Храм Спаса Нерукотворного Образа

Русская Православная Церковь, Выборгская епархия

+7 (813-70) 34-486
Всеволожск, ул. Шишканя 11А
закрыть

Памяти св.прав. Иоанна Кронштадского

Дорогие братия и сестры. В эти предрождественские дни мы с вами имеем прекрасную возможность собраться в храме и помолиться в день памяти особо чтимого святого Петербургской земли, святого праведного отца нашего Иоанна, пресвитера и чудотворца Кронштадтского.

Отец Иоанн совершал своё служение в Кронштадте. Это было его единственным местом священнослужения, которое он получил в Кронштадтском Андреевском соборе после окончания Санкт-Петербургской семинарии и академии. И служил он в этом соборе более пятидесяти лет.

Отец Иоанн родился и вырос в простой семье сельского причетника в Архангельской губернии в местечке Сура. С детства он имел в своём сердце необыкновенную любовь ко Господу и, поступая в духовное учебное заведение, он с юных лет начал реализовывать в своей жизни искреннее, глубокое желание — всю свою жизнь посвятить служению Богу и людям.

Оканчивая духовную академию, он имел такое юношеское рвение — уехать с проповедями Евангелия миссионером в Японию или в Восточную Сибирь. Во второй половине XIX века это было очень востребовано для христианизации и просвещения людей, не знающих Бога, и сейчас это является подвигом и среди духовенства, и среди мирян, которые посвящают себя проповеди Евангелия.

Но затем он оказался в Кронштадте и увидел, что и здесь непаханое поле, что именно здесь надо сеять Слово Божие, здесь люди страждут и погибают во грехах. И поэтому он соглашается на освободившееся место священника в Андреевском соборе, а затем становится его настоятелем.

В течение всей своей священнической жизни он трудится в этом городе. Кронштадт сейчас другой город по сравнению с тем, каким он был в начале XX века. Город морской, где моряки возвращались с каких-то путешествий, имели деньги, пропивали их в кабаках, погрязали в грехах, пьянстве, в пороках, блуде. Ужасающая нищета, порождаемая пьянством, другие грехи, нестроения в семьях, беднота, нищета, сквернословие, злоба, ненависть.

Отец Иоанн побуждал себя к проповеди Евангелия, к усердному служению в Церкви Христовой. Это проявлялось в удивительном подвиге, который могли воплотить в своей жизни очень немногие священники — он каждый день считал своим долгом совершать Божественную Литургию.

Представьте себе, если бы кому-то из вас, из мирян, может быть, в пенсионном возрасте, после многих лет, которые были посвящены работе, предложили бы каждый день приходить в храм на Божественную Литургию? Это невозможно: разные житейские дела, попечения о нуждах, о семейных и бытовых делах и многое другое. В эти заботы погружены и священники, а вот отец Иоанн обещал Богу и исполнил этот благородный порыв — служить каждый день Божественную Литургию. Это выражалось в том, что он вставал каждый день в 4 часа утра, совершал молитвенное правило, затем шёл пешком от своей квартиры в свой храм.

Когда он выходил из дома, множество людей уже с 5 часов утра толпились у парадной, в надежде получить его благословение, испросить молитв в каких-то своих нуждах. И они милостью Божией по молитвам отца Иоанна получали просимое от Господа по его великой вере, дерзновению и любви к людям.

Иоанн Кронштадтский прославился как всероссийский пастырь не только потому, что так усердно служил и каждый день был в храме; и на вечернем богослужении присутствовал всегда. Он часто посещал, в том числе в Санкт-Петербурге, множество больных, обездоленных со словом утешения. Он прославлен Богом за свою необыкновенную любовь к людям.

Эта любовь состояла в том, что он после Литургии шёл в бараки, в подвалы, в подземелья, где жила беднота, где люди были погружены в те страшные пороки, которые мы с вами упомянули, нёс слово утешения, молился за пребывающих в грехах, в пьянстве. И по его молитве люди исцелялись от этих страшных недугов, возвращались к трезвой христианской жизни, мир в семьях восстанавливался.

Отец Иоанн прославился как необыкновенный милостивый пастырь. Сначала кронштадтцев шокировало, когда он раздавал нищим все свои деньги. Но затем зажиточные люди, купцы, которые на своём опыте убедились в силе его молитв, стали жертвовать ему деньги, порой огромные суммы денег, по несколько тысяч рублей. Таким образом, за год через его руки проходило больше миллиона дореволюционных рублей. Это огромнейшие деньги даже для наших времён, а тогда деньги имели совсем другую платежеспособную силу. Кронштадтский пастырь порой раздавал милостыню, не считая эти деньги, не зная, сколько ему давали.

Часто люди приходили в ужас — богатые передавали ему толстые, увесистые конверты с деньгами, а он тут же отдавал их кому-то просящему. Они говорили:

— Батюшка, ты что, там же пять тысяч рублей!

— Вы же дали их мне, и я вправе распорядиться этими деньгами так, как считаю нужным.

Из-за этой необыкновенной любви у отца Иоанн было непонимание с близкими, в том числе в семье. Матушка его, приснопамятная Елизавета, ходила к Петербургскому митрополиту Исидору и жаловалась на своего супруга, что он все деньги раздаёт, а в семью ничего не несёт.

Когда мать отца Иоанна приехала к нему из Суры, она, проведя всю свою жизнь в нищете, в бедноте, тоже не понимала своего сына. И отец Иоанн Кронштадтский очень скорбел, не находя понимания в семье, среди самых близких в своём благородном служении людям.

Желая посвятить всю свою жизнь Богу, отец Иоанн Кронштадтский подъял на себя в семейной жизни удивительный подвиг: по сути он жил монашеской жизнью, и с матушкой они жили, как брат с сестрой. Это тоже было нетрадиционно ни тогда, ни сейчас; это было подвигом. Матушка также ходила к митрополиту и по этому вопросу. Отец Иоанн Кронштадтский терпел эти скорби и непонимания от близких и родных. Об этом он пишет в многочисленных своих дневниках, которые он стал писать каждый день с момента священнического служения в течение шестидесяти лет до последних своих дней.

Святой Иоанн Кронштадтский построил своим усердием и финансовой помощью множество храмов, Пюхтинский монастырь, основной Успенский собор. Благодаря его молитве и помощи возник и монастырь Иоанна Рыльского, его небесного покровителя на Карповке, где под спудом хранятся его святые мощи. И множество-множество других храмов он посещал, давал им импульс, давал благословение, во многие приезжал на освящение. В Пскове главный храм Симанского монастыря тоже воссоздан по его благословению и при его помощи. И так по всей России.

Среди всех священников, когда-либо служивших, и современных священников Русской Церкви он является самым выдающимся, самым необыкновенным, самым прекрасным, и все священники, вместе взятые, не смогут сравниться с ним в его святости жизни, в его необыкновенном подвиге ради Христа.

Святость священника была нетрадиционной, в общем-то, для русского благочестия. Русские люди могли видеть святость в князе, который полагает свою жизнь для сохранения земли своей, когда князья строили и украшали храмы Божии. Русские люди привыкли видеть святость в монастырях, в подвижниках благочестия, во множестве юродивых, которыми славна была всегда Русская земля. Но среди этих традиционных разрядов, Иоанн Кронштадтский являет собой удивительный пример святого священника.

Эта святость была его трудным крестом, он не находил понимания у священноначалия, и с митрополитом Исидором у них были очень непростые взаимоотношения. Он в дневниках своих говорит, что молится о духовном своём начальстве и просит у Господа терпения и помощи.

Борьбу с грехом он вёл до последнего дня своей жизни. В дневниках 1908 года он рассказывает, что тот или другой случай возбудил в нём какие-то греховные страсти. Например, он описывает, как он ехал на извозчике и какие-то нищие просили денег. Он бросил им несколько серебряных монет, потому что остановиться было невозможно, а эти бомжи, эти нищие кричали: «Чего, поп, так мало даёшь!» Эти слова слышит пастырь, в нём возникает минутное какое-то недовольство, злоба. Он замечает эти порывы греховные и тут же кается, прося помощи Божией, прося исцеления от этого несовершенства природы человеческой, с которой он боролся, которую превозмогал милостью и помощью Божией в течение всей своей жизни.

Иоанн Кронштадтский не родился святым, не был сверхчеловеком. Он был таким же, как и мы с вами, но его бесконечная, необыкновенная любовь к Богу, которую он стремился воплотить, делала его другим. Бог через него творил великие чудеса.

Иоанн Кронштадтский воскрешал мёртвых, исцелял больных. Его звал умирающий Александр III в Ливадию. И там он с пламенной молитвой обращался к Богу, чтобы Господь продлил жизнь императора и с недоумением констатировал: «Господи, сколько Ты через меня совершил чудес; и мёртвые воскресали, а здесь Твои чудеса как-то не присутствуют, и не можем мы вымолить у Тебя здравие. Да будет воля Твоя, Господи, видно, Тебе так угодно».

В Кронштадтский Андреевский собор каждый день приносили по мешку писем с соседней почты. Её открыли в Кронштадте специально для приёма корреспонденции, которая шла только для отца Иоанна Кронштадтского. Весь город не получал столько писем и телеграмм, как один отец Иоанн Кронштадтский.

Прочитать все эти письма было физически невозможно. И вот так мешком приносили их помощники в алтарь к жертвеннику. Иоанн Кронштадтский благословлял эти записки своей дерзновенной молитвой: «Господи, исполни молитвы и просьбы тех людей, которые выражены в этих записках и телеграммах». И Господь слышал молитву пастыря, люди потом с благодарностью присылали телеграммы, благодарили за помощь в тех или иных своих нуждах.

Иоанн Кронштадтский черпал свои духовные силы, ежедневно причащаясь Святых Христовых Тайн. Он не мог насытиться и словами Священного Писания. Современники передают такую удивительную подробность: на вечернем богослужении он очень часто выходил к чтецам и читал сам и каноны, и другие последования, положенные на вечерней службе, чтобы полнее насытить душу свою этими великими словами Священных тестов.

И народ толпами шёл в Андреевский собор, он вмещал более пяти тысяч людей. Причастие затем продолжалось около двух часов, больше, чем Божественная Литургия. Многие штатные священники помогали причащать Иоанн Кронштадтскому.

Поисповедовать пять тысяч людей было абсолютно нереально. Иоанн Кронштадтский вводит практику общей исповеди. Но они проводились им не в такой форме, как имеют место сейчас, с напоминанием, перечислением грехов, а он мог так их проводить, что люди каялись в своих грехах здесь же, стоя в храме, не стыдились, не боялись никого, как в древней Церкви, когда исповедь была публичной.

За годы своего служения он значительно изменил город в нравственном плане. Он однажды увидел, что недостаточно помогать разово нищим, бедным, обездоленным. Он строит дома трудолюбия в Кронштадте, где эти нищие, бомжи могли приобрести какие-то специальности и иногда даже деньги получали за свой труд в этих устроенных Иоанном Кронштадтским мастерских. Вот таким образом всю свою жизнь Иоанн Кронштадтский отдал на служение людям, Церкви и Богу.

Его очень не любили революционеры, потому что он предрекал ужас кровавых дней 1917 года, взывал, обращался к людям с призывом опомниться, быть верными царю. В почитании царя видел основу сохранения мира, величия и силы России.

Он видел эти страшные революционные поползновения. Однажды во время службы в соборе он сам испытал страшное кощунство, когда один матрос-революционер выбил чашу из его рук, и кровь разлилась на мраморных ступенях. Другой матрос поднялся во время богослужения на солею и от лампадки у иконостаса закурил сигарету. И народ, видя эти страшные кощунства, находясь во множестве в храме, безмолвствовал, ничего не сделал с этими негодяями, как ничего не сделал с ними и в 1917 году. И вся Россия была погружена в кровавые репрессии, которые длились несколько десятков лет.

Интересно, что при советской власти, уже в наше с вами время, которое мы помним, представители КГБ, которые контролировали издание незначительной церковной литературы, например, Журнала Московской Патриархии, никогда не допускали, чтобы в проповедях священников упоминалось имя Иоанна Кронштадтского, потому что подспудно сохранялась ненависть к тому, кто обличал этот строй, который ворвался в нашу с вами жизнь. И тогда священники, понимая, что КГБ кроме Иоанна Кронштадтского ничего не знает, говорили о том же, только называли его либо «пастырем Сергиевым», либо «всероссийским батюшкой».

И таким образом, какие-то крупицы воспоминаний проходили и к современникам нашим, к тем верующим, которые сохраняли свою веру во Христа в советское время.

Помолимся и мы, дорогие братия и сестры, этому выдающемуся всероссийскому пастырю Иоанну Кронштадтскому, чтобы по его молитвам Господь хранил нашу землю в мире и процветании; чтобы Господь хранил Церковь нашу в единстве среди священноначалия с паствой, с народом; чтобы этим единством и взаимной любовью мы были сильны перед всеми, кто ненавидит имя Христово.

Будем молиться и брать пример с праведного Иоанна Кронштадтского, чтобы такую же ревность в борьбе со своим грехом в своей жизни имел бы каждый из нас. Может, кто-то возымеет такую ревность и с этого момента будет вести духовный дневник и замечать, чем ты сегодня согрешил на службе, кого ты толкнул, кого не пропустил, кому позавидовал, кого утром, просыпаясь дома или добираясь сюда, обидел. Чтобы замечали мы эти малейшие проявления греха, потому что без этого не бывает духовной жизни, и никуда мы с вами без этой борьбы со грехом не придём.

Господь да дарует всем нам любовь и ревность о славе Божией в нашей с вами жизни, в личной и в общественной. Аминь.

2 января 2019

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

Дорогие братия и сестры. В эти предрождественские дни мы с вами имеем прекрасную возможность собраться в храме и помолиться в день памяти особо чтимого святого Петербургской земли, святого праведного отца нашего Иоанна, пресвитера и чудотворца Кронштадтского.

Отец Иоанн совершал своё служение в Кронштадте. Это было его единственным местом священнослужения, которое он получил в Кронштадтском Андреевском соборе после окончания Санкт-Петербургской семинарии и академии. И служил он в этом соборе более пятидесяти лет.

Отец Иоанн родился и вырос в простой семье сельского причетника в Архангельской губернии в местечке Сура. С детства он имел в своём сердце необыкновенную любовь ко Господу и, поступая в духовное учебное заведение, он с юных лет начал реализовывать в своей жизни искреннее, глубокое желание — всю свою жизнь посвятить служению Богу и людям.

Оканчивая духовную академию, он имел такое юношеское рвение — уехать с проповедями Евангелия миссионером в Японию или в Восточную Сибирь. Во второй половине XIX века это было очень востребовано для христианизации и просвещения людей, не знающих Бога, и сейчас это является подвигом и среди духовенства, и среди мирян, которые посвящают себя проповеди Евангелия.

Но затем он оказался в Кронштадте и увидел, что и здесь непаханое поле, что именно здесь надо сеять Слово Божие, здесь люди страждут и погибают во грехах. И поэтому он соглашается на освободившееся место священника в Андреевском соборе, а затем становится его настоятелем.

В течение всей своей священнической жизни он трудится в этом городе. Кронштадт сейчас другой город по сравнению с тем, каким он был в начале XX века. Город морской, где моряки возвращались с каких-то путешествий, имели деньги, пропивали их в кабаках, погрязали в грехах, пьянстве, в пороках, блуде. Ужасающая нищета, порождаемая пьянством, другие грехи, нестроения в семьях, беднота, нищета, сквернословие, злоба, ненависть.

Отец Иоанн побуждал себя к проповеди Евангелия, к усердному служению в Церкви Христовой. Это проявлялось в удивительном подвиге, который могли воплотить в своей жизни очень немногие священники — он каждый день считал своим долгом совершать Божественную Литургию.

Представьте себе, если бы кому-то из вас, из мирян, может быть, в пенсионном возрасте, после многих лет, которые были посвящены работе, предложили бы каждый день приходить в храм на Божественную Литургию? Это невозможно: разные житейские дела, попечения о нуждах, о семейных и бытовых делах и многое другое. В эти заботы погружены и священники, а вот отец Иоанн обещал Богу и исполнил этот благородный порыв — служить каждый день Божественную Литургию. Это выражалось в том, что он вставал каждый день в 4 часа утра, совершал молитвенное правило, затем шёл пешком от своей квартиры в свой храм.

Когда он выходил из дома, множество людей уже с 5 часов утра толпились у парадной, в надежде получить его благословение, испросить молитв в каких-то своих нуждах. И они милостью Божией по молитвам отца Иоанна получали просимое от Господа по его великой вере, дерзновению и любви к людям.

Иоанн Кронштадтский прославился как всероссийский пастырь не только потому, что так усердно служил и каждый день был в храме; и на вечернем богослужении присутствовал всегда. Он часто посещал, в том числе в Санкт-Петербурге, множество больных, обездоленных со словом утешения. Он прославлен Богом за свою необыкновенную любовь к людям.

Эта любовь состояла в том, что он после Литургии шёл в бараки, в подвалы, в подземелья, где жила беднота, где люди были погружены в те страшные пороки, которые мы с вами упомянули, нёс слово утешения, молился за пребывающих в грехах, в пьянстве. И по его молитве люди исцелялись от этих страшных недугов, возвращались к трезвой христианской жизни, мир в семьях восстанавливался.

Отец Иоанн прославился как необыкновенный милостивый пастырь. Сначала кронштадтцев шокировало, когда он раздавал нищим все свои деньги. Но затем зажиточные люди, купцы, которые на своём опыте убедились в силе его молитв, стали жертвовать ему деньги, порой огромные суммы денег, по несколько тысяч рублей. Таким образом, за год через его руки проходило больше миллиона дореволюционных рублей. Это огромнейшие деньги даже для наших времён, а тогда деньги имели совсем другую платежеспособную силу. Кронштадтский пастырь порой раздавал милостыню, не считая эти деньги, не зная, сколько ему давали.

Часто люди приходили в ужас — богатые передавали ему толстые, увесистые конверты с деньгами, а он тут же отдавал их кому-то просящему. Они говорили:

— Батюшка, ты что, там же пять тысяч рублей!

— Вы же дали их мне, и я вправе распорядиться этими деньгами так, как считаю нужным.

Из-за этой необыкновенной любви у отца Иоанн было непонимание с близкими, в том числе в семье. Матушка его, приснопамятная Елизавета, ходила к Петербургскому митрополиту Исидору и жаловалась на своего супруга, что он все деньги раздаёт, а в семью ничего не несёт.

Когда мать отца Иоанна приехала к нему из Суры, она, проведя всю свою жизнь в нищете, в бедноте, тоже не понимала своего сына. И отец Иоанн Кронштадтский очень скорбел, не находя понимания в семье, среди самых близких в своём благородном служении людям.

Желая посвятить всю свою жизнь Богу, отец Иоанн Кронштадтский подъял на себя в семейной жизни удивительный подвиг: по сути он жил монашеской жизнью, и с матушкой они жили, как брат с сестрой. Это тоже было нетрадиционно ни тогда, ни сейчас; это было подвигом. Матушка также ходила к митрополиту и по этому вопросу. Отец Иоанн Кронштадтский терпел эти скорби и непонимания от близких и родных. Об этом он пишет в многочисленных своих дневниках, которые он стал писать каждый день с момента священнического служения в течение шестидесяти лет до последних своих дней.

Святой Иоанн Кронштадтский построил своим усердием и финансовой помощью множество храмов, Пюхтинский монастырь, основной Успенский собор. Благодаря его молитве и помощи возник и монастырь Иоанна Рыльского, его небесного покровителя на Карповке, где под спудом хранятся его святые мощи. И множество-множество других храмов он посещал, давал им импульс, давал благословение, во многие приезжал на освящение. В Пскове главный храм Симанского монастыря тоже воссоздан по его благословению и при его помощи. И так по всей России.

Среди всех священников, когда-либо служивших, и современных священников Русской Церкви он является самым выдающимся, самым необыкновенным, самым прекрасным, и все священники, вместе взятые, не смогут сравниться с ним в его святости жизни, в его необыкновенном подвиге ради Христа.

Святость священника была нетрадиционной, в общем-то, для русского благочестия. Русские люди могли видеть святость в князе, который полагает свою жизнь для сохранения земли своей, когда князья строили и украшали храмы Божии. Русские люди привыкли видеть святость в монастырях, в подвижниках благочестия, во множестве юродивых, которыми славна была всегда Русская земля. Но среди этих традиционных разрядов, Иоанн Кронштадтский являет собой удивительный пример святого священника.

Эта святость была его трудным крестом, он не находил понимания у священноначалия, и с митрополитом Исидором у них были очень непростые взаимоотношения. Он в дневниках своих говорит, что молится о духовном своём начальстве и просит у Господа терпения и помощи.

Борьбу с грехом он вёл до последнего дня своей жизни. В дневниках 1908 года он рассказывает, что тот или другой случай возбудил в нём какие-то греховные страсти. Например, он описывает, как он ехал на извозчике и какие-то нищие просили денег. Он бросил им несколько серебряных монет, потому что остановиться было невозможно, а эти бомжи, эти нищие кричали: «Чего, поп, так мало даёшь!» Эти слова слышит пастырь, в нём возникает минутное какое-то недовольство, злоба. Он замечает эти порывы греховные и тут же кается, прося помощи Божией, прося исцеления от этого несовершенства природы человеческой, с которой он боролся, которую превозмогал милостью и помощью Божией в течение всей своей жизни.

Иоанн Кронштадтский не родился святым, не был сверхчеловеком. Он был таким же, как и мы с вами, но его бесконечная, необыкновенная любовь к Богу, которую он стремился воплотить, делала его другим. Бог через него творил великие чудеса.

Иоанн Кронштадтский воскрешал мёртвых, исцелял больных. Его звал умирающий Александр III в Ливадию. И там он с пламенной молитвой обращался к Богу, чтобы Господь продлил жизнь императора и с недоумением констатировал: «Господи, сколько Ты через меня совершил чудес; и мёртвые воскресали, а здесь Твои чудеса как-то не присутствуют, и не можем мы вымолить у Тебя здравие. Да будет воля Твоя, Господи, видно, Тебе так угодно».

В Кронштадтский Андреевский собор каждый день приносили по мешку писем с соседней почты. Её открыли в Кронштадте специально для приёма корреспонденции, которая шла только для отца Иоанна Кронштадтского. Весь город не получал столько писем и телеграмм, как один отец Иоанн Кронштадтский.

Прочитать все эти письма было физически невозможно. И вот так мешком приносили их помощники в алтарь к жертвеннику. Иоанн Кронштадтский благословлял эти записки своей дерзновенной молитвой: «Господи, исполни молитвы и просьбы тех людей, которые выражены в этих записках и телеграммах». И Господь слышал молитву пастыря, люди потом с благодарностью присылали телеграммы, благодарили за помощь в тех или иных своих нуждах.

Иоанн Кронштадтский черпал свои духовные силы, ежедневно причащаясь Святых Христовых Тайн. Он не мог насытиться и словами Священного Писания. Современники передают такую удивительную подробность: на вечернем богослужении он очень часто выходил к чтецам и читал сам и каноны, и другие последования, положенные на вечерней службе, чтобы полнее насытить душу свою этими великими словами Священных тестов.

И народ толпами шёл в Андреевский собор, он вмещал более пяти тысяч людей. Причастие затем продолжалось около двух часов, больше, чем Божественная Литургия. Многие штатные священники помогали причащать Иоанн Кронштадтскому.

Поисповедовать пять тысяч людей было абсолютно нереально. Иоанн Кронштадтский вводит практику общей исповеди. Но они проводились им не в такой форме, как имеют место сейчас, с напоминанием, перечислением грехов, а он мог так их проводить, что люди каялись в своих грехах здесь же, стоя в храме, не стыдились, не боялись никого, как в древней Церкви, когда исповедь была публичной.

За годы своего служения он значительно изменил город в нравственном плане. Он однажды увидел, что недостаточно помогать разово нищим, бедным, обездоленным. Он строит дома трудолюбия в Кронштадте, где эти нищие, бомжи могли приобрести какие-то специальности и иногда даже деньги получали за свой труд в этих устроенных Иоанном Кронштадтским мастерских. Вот таким образом всю свою жизнь Иоанн Кронштадтский отдал на служение людям, Церкви и Богу.

Его очень не любили революционеры, потому что он предрекал ужас кровавых дней 1917 года, взывал, обращался к людям с призывом опомниться, быть верными царю. В почитании царя видел основу сохранения мира, величия и силы России.

Он видел эти страшные революционные поползновения. Однажды во время службы в соборе он сам испытал страшное кощунство, когда один матрос-революционер выбил чашу из его рук, и кровь разлилась на мраморных ступенях. Другой матрос поднялся во время богослужения на солею и от лампадки у иконостаса закурил сигарету. И народ, видя эти страшные кощунства, находясь во множестве в храме, безмолвствовал, ничего не сделал с этими негодяями, как ничего не сделал с ними и в 1917 году. И вся Россия была погружена в кровавые репрессии, которые длились несколько десятков лет.

Интересно, что при советской власти, уже в наше с вами время, которое мы помним, представители КГБ, которые контролировали издание незначительной церковной литературы, например, Журнала Московской Патриархии, никогда не допускали, чтобы в проповедях священников упоминалось имя Иоанна Кронштадтского, потому что подспудно сохранялась ненависть к тому, кто обличал этот строй, который ворвался в нашу с вами жизнь. И тогда священники, понимая, что КГБ кроме Иоанна Кронштадтского ничего не знает, говорили о том же, только называли его либо «пастырем Сергиевым», либо «всероссийским батюшкой».

И таким образом, какие-то крупицы воспоминаний проходили и к современникам нашим, к тем верующим, которые сохраняли свою веру во Христа в советское время.

Помолимся и мы, дорогие братия и сестры, этому выдающемуся всероссийскому пастырю Иоанну Кронштадтскому, чтобы по его молитвам Господь хранил нашу землю в мире и процветании; чтобы Господь хранил Церковь нашу в единстве среди священноначалия с паствой, с народом; чтобы этим единством и взаимной любовью мы были сильны перед всеми, кто ненавидит имя Христово.

Будем молиться и брать пример с праведного Иоанна Кронштадтского, чтобы такую же ревность в борьбе со своим грехом в своей жизни имел бы каждый из нас. Может, кто-то возымеет такую ревность и с этого момента будет вести духовный дневник и замечать, чем ты сегодня согрешил на службе, кого ты толкнул, кого не пропустил, кому позавидовал, кого утром, просыпаясь дома или добираясь сюда, обидел. Чтобы замечали мы эти малейшие проявления греха, потому что без этого не бывает духовной жизни, и никуда мы с вами без этой борьбы со грехом не придём.

Господь да дарует всем нам любовь и ревность о славе Божией в нашей с вами жизни, в личной и в общественной. Аминь.

Предыдущая проповедь

23 декабря 2018

О благодарности Богу
Следующая проповедь

13 января 2019

О важности семьи для христианина и о месте Бога в нашей жизни

Все проповеди за 2019 год

декабрь 2019

ноябрь 2019

октябрь 2019

сентябрь 2019

август 2019

июль 2019

июнь 2019

май 2019

апрель 2019

март 2019

февраль 2019

январь 2019

Разделы Сообщение Контакты
Отправить сообщение

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с ФЗ №152-ФЗ от 27.07.2006 года «О персональных данных».

Православная местная религиозная организация Приход храма Спаса Нерукотворного Образа на «Дороге жизни» г. Всеволожска Выборгской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Ленинградская область, г. Всеволожск, ул. Шишканя 11А
8:00 - 20:00