог нам жить, как мытарь, так обирать народ, наживаться на нем, индифферентно, с вольнодумством и вольномыслием относиться к Церкви, её традициям. Святые отцы говорят, что чрезмерная надежда на милосердие Божие является хулой на Духа Святого. Одно из пониманий этого греха — чрезмерная надежда, когда человек ничего не делает ради спасения, а надеется, что Господь по своему милосердию простит и помилует.

Дорогие братья и сестры! Действительно, милосердие Божие неизреченно, какие бы ни были грехи у человека. Они как капля в море: что бы в него ни попадало, оно всё равно очищается, и ничто не омрачает этой бездонной глубины Божественного милосердия, как и в водной физической стихии.

Дорогие братья и сестры, дай Бог нам с вами быть верными Церкви, дай Бог нам помнить о делах и о жизни фарисея в самом высоком и хорошем смысле этого слова, но иметь внутреннее сокрушение мытаря. Не надо думать, что фарисей в этой притче совершенно предстаёт в таком смехотворном виде, как абсолютно отрицательный Евангельский персонаж. Отнюдь нет. Евангелие говорит, что фарисей пошел менее оправданным, чем мытарь. Евангелие предупреждает о гордыне фарисейской, чтобы мы с вами не надмевались своей праведностью и одновременно подчеркивает, что фарисей, говоря юридическим языком, имел право так говорить, потому что он действительно все это исполнял. Мы же с вами, современные христиане, ничего порой не делаем, а гордыня наша не то, что у фарисея, а прямо с демоническим таким привкусом, неприступная гордыня, которая человека держит в таком самолюбовании, самоупоении.

Один из известных поэтов, любимых интеллигенцией, Пастернак говорил, что весь мир тонет в фарисействе, особенно прошлая советская эпоха, среди которой мы с вами жили. Помните, самый могучий, самый победоносный, самый мудрый , талантливый народ и страна, успехи во всех областях жизни: и в науке, и в технике, и в космосе — везде самые передовые технологии и уверенный путь от развитого социализма к коммунизму. Шли-шли, да вот, наверное, не тем путём шли — до коммунизма не дошли, повернули к капитализму.

Дорогие братья и сестры, действительно, та эпоха была пронизана гордыней, начиная от горьковских слов: «Человек — это звучит гордо», — в каждой школе, в каждой аудитории, где преподавались русский язык и литература, одни из классических слов, которые были выбиты на стенах и плакатах: «Человек — это звучит гордо», — до современного выращивания лидеров. Что делается сейчас в современных школах? И чиновники, и администрация, и отдел образования потворствуют сейчас проведению экспериментов в некоторых школах, например, в Южном микрорайоне: воспитание лидеров, школьный парламент, прямо игры какие-то, скоро начнут выбирать президента уже в школьной аудитории. Всё пронизано той же гордыней.

Дорогие братья и сестры! Когда этой гордыне человеческой потакают, тогда и вырастают такие монстры, которые не приспособлены к жизни в человеческом обществе, для которых не ведомо состояние смирения, взаимного уважения, терпения, других христианских добродетелей. О чем хотелось бы еще очень убедительно напомнить и предупредить, дорогие братья и сестры. Этот   пример   фарисейства   крайне   заразителен.   Порой,   не   имея   этих   дел,   внешнего благоугождения, мы с вами во всём становимся похожи на этого Евангельского фарисея: напыщенные, надменные, и благодарим Бога порой за то, что Он привел в храм меня, такого ученого, с одним или двумя «верхними» образованиями. Наконец-то я вошел с поднятой головой в храм Божий, наконец-то Бога удовлетворил своим решительным устремлением к нему «на колеснице добродетелей», как поётся в священных текстах, с некоторой долей иронии.

Вот как проявляется наше фарисейство в жизни. Очень часто, когда приходит к вере один человек в семье, а другие еще только думают о христианстве, присматриваются, очень часто человек погрязает в фарисейском эгоизме. Он начинает всех осуждать, он начинает надмеваться, всех вокруг себя считать за нехристей, даже близких и родных; считать себя праведником. А ведь таких примеров вокруг масса, из тех семей, которых Господь только сейчас призывает к вере. Подчас две родных сестры в одной семье не могут найти общего языка. Две христианки, и та, и другая исповедуются, еще и к старцу ездят. Только не надо старца сюда примешивать, потому что есть глубокая уверенность в том, что об этом отношении, брезгливом и горделивом к родственникам, они никогда не говорят, никогда не советуются с ним. Потому что считают, что об этом не стоит и говорить, «мы и так все знаем, знаем, что мы правы, что мы на верном пути». Хотя человек кается, но не меняет свою гордыню и не выходит из этой личины высокомерия. А дома друг друга ненавидят, не разговаривают, как злые собаки поливают друг друга и супом, и кипятком, вот такое христианство.

Какие примеры еще бывают? Приходит к вере или муж, или жена, и постепенно семья побоку идёт. Перестают исполнять и свои семейные обязанности, и обязанности по дому, как матери, как кормилицы семьи. Нет — храм, нет — паломническая поездка, нет — какое-то собрание, беседа, лекция. В своём храме мало таких мероприятий — весь город объедут, а дети немытые, голодные, больные, муж некормленый, небритый, без внимания. И что же получается в результате? Через неделю, через месяц, уходит муж «на страну далече», какая-то милая пассия появляется на пути, и всё — семья расколота, семья разбита под благовидным предлогом.

Другие примеры бывают, когда люди, которые начинают служить Богу иногда и чины, и звания, и саны священные получают, но не имея духовного руководства, не имея духовных традиций и корней, воспитания, становления, не считая это нужным для себя начинают погружаться в различные юродства. Поучают людей, начинают предсказывать будущее: «надо готовиться, уже скоро» той или иной прихожанке скажет, значит, это пророчество, что умирать пора. И начинает такой священник обрастать почитателями, старицами, а там попадётся какая-нибудь благочестивая чтица или псаломщица рядышком, и пошел тот же служебный духовный блудный роман.

Дорогие братья и сестры! Мы с вами вспоминаем вовсе не аллегории, а реальные факты, которые и на нашем приходе имеют место быть, и в других храмах и весях нашей русской Православной Церкви. Вот что страшно, иногда эти мнимые ревнители закона христианского ещё и подкрепляют себя цитатами из Священного Писания, допустим, «враги человеку -домашние его». Говорят некоторые: «Домашние возненавидели меня, домой не пускают, как на врага народа смотрят. Слава Богу, достиг полноты, Евангелие исполнил. Враги человеку -домашние его, про меня написано. Как Христос справедливо сказал, никто не понимает, мне бы молиться, а зачем и белье гладить, и стирать, и обед готовить —   вокруг одни враги».

Дорогие братья и сестры! Не об этом Священное Писание. Это слова, которые повторил евангелист Матфей. Они взяты от пророка Михея, который предсказывал о рождении Христа. Когда Ирод вызвал мудрецов и спросил, где должно родиться Христу, они отвечали: «В Вифлееме Иудейском, как у пророка Михея написано». Так вот, Михей говорил о том, чтобы никому не доверяли, чтобы отец сыну не доверял, бывает, что невестка и свекровь находятся во враждебных отношениях и т.д.. Настанет такое время, когда все вокруг будут врагами, такое страшное, предательское время, когда в каждом будут видеть врага, когда будут доносить друг на друга, сдавать, отдавать в тюрьмы, доносы писать. Ну, примерно все то, что было в советское

время, когда Павлики Морозовы писали на своих родителей, «стучали», сдавали их, а затем эти дети октября ходили с гордо поднятой головой, потому что они избавились от мракобесных родителей. Об этих страшных временах, которые были, об антихристовом времени, которое когда-то будет, по нашим грехам, но ни в коем случае не о том, что домашние наши, близкие, родные, отец или мать стали врагами, чтобы искусственно мы к этому стремились. Бывают такие состояния, что приходиться выбирать: или Бог или близкие, родные. Но поверьте, в ваших семьях до такого выбора никогда дело не доходило и не дойдет, потому что такой выбор подразумевает титанический труд Богоугождения. Мы должны стоять за Христа, когда попирается Его имя, когда топчут и оскверняют иконы, когда имя Божие поминается, хулится в кощунственных, ругательных выражениях, когда поносится всё святое: Церковь, духовенство. Вот тогда мы должны не согласиться, из чьих бы уст мы не слышали те или иные слова.

Как правило, дорогие братья и сестры, наша гордыня — единственная причина наших семейных, домашних распрей. Поэтому, дорогие братья и сестры, будем помнить, что, придя к вере, мы не должны, как на каком-то буксире неотцепном, тянуть за собой сразу всех близких и родных: и мужа, и жену, и детей сразу, молниеносно. Они должны последовать нашему примеру. Но, к сожалению, примера-то нет, ещё вчера только был или в рядах гонителей Церкви, или из блуда вылез вчера только, а уже «пример» для близких и родных. Рано ещё, дорогие братья и сестры, ещё самим укрепиться и утвердиться в вере надо, и надеяться вобращении наших близких надо больше на Бога, а не на себя, не на свой пример, очень невпечатляющий, малозначимый пример. Умолять надо Бога о прощении своих грехов, о том, что сами упустили и детей, и мужа, и жену, были плохими проповедниками и носителями веры Христовой.

Очень часто еще такая опасность бывает. Все люди здесь семейные, отцы и матери. Вот приходит к вере тот или иной человек, семья побоку, духовная жизнь, платоническая любовь сразу появляется. Зачем семья, зачем супружеские обязанности, зачем всё это второстепенное, это внешнее, мы выше этого и т.д. А вот апостол Павел в послании к коринфянам говорит христианам: «не отлучайтесь друг от друга, разве что по взаимному согласию для упражнения в посте и молитве, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим».

Вот об этом надо помнить, дорогие братья и сестры. Придя к вере, любой человек должен стать неизмеримо лучше, чем он был до сих пор: лучшим мужем, лучшей женой, лучшим сыном или дочерью, лучшим, а не худшим, ненавидящим всё вокруг себя. Он должен стать ярким примером, который повлечёт за собой, который невозможно укрыть, спрятать под спудом, который, как свеча, как ни закрывай, она будет гореть и освещать всё вокруг. Вот о чем мы должны с вами думать и быть достойными христианами. Поэтому, дорогие братья и сестры, дай Бог нам в правильном понимании иметь дела фарисея и исполнять обряды и предписания Церкви, но при этом с мытаревым смирением. И будем помнить, что чтобы мы ни совершили и чего бы ни достигли, если есть гордыня — всё напрасно, любые подвиги, любые чудеса, хоть мёртвых воскрешать. Будет гордыня — всё пойдет прахом, и на Страшном Суде Господь скажет: «Не знаю вас». «Как не знаешь, мы же Твоим именем пророчествовали, чудеса творили, бесов изгоняли». Он скажет: «Отойдите от меня, Я никогда не знал вас! Вы же не смогли спасти свою собственную семью, своих близких и родных не смогли привести к вере, какие христиане, каким примером вы служили для них. Отойдите от меня, Я никогда не знал вас, вы никогда не были истинными христианами».

И вот, дорогие братья и сестры, поэтому Церковь на этой седмице, в которую мы с вами вступаем, немножко умеряет пыл христианской неофитской ревности, запрещает поститься даже в среду и пятницу на этой седмице. Нечего на внешние обряды уповать и ими прикрываться. Не спасут они нас, если не будет любви христианской ко всем, в первую очередь к близким и родным, а затем и ко всем ближним. Аминь. Боже, милостив буди нам, грешным.

17 февраля 2008

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

Дорогие братья и сестры! Вот так незаметно, а с другой стороны, молниеносно, быстро мы с вами подошли к подготовительным седмицам Великого поста. И те счастливые, самые верные христиане, кто был на всенощном бдении, сподобились слышать эту покаянную песнь, а для нас, грешных, и сегодня прозвучала на запричастном концерте «Покаяния отверзи мне двери, Жизнодавче». Ещё недавно мы с вами радовались о рождении Христа; праздник Крещения, казалось, только вчера был, и толпы народа приходили, вспоминали о том, что и они православные, и что в церкви что-то дают, и приходили за святой водичкой. За всё слава Богу!

А сегодня стоим мы воистину на пороге начала Великого поста. С этого дня начинается употребление в Церкви новой богослужебной книги, которая называется «Постная триодь». Размышления о Великом посте начинается с «недели о мытаре и фарисее».

Святой Николай Велимирович (Сербский), когда начинал свою проповедь в этот день своей многострадальной сербской пастве, приводил такой пример. Некий человек, хозяин, пришел в лес выбрать несколько деревьев для постройки дома. Как человек опытный, он относился к материалу особо тщательным образом, придирчиво. И вот увидел одно дерево, которое было изумительно ровным и гладким, а когда постучал по нему, внутри оно оказалось гнилое. А увидел другое сучковатое, шероховатое дерево, которое, на первый взгляд, было мало пригодно для строительных целей, а внутри оно было прочное, крепкое. Этот хозяин решил, что лучше возьмёт вот это второсортное дерево, сучковатое, хотя и употребит больше труда, но из него можно будет доски сделать, которые пойдут на постройку дома. Под этими двумя деревьями и подразумеваются мытарь и фарисей. Первое дерево, такое гладкое, изумительно ровное, красивое, к которому и придраться-то не к чему — это фарисей, а второе, шероховатое такое, сучковатое, иногда и не подойдешь к нему близко — это мытарь.

Евангельское повествование о мытаре и фарисее, конечно, христианам всем прекрасно
известно. Но мы освежим его несколько в памяти не для того, что оно неизвестно, малознакомо,
не с этой целью, а чтобы при внимательном прочтении и при благоговейном размышлении
открыть для себя, для своего сердца какие-то новые, примечательные черты, которые при беглом
чтении Евангелия порой ускользают от нашего внимания.                                                     

Два человека пришли в церковь помолиться. Начало притчи прекрасное. Как мало сегодняшних людей, которые идут в церковь молиться. Конечно, это прекрасно, что вошли в церковь помолиться фарисей и мытарь. Кто такие мытари, нам уже известно. В прошлое воскресение мы с вами вспоминали о Закхее и говорили, что это были такие суровые грабители, хищники, которые обирали свои народ, наживались на нем, некие древние рэкетиры , бандиты, в богословии красиво названные мытарями, сборщиками податей, которые обирали народ, предавали его, и на слезах народных сами жили припеваючи.

А второй человек — фарисей, знаток Священного Писания,
строгий исполнитель всех обрядовых предписаний, закона Моисеева. Два совершенно разных,
противоположных человека на первый взгляд: разбойник и праведник пришли в церковь. Как в
Ветхом завете перед Богом были все равны, и все имели право войти в храм и помолиться Богу,
так и сейчас, кем бы человек ни был, что бы собой ни представлял, а перед Богом все равны.
Особенно это чувствуется при погребении человека, когда поётся удивительная стихира
«зрящия безгласна и бездыханна предлежаща» и перечисляется вот этот внезапный момент
смерти и предстояние перед Богом в равном достоинстве: и богатый, и убогий; и «каждый от
своих дел или прославится или постыдится».                                                                   

Фарисей проходит смело и решительно в храм, как знакомое ему место, принадлежащее ему по праву и, поднимая свой взор на небо, произносит такую молитву: «Благодарю Тебя, Господи». Когда слышишь начало этой притчи в Евангелии, рука сама невольно тянется перекреститься и поблагодарить Бога, ведь прекрасное, изумительное это начало молитвы! «Господи, благодарю Тебя». Мы-то с вами редко так молимся, все «дай, Господи, подай того, другого…». Те прошения, которые есть на просительной ектении, на которой хор поёт «подай, Господи» они как бы малозначимы. Мы ещё добавляем: «Дай того, другого». Там нет материальных благ, дьякон не перечисляет их: и зарплаты и пенсии побольше, а мы про себя всё это подразумеваем и молимся.

Если бы в Евангелии остановить стих на этой молитве фарисея, она была бы неподражаема и была бы примером для всех нас. Но дальше он произносит другие слова: «Благодарю Тебя, Господи, что я не такой, как все: хищницы, прелюбодеи, грешницы, или как тот мытарь». Боковым зрением он увидел этого сборщика податей, может быть, как личность, известную в том городе или селении, как и для нас известны в городе основные чиновники. Все их знают, все их видят, а может быть, они носили какую-то специальную одежду, может, ящик носили, как носил ящик для сбора пожертвований Иуда-предатель.

Фарисей в молитве упрекнул, что он не такой, как этот мытарь, он лучше. И дальше перечисляет, почему он лучше: «Пощусь два дня в неделю». Ну, почти христианин, почти среду

и пятницу исполняет.                                                                                                                                                                            

Дело в том, дорогие братия и сестры, что Ветхий завет не предписывал двухдневного поста, это было личное произволение этого фарисея, его личное благочестие, которым он усиливал даже Ветхозаветный закон. Он и приводил это, как исключительный пример, как внешний подвиг, который он исполнял в своей жизни. «Десятую часть от всего, что имею, отдаю Богу» и даже перечисляет: от тмина, аниса и от каких-то ещё растений, которые растут на его участке. Отдаёт десятую часть не только от материальных благ, финансовых, а от всего, что проходит через его руки, через его жизнь. Десятую часть отдает Богу, нищим людям! Наши нынешние христиане и до этого не дотягивают, многие и этого не хотят слышать и знать, говорят, что Церковь Православная и так состоятельная и богатая. В Ветхом завете десятину отдавали, сектанты отдают эту десятину, а у нас — по произволению сердца, а где произволение сердца, там ничего — сплошная нищета и абсолютное безразличие — «Я ничего никому не должен и не обязан никому ничего ни жертвовать, ни давать, ни делиться от своих сокровищ».

Вот так молился фарисей, а мытарь ничего не говорил Богу и не смел взор свой поднять на небо. Почему на небо, а не на потолок церковный? Это не опечатка в Евангелии. Дело в том, что Ветхозаветный храм или походная скиния, палатка, которая сопровождала евреев на пути к обетованной земле или Иерусалимский храм, уже построенный при Соломоне — все они имеют другое строение, чем храм христианский. Святое, святилище и двор церковный, где приносили жертвы и находился простой народ. Во дворе церковном, как за забором приходским, и молились в основном прихожане. В святом содержались основные святыни, святилище, хлебы предложения, семисвечник. А святое святых — это куда первосвященник только однажды в год входил. Эти места были священные, сакральные, малодоступные даже для священных лиц. А народ во дворе церковном стоял и, взирая на открытое прекрасное небо, молился, обращаясь к Богу.

И вот мытарь бил себя в грудь, не смел поднять очи на небо, небо, как символ присутствия Бога, в отличии от тверди земной, и говорил: «Боже, милостив буди мне грешному». И Евангелие оканчивается такими словами: «Говорю вам, что мытарь пошёл домой более оправданным , чем фарисей». Концовка прекрасная, оптимистичная. И вот настолько, наверное, она покорила протестантские сердца вслед за Лютером, потом баптистов и других сектантов, что они так возлюбили эту жизнь мытареву, что больше этого покаянного вздоха, который один раз в жизни произносят при вступлении в ту или иную секту, и знать ничего не знают. Как

прекрасно, Господь всё прощает. Будем жить как мытари, как благоразумный разбойник: всю жизнь грешить, из пороков и страстей не вылезать, а произнесем: «Боже, помилуй меня, грешного», и Господь помилует и спасёт. Не надо ни в храм ходить, ни исповедоваться, ни поститься — это всё внешнее, эти обряды придумали священники, попы, чтобы одурманивать народ, держать его в повиновении, в страхе.

Вот так наши атеисты на страницах советского журнала «Наука и религия» объясняли происхождение религии: «жрецы придумали, чтобы удержать народ первобытного строя в порабощении, в повиновении, в страхе».

И вот, дорогие братья и сестры, о чем хотелось бы сказать и подчеркнуть: мытарево смирение — это прекрасная добродетель, но не дай Бог нам жить, как мытарь, так обирать народ, наживаться на нем, индифферентно, с вольнодумством и вольномыслием относиться к Церкви, её традициям. Святые отцы говорят, что чрезмерная надежда на милосердие Божие является хулой на Духа Святого. Одно из пониманий этого греха — чрезмерная надежда, когда человек ничего не делает ради спасения, а надеется, что Господь по своему милосердию простит и помилует.

Дорогие братья и сестры! Действительно, милосердие Божие неизреченно, какие бы ни были грехи у человека. Они как капля в море: что бы в него ни попадало, оно всё равно очищается, и ничто не омрачает этой бездонной глубины Божественного милосердия, как и в водной физической стихии.

Дорогие братья и сестры, дай Бог нам с вами быть верными Церкви, дай Бог нам помнить о делах и о жизни фарисея в самом высоком и хорошем смысле этого слова, но иметь внутреннее сокрушение мытаря. Не надо думать, что фарисей в этой притче совершенно предстаёт в таком смехотворном виде, как абсолютно отрицательный Евангельский персонаж. Отнюдь нет. Евангелие говорит, что фарисей пошел менее оправданным, чем мытарь. Евангелие предупреждает о гордыне фарисейской, чтобы мы с вами не надмевались своей праведностью и одновременно подчеркивает, что фарисей, говоря юридическим языком, имел право так говорить, потому что он действительно все это исполнял. Мы же с вами, современные христиане, ничего порой не делаем, а гордыня наша не то, что у фарисея, а прямо с демоническим таким привкусом, неприступная гордыня, которая человека держит в таком самолюбовании, самоупоении.

Один из известных поэтов, любимых интеллигенцией, Пастернак говорил, что весь мир тонет в фарисействе, особенно прошлая советская эпоха, среди которой мы с вами жили. Помните, самый могучий, самый победоносный, самый мудрый , талантливый народ и страна, успехи во всех областях жизни: и в науке, и в технике, и в космосе — везде самые передовые технологии и уверенный путь от развитого социализма к коммунизму. Шли-шли, да вот, наверное, не тем путём шли — до коммунизма не дошли, повернули к капитализму.

Дорогие братья и сестры, действительно, та эпоха была пронизана гордыней, начиная от горьковских слов: «Человек — это звучит гордо», — в каждой школе, в каждой аудитории, где преподавались русский язык и литература, одни из классических слов, которые были выбиты на стенах и плакатах: «Человек — это звучит гордо», — до современного выращивания лидеров. Что делается сейчас в современных школах? И чиновники, и администрация, и отдел образования потворствуют сейчас проведению экспериментов в некоторых школах, например, в Южном микрорайоне: воспитание лидеров, школьный парламент, прямо игры какие-то, скоро начнут выбирать президента уже в школьной аудитории. Всё пронизано той же гордыней.

Дорогие братья и сестры! Когда этой гордыне человеческой потакают, тогда и вырастают такие монстры, которые не приспособлены к жизни в человеческом обществе, для которых не ведомо состояние смирения, взаимного уважения, терпения, других христианских добродетелей. О чем хотелось бы еще очень убедительно напомнить и предупредить, дорогие братья и сестры. Этот   пример   фарисейства   крайне   заразителен.   Порой,   не   имея   этих   дел,   внешнего благоугождения, мы с вами во всём становимся похожи на этого Евангельского фарисея: напыщенные, надменные, и благодарим Бога порой за то, что Он привел в храм меня, такого ученого, с одним или двумя «верхними» образованиями. Наконец-то я вошел с поднятой головой в храм Божий, наконец-то Бога удовлетворил своим решительным устремлением к нему «на колеснице добродетелей», как поётся в священных текстах, с некоторой долей иронии.

Вот как проявляется наше фарисейство в жизни. Очень часто, когда приходит к вере один человек в семье, а другие еще только думают о христианстве, присматриваются, очень часто человек погрязает в фарисейском эгоизме. Он начинает всех осуждать, он начинает надмеваться, всех вокруг себя считать за нехристей, даже близких и родных; считать себя праведником. А ведь таких примеров вокруг масса, из тех семей, которых Господь только сейчас призывает к вере. Подчас две родных сестры в одной семье не могут найти общего языка. Две христианки, и та, и другая исповедуются, еще и к старцу ездят. Только не надо старца сюда примешивать, потому что есть глубокая уверенность в том, что об этом отношении, брезгливом и горделивом к родственникам, они никогда не говорят, никогда не советуются с ним. Потому что считают, что об этом не стоит и говорить, «мы и так все знаем, знаем, что мы правы, что мы на верном пути». Хотя человек кается, но не меняет свою гордыню и не выходит из этой личины высокомерия. А дома друг друга ненавидят, не разговаривают, как злые собаки поливают друг друга и супом, и кипятком, вот такое христианство.

Какие примеры еще бывают? Приходит к вере или муж, или жена, и постепенно семья побоку идёт. Перестают исполнять и свои семейные обязанности, и обязанности по дому, как матери, как кормилицы семьи. Нет — храм, нет — паломническая поездка, нет — какое-то собрание, беседа, лекция. В своём храме мало таких мероприятий — весь город объедут, а дети немытые, голодные, больные, муж некормленый, небритый, без внимания. И что же получается в результате? Через неделю, через месяц, уходит муж «на страну далече», какая-то милая пассия появляется на пути, и всё — семья расколота, семья разбита под благовидным предлогом.

Другие примеры бывают, когда люди, которые начинают служить Богу иногда и чины, и звания, и саны священные получают, но не имея духовного руководства, не имея духовных традиций и корней, воспитания, становления, не считая это нужным для себя начинают погружаться в различные юродства. Поучают людей, начинают предсказывать будущее: «надо готовиться, уже скоро» той или иной прихожанке скажет, значит, это пророчество, что умирать пора. И начинает такой священник обрастать почитателями, старицами, а там попадётся какая-нибудь благочестивая чтица или псаломщица рядышком, и пошел тот же служебный духовный блудный роман.

Дорогие братья и сестры! Мы с вами вспоминаем вовсе не аллегории, а реальные факты, которые и на нашем приходе имеют место быть, и в других храмах и весях нашей русской Православной Церкви. Вот что страшно, иногда эти мнимые ревнители закона христианского ещё и подкрепляют себя цитатами из Священного Писания, допустим, «враги человеку -домашние его». Говорят некоторые: «Домашние возненавидели меня, домой не пускают, как на врага народа смотрят. Слава Богу, достиг полноты, Евангелие исполнил. Враги человеку -домашние его, про меня написано. Как Христос справедливо сказал, никто не понимает, мне бы молиться, а зачем и белье гладить, и стирать, и обед готовить —   вокруг одни враги».

Дорогие братья и сестры! Не об этом Священное Писание. Это слова, которые повторил евангелист Матфей. Они взяты от пророка Михея, который предсказывал о рождении Христа. Когда Ирод вызвал мудрецов и спросил, где должно родиться Христу, они отвечали: «В Вифлееме Иудейском, как у пророка Михея написано». Так вот, Михей говорил о том, чтобы никому не доверяли, чтобы отец сыну не доверял, бывает, что невестка и свекровь находятся во враждебных отношениях и т.д.. Настанет такое время, когда все вокруг будут врагами, такое страшное, предательское время, когда в каждом будут видеть врага, когда будут доносить друг на друга, сдавать, отдавать в тюрьмы, доносы писать. Ну, примерно все то, что было в советское

время, когда Павлики Морозовы писали на своих родителей, «стучали», сдавали их, а затем эти дети октября ходили с гордо поднятой головой, потому что они избавились от мракобесных родителей. Об этих страшных временах, которые были, об антихристовом времени, которое когда-то будет, по нашим грехам, но ни в коем случае не о том, что домашние наши, близкие, родные, отец или мать стали врагами, чтобы искусственно мы к этому стремились. Бывают такие состояния, что приходиться выбирать: или Бог или близкие, родные. Но поверьте, в ваших семьях до такого выбора никогда дело не доходило и не дойдет, потому что такой выбор подразумевает титанический труд Богоугождения. Мы должны стоять за Христа, когда попирается Его имя, когда топчут и оскверняют иконы, когда имя Божие поминается, хулится в кощунственных, ругательных выражениях, когда поносится всё святое: Церковь, духовенство. Вот тогда мы должны не согласиться, из чьих бы уст мы не слышали те или иные слова.

Как правило, дорогие братья и сестры, наша гордыня — единственная причина наших семейных, домашних распрей. Поэтому, дорогие братья и сестры, будем помнить, что, придя к вере, мы не должны, как на каком-то буксире неотцепном, тянуть за собой сразу всех близких и родных: и мужа, и жену, и детей сразу, молниеносно. Они должны последовать нашему примеру. Но, к сожалению, примера-то нет, ещё вчера только был или в рядах гонителей Церкви, или из блуда вылез вчера только, а уже «пример» для близких и родных. Рано ещё, дорогие братья и сестры, ещё самим укрепиться и утвердиться в вере надо, и надеяться вобращении наших близких надо больше на Бога, а не на себя, не на свой пример, очень невпечатляющий, малозначимый пример. Умолять надо Бога о прощении своих грехов, о том, что сами упустили и детей, и мужа, и жену, были плохими проповедниками и носителями веры Христовой.

Очень часто еще такая опасность бывает. Все люди здесь семейные, отцы и матери. Вот приходит к вере тот или иной человек, семья побоку, духовная жизнь, платоническая любовь сразу появляется. Зачем семья, зачем супружеские обязанности, зачем всё это второстепенное, это внешнее, мы выше этого и т.д. А вот апостол Павел в послании к коринфянам говорит христианам: «не отлучайтесь друг от друга, разве что по взаимному согласию для упражнения в посте и молитве, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим».

Вот об этом надо помнить, дорогие братья и сестры. Придя к вере, любой человек должен стать неизмеримо лучше, чем он был до сих пор: лучшим мужем, лучшей женой, лучшим сыном или дочерью, лучшим, а не худшим, ненавидящим всё вокруг себя. Он должен стать ярким примером, который повлечёт за собой, который невозможно укрыть, спрятать под спудом, который, как свеча, как ни закрывай, она будет гореть и освещать всё вокруг. Вот о чем мы должны с вами думать и быть достойными христианами. Поэтому, дорогие братья и сестры, дай Бог нам в правильном понимании иметь дела фарисея и исполнять обряды и предписания Церкви, но при этом с мытаревым смирением. И будем помнить, что чтобы мы ни совершили и чего бы ни достигли, если есть гордыня — всё напрасно, любые подвиги, любые чудеса, хоть мёртвых воскрешать. Будет гордыня — всё пойдет прахом, и на Страшном Суде Господь скажет: «Не знаю вас». «Как не знаешь, мы же Твоим именем пророчествовали, чудеса творили, бесов изгоняли». Он скажет: «Отойдите от меня, Я никогда не знал вас! Вы же не смогли спасти свою собственную семью, своих близких и родных не смогли привести к вере, какие христиане, каким примером вы служили для них. Отойдите от меня, Я никогда не знал вас, вы никогда не были истинными христианами».

И вот, дорогие братья и сестры, поэтому Церковь на этой седмице, в которую мы с вами вступаем, немножко умеряет пыл христианской неофитской ревности, запрещает поститься даже в среду и пятницу на этой седмице. Нечего на внешние обряды уповать и ими прикрываться. Не спасут они нас, если не будет любви христианской ко всем, в первую очередь к близким и родным, а затем и ко всем ближним. Аминь. Боже, милостив буди нам, грешным.

Предыдущая проповедь

10 февраля 2008

Евангелие о Закхее
Следующая проповедь

24 февраля 2008

Неделя о блудном сыне

Все проповеди за 2008 год

декабрь 2008

ноябрь 2008

октябрь 2008

сентябрь 2008

август 2008

июль 2008

июнь 2008

май 2008

март 2008

февраль 2008

январь 2008

Разделы Сообщение Контакты
Отправить сообщение

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с ФЗ №152-ФЗ от 27.07.2006 года «О персональных данных».

Православная местная религиозная организация Приход храма Спаса Нерукотворного Образа на «Дороге жизни» г. Всеволожска Выборгской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Ленинградская область, г. Всеволожск, ул. Шишканя 11А
8:00 - 20:00