Храм Спаса Нерукотворного Образа

Русская Православная Церковь, Выборгская епархия

+7 (813-70) 34-486
Всеволожск, ул. Шишканя 11А
закрыть

Притча о блудном сыне

Уникальность этой притчи состоит в её особой глубине, которая показывает необыкновенную любовь Бога-Отца к роду человеческому.

Многие из нас знают эту притчу почти наизусть, но, тем не менее, ради тех людей, кто, может быть, сегодня впервые в храме, мы в двух словах должны вспомнить сюжет этой притчи, чтобы понять, о чём мы говорим и к чему призывает это евангельское повествование.

У одного отца было два сына, и вот младший из них в определённый момент подходит к отцу и требует, чтобы он разделил имение и отдал положенную ему часть. Отец разделяет имение и отдаёт ту часть, которая причитается младшему сыну. Он забирает её, вероятно, превращает в деньги и с этой суммой, которую дал ему отец, уходит в «страну далече» и живёт там блудно, распутно. Но получилось так, что в том месте, где оказался этот непокорный сын, случился голод, и он начал нуждаться и по причине голода, и по причине того, что все деньги уже прошли прахом, они закончились. Он стал никому не нужен в той стране и пристал к одному хозяину, нанялся у него пасти свиней и мечтал насытиться той пищей, которую ели свиньи, но и этого ему никто не давал, потому что тогда голодными бы оставались животные. И вот, дойдя до такого скорбного, плачевного состояния, он, наконец, пришёл в себя и вспомнил, что есть отец: родной, любящий его, и что у этого отца даже наёмники, рабы его, в  избытке едят хлеб. И в нём зарождается раскаяние в своём безумном поступке, предательстве. И он говорит сам себе: «Встану, пойду к отцу моему и скажу: Отче, я согрешил на небо и пред тобою и уже недостоин называться  и быть твоим сыном. Прими меня как одного из твоих наёмников».  И определив для себя такое покаяние, он встаёт, бросает всё, что его держало в той страшной стране, и идёт к отцу.

Отец ещё издали заметил своего беспутного сына и бросается сам навстречу ему. Сын произносит заученную фразу покаяния, при этом отец не даёт ему произнести её до самого конца. Он не даёт ему произнести те самые слова, где он хотел сравнять себя с наёмниками и рабами. Он принимает его как сына, бросается сам ему на плечи, забирает в объятия своё непутёвое чадо и приводит его с радостью в родной дом. Приказывает устроить пир, закалывает лучшего телёнка, и дом наполняется ликованием и пением. В знак возвращения сыну прежнего достоинства, надевает ему на руку перстень, одевает его приличным образом, чтобы он был похож на сына, а не на бомжа.

И случилось так, что в это время приходит старший сын. Он был на поле, работал на земле своего отца. И подойдя к дому, он увидел необыкновенное веселье, причин которого он не знал. И тогда он спрашивает слуг, что это означает. И они с радостью отвечают ему, что это твой младший брат пришёл здоровым, вернулся в дом. И по этому случаю отец устроил пир. И когда старший сын услышал такой поворот событий, Евангелие говорит, что он не захотел войти в дом. Он остался там где-то, на улице, и отец сам идёт и к этому сыну и спрашивает его, почему он не хочет придти, войти в их веселье. И тогда старший сын бросает слова упрёка: «Отец, этот сын, который промотал половину твоего имения с любодейцами, когда вернулся, ты устраиваешь ему пир, заколол лучшего телёнка, а я, который всегда с тобою, работаю на тебя, ты мне не дал даже козлёнка ни разу, чтобы я повеселился с друзьями своими». И отец, будучи, конечно, крайне обижен такими словами, говорит: «Сын мой, не всё ли моё – твоё. Всё, чем я обладаю, оно является твоим, оно останется тебе всё, но вот этот брат твой, который был мёртв и ожил, пропадал и нашёлся, и когда он вернулся, не надлежало ли нам радоваться об этом возвращении».

И очень интересно, что Евангелие не говорит нам, насколько убедил его отец войти в эту семейную радость. Вникая в контекст Евангелия, мы можем сделать вывод, что, скорее всего, нет. Скорее всего, он остался погружённым в свою гордыню и не захотел идти на общение со своим отцом и со своим младшим братом.

Дорогие братья и сестры! Вот такая притча. И прежде, чем мы будем размышлять с вами об её глубочайшем содержании, мы должны обратить внимание, начав с конца, на поведение старшего сына. Он озлобился, он пребывал в своей гордыне, в чувстве самолюбования, самоправедности. Да, он был верным отцу, да, он всегда был дома, всегда работал, всегда помогал ему. Но это было какое-то рабское послушание и повиновение, в этой верности не было любви, это было сухое, наверное, расчётливое, такое прагматичное сердце, немилосердное, жестокое. Он даже был готов забыть о своём брате, вычеркнуть его из своей жизни, хотя брат его, в общем-то, ничем не обидел. Он отца обидел и предал, он взял свою положенную часть имения, а достояние брата осталось незыблемо. Но, тем не менее, вот такой странный поступок, немилосердный, жестокий поступок.

И вот, мы с вами, дорогие братья и сестры, часто бываем вроде вот этого старшего брата. Эта ситуация особенно была характерна раньше, ещё вот в той, если можно так сказать, церкви, которая существовала в советский период в нашей стране, которая держалась, говоря словами патриарха Тихона, на одних белых платочках, на бабушках наших, на престарелых людях. Вот когда в церковь стали входить новые члены, они были со многим незнакомы, они не знали, как себя вести, куда идти, как прикладываться к иконам, как ставить свечи, в чём приходить в Храм можно, а в чём нельзя. Они ничего не знали, и вот, сколько тогда эти люди светские, неверующие или маловерующие, вот скольких тогда мы с вами оттолкнули от Храма иногда грубостью, иногда наглостью, иногда безразличием. Когда мы не обращали на них ни малейшего внимания, когда были погружены в молитву, во внутреннюю сосредоточенность. И мы с вами до сих пор так поступаем по отношению к другим людям. Или они приходят в Храм, или сталкиваемся мы с ними вне Храма, в светской жизни, мы так же ведём себя порой, как этот старший сын, так же сухо, надменно, в самоупоении. Мы довольны, что мы с вами нашли Веру, обрели её, что мы знаем, как молиться Богу, а других людей мы всех презираем, мы считаем их недостойными и любви Божией, и подчас своего внимания и разговора с ними. Если мы внимательно проанализируем свою жизнь, то без сомнения мы согласимся с этим, потому что внутреннее самоупоение, гордыня, некое такое внутреннее спокойствие, что мы-то знаем, как жить, мы-то знаем Бога и мы, наверное, у него самые любимые чада. Вот эта внутренняя гордыня — она и есть вот этот старший сын, такой прагматичный, грубый. Он в нас, в нашем естестве. Многие из нас работают Богу иногда всю свою жизнь, с младенчества восприняв от  купели крещение, освящение, соединившись с Богом. Но подчас служим ему и молимся из таких же расчётов прагматизма, чтобы Бог в конце концов оставил нас, дал спокойную, безбедную жизнь, вседовольную, преисполненную всякими благами, без скорбей и болезней —  языческий подход к Богу.

Далее, дорогие братья и сестры, конечно, мы с вами должны поговорить об образе и поведении вот этого младшего сына, блудного сына. Многие отцы Церкви и современности, и прошлых лет, когда они говорили проповедь в этот день, поучения своей пастве, они иногда шутливо поздравляли своих прихожан с днём ангела, потому что эта неделя о блудном сыне является автобиографической повестью жизни, без преувеличения, каждого из нас. И если кто-то считает, что история блудного сына на 100% не подходит к его жизни, то пусть вспомнит, сколько блудных мыслей он изнашивал в своей душе, в своей голове. Сколько вот этого внутреннего, мысленного самолюбования блудного, греховного было в каждом из нас. Иногда лишь должность или работа, или высокий сан удерживали от блуда. Иногда гордыня не давала ввергнуть себя в грех, потому что человек стал бы презирать самого себя. Но если даже и это не подходит, может, к таким праведным людям, может, среди нас есть такие, то по отношению к Богу, по отношению-то к нему, по отношению к исполнению заповедей Божиих мы все являемся блудными детьми, предателями и изменниками. Поэтому эта история блудного сына – она о нас, о нашей жизни. И чем больше мы с вами живём на земле, тем эта история становится всё правдивее, всё рельефнее, потому, что мир современный, безбожный катится всё больше и больше по отвесной такой плоскости в омут блуда. Вы посмотрите на жизнь современного человека: она вся пронизана от начала и до конца одним распутством, одним блудом. Культура во всём многообразии, искусство, кино, литература, театр, светская жизнь, реклама, особенно в крупных мегаполисах, средства массовой информации, половое воспитание, начинающееся чуть ли не с детского сада и практикуемое во многих, во многих школах – что это, как не обучение блуду, это санкционированное, узаконенное внедрение этого страшнейшего порока в нашу жизнь. Обучение так называемому безопасному греху, мягко выражаясь, чтобы не омрачить и не осквернить стены церковные – блудить так, чтобы не было последствий. Вот это высший пилотаж греха, который немыслим был для наших предков, но который становится вот такой жизненной потребностью. Человек, который живёт по-другому, который непричастен  этому греху, становится уже в восприятии современников отсталым человеком, неполноценным и физически, и духовно, ненормальным человеком.

Вот в какое страшное время мы живём. Многие из нас не ощущают глубины падения, не ощущают вот этой страшной скверны блудного греха. Они считают, что это вот такое просто удовлетворение физиологических потребностей, не более того. Но дорогие братья и сестры, церковь и Бога не обманешь, и мы можем сказать со всей уверенностью, что нет такого греха, кроме блудного, который бы так не наказывал Бог. Бесследно ни один блудный грех не проходит. Для человека, для его психофизического, психосоматического состояния в принципе он остаётся пожизненной кровоточащей раной, не заживающей на нашем теле и на нашей душе. Все вы, дорогие братья и сестры, знаете, что человеческий мозг всё усваивает, любую информацию, любые слова, которые подчас даже он слышит как бы неосознанно, ненамеренно, а мозг всё впитывает. Кора головного мозга всё улавливает, всё сохраняет, как какой-то огромный, мощный компьютерный центр, в котором ничего не пропадает бесследно. Каждое слово, гнилое слово, злое, ругательное слово – это всё информация, которая навсегда, пожизненно остаётся у человека, в его сознании. И в определённые моменты человек в связи с этим может творить чудеса, может говорить на иностранных языках, которые он никогда не изучал, которые где-то слышал мимолётно, мимоходом. Человеческий мозг всё это хранит. Недаром, поэтому, в словах Священного писания об этом говорится, что за всякое слово праздное дадут человеки ответ в день Страшного Суда. И если бесследно ни одно слово не проходит для человека и для мира духовного: всё фиксируется там, то тем более такой страшный грех, как блуд, бесследно не может пройти для человека. Происходят изменения во всей личности человека, в его геноме, на генном, хромосомном уровне. В результате блуда происходит реальная мутация: и физическая, и в духовном плане, и этот след остаётся на всю жизнь. Эти страшные последствия приводят к таким реальным признакам, реальным последствиям блуда, как бесплодие, отсутствие детей, когда дети рождаются неполноценными и больными, когда блуд приводит к нарушению физиологического здоровья, к нарушению многих физиологических циклов в организме человека – это всё результаты блудного греха. Ни один брак, заключаемый ныне, в наше время, к которому был причастен блуд, счастливым, в полном смысле этого слова, наверное, быть не может, потому что это кровоточащая рана рано или поздно даст о себе знать. Она будет содействовать и блудным похотям, и измене, и многим другим страстям. Характерная черта вот таких браков, которые прошли через скверну блуда – отсутствие детей, бесплодие при совершенном физическом здоровье.

Вот, дорогие братья и сестры, церковь нас предупреждает сегодня, предостерегает от этого страшного греха, чтобы мы держались с вами, были верны Богу, верны своим крещальным обетам. Не делай таких грехов: дойдёшь до скотской жизни, до свиного корыта, как это было в жизни блудного сына.

Но в то же время эта притча предупреждает и от жестокосердия на примере хотя бы старшего брата. Те, кто воздерживается от блуда, ведут жизнь чистую и целомудренную, не  должны надмеваться свой праведностью. Самолюбование и уверенность в том, что ты никогда не падёшь в этот грех, Господь рано или поздно смирит, и человек окунётся в этот грех, потому что человек может хранить себя только в смирении и в надежде на милосердие и помощь Божию.

Что же делать нам, которые прошли всё же через эту скверну греха? И вот церковь сегодня внушает надежду, она говорит, чтобы мы не отчаивались, не впадали в уныние, потому что милосердие Божественное неизреченно. Блуд без покаяния страшен, но нет такого греха, который бы Бог не простил. Выше Его милосердия нет ничего. Только гордыня, только нежелание человека каяться и прийти к Богу – только это страшно. Всё остальное погружается бесследно в пучине милосердия Божественного и растворяется, как в океане, любая скверна, любая нечистота, которая попадает туда.

Вы посмотрите, как эта притча говорит о любви Бога! Когда младший сын потребовал причитающуюся ему часть имения, что это означает? Ведь имение делится после смерти человека, когда оно ему уже не надо. Тогда наследники делят его, как считают нужным. И вот  смотрите, этот младший блудный сын прежде смерти как бы убивает отца. Он говорит, что его жизнь ему не нужна, что он ему надоел, что он стоит на пути к удовольствиям и наслаждениям жизни. И вот, другими словами, можно сказать, перефразируя это желание блудного сына – отец, ты зажился, хватит жить, давай скорее умирай, чтобы мы разделили твоё богатство и зажили так, как нам кажется нужным. И смотрите, вот на это желание отец не отвечает ему ни слова, ведь в жизни-то нашей, родительской жизни, может, и были такие моменты, а может, и будут ещё. И как бы казалось нам справедливым поступить так: взять и выпороть его так, чтобы таких мыслей не возникало в его глупой голове, как-то оградить его от этого безумия, пресечь эти мысли раз и навсегда. А Отец Небесный поступает другим образом. Он понимает, что, если эти мысли зародились в голове беспутного сына, то в этой голове нет уже места для любви к отцу, уже говорить об этом бесполезно, и он отпускает его на вольные хлеба. И вот как быстро кончаются удовольствия, как кратковременен этот миг удовольствий. Всё родительское состояние промотал во мгновение и остался никому не нужным: ни друзей, ни блудниц, никого рядом нет. Когда денег нет, ты никому не нужен. К свиньям пришёл и от свиней гонят. Вот глубина падения!

Но затем он решился идти к отцу. Этот образ, как отец его принимает, нельзя воспринимать без слёз. Мы можем только догадываться, что отец каждый день, без сомнения, выходил на порог своего дома и старческими глазами всматривался вдаль – туда, в ту сторону, куда ушёл этот его предатель-сын. Всматривался, прищуривался, иногда, может быть, путал какие-то силуэты, может быть, слишком далеко заметил какую-то приближающуюся фигуру, может, несколько раз ошибочно бежал навстречу, но это был не сын. А сколько, наверное, слёз и молитв выплакал он, этот Евангельский отец, когда он, наконец, различил, что в том силуэте оборванца, нищего идёт его чадо — безумное, предавшее его. Он забывает старческую немощь и бежит навстречу.

Мы бы с вами так никогда не поступили. Пришёл бы наш сын или дочь  — предатель, пьяница, наркоман, мы бы его стали неделю отчитывать, выгнали бы за порог дома, как и поступает каждый из нас. Вспомнили бы мы всё от рождения, как он поступал, как он оскорблял нас. И вот, в таком отношении к нашим детям, которые порой совершают ошибки, больше собственного самолюбования, чем любви к собственным чадам. А вот у отца не было ни слова упрёка, ничего не вспомнил, никакого зла, что ведь сын подорвал всё его благосостояние. Представьте, вот для тех людей это будет понятно, кто занимается каким-то своим делом. Если из маленького дела вырвать половину финансов, это будет крах, дело развалится, бесполезно будет уже заниматься, никогда не достигнешь былой высоты. А отец ничего не вспомнил и принимает его, и не даёт даже сказать, что он готов быть наёмником, а принимает как истинного сына, даёт перстень ему на руку и вводит в родной дом.

И вот Господь говорит, чтобы мы с вами никогда не отчаивались, какие бы ни были грехи у нас, у наших детей, у наших близких, чтобы мы приходили к покаянию и приходили к Богу. Если будет в нас это раскаяние, если мы придём в себя, увидим грех и захотим избавиться от него, то Господь и нам откроет свои небесные Отеческие объятия. Аминь.

4 февраля 2007

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

Уникальность этой притчи состоит в её особой глубине, которая показывает необыкновенную любовь Бога-Отца к роду человеческому.

Многие из нас знают эту притчу почти наизусть, но, тем не менее, ради тех людей, кто, может быть, сегодня впервые в храме, мы в двух словах должны вспомнить сюжет этой притчи, чтобы понять, о чём мы говорим и к чему призывает это евангельское повествование.

У одного отца было два сына, и вот младший из них в определённый момент подходит к отцу и требует, чтобы он разделил имение и отдал положенную ему часть. Отец разделяет имение и отдаёт ту часть, которая причитается младшему сыну. Он забирает её, вероятно, превращает в деньги и с этой суммой, которую дал ему отец, уходит в «страну далече» и живёт там блудно, распутно. Но получилось так, что в том месте, где оказался этот непокорный сын, случился голод, и он начал нуждаться и по причине голода, и по причине того, что все деньги уже прошли прахом, они закончились. Он стал никому не нужен в той стране и пристал к одному хозяину, нанялся у него пасти свиней и мечтал насытиться той пищей, которую ели свиньи, но и этого ему никто не давал, потому что тогда голодными бы оставались животные. И вот, дойдя до такого скорбного, плачевного состояния, он, наконец, пришёл в себя и вспомнил, что есть отец: родной, любящий его, и что у этого отца даже наёмники, рабы его, в  избытке едят хлеб. И в нём зарождается раскаяние в своём безумном поступке, предательстве. И он говорит сам себе: «Встану, пойду к отцу моему и скажу: Отче, я согрешил на небо и пред тобою и уже недостоин называться  и быть твоим сыном. Прими меня как одного из твоих наёмников».  И определив для себя такое покаяние, он встаёт, бросает всё, что его держало в той страшной стране, и идёт к отцу.

Отец ещё издали заметил своего беспутного сына и бросается сам навстречу ему. Сын произносит заученную фразу покаяния, при этом отец не даёт ему произнести её до самого конца. Он не даёт ему произнести те самые слова, где он хотел сравнять себя с наёмниками и рабами. Он принимает его как сына, бросается сам ему на плечи, забирает в объятия своё непутёвое чадо и приводит его с радостью в родной дом. Приказывает устроить пир, закалывает лучшего телёнка, и дом наполняется ликованием и пением. В знак возвращения сыну прежнего достоинства, надевает ему на руку перстень, одевает его приличным образом, чтобы он был похож на сына, а не на бомжа.

И случилось так, что в это время приходит старший сын. Он был на поле, работал на земле своего отца. И подойдя к дому, он увидел необыкновенное веселье, причин которого он не знал. И тогда он спрашивает слуг, что это означает. И они с радостью отвечают ему, что это твой младший брат пришёл здоровым, вернулся в дом. И по этому случаю отец устроил пир. И когда старший сын услышал такой поворот событий, Евангелие говорит, что он не захотел войти в дом. Он остался там где-то, на улице, и отец сам идёт и к этому сыну и спрашивает его, почему он не хочет придти, войти в их веселье. И тогда старший сын бросает слова упрёка: «Отец, этот сын, который промотал половину твоего имения с любодейцами, когда вернулся, ты устраиваешь ему пир, заколол лучшего телёнка, а я, который всегда с тобою, работаю на тебя, ты мне не дал даже козлёнка ни разу, чтобы я повеселился с друзьями своими». И отец, будучи, конечно, крайне обижен такими словами, говорит: «Сын мой, не всё ли моё – твоё. Всё, чем я обладаю, оно является твоим, оно останется тебе всё, но вот этот брат твой, который был мёртв и ожил, пропадал и нашёлся, и когда он вернулся, не надлежало ли нам радоваться об этом возвращении».

И очень интересно, что Евангелие не говорит нам, насколько убедил его отец войти в эту семейную радость. Вникая в контекст Евангелия, мы можем сделать вывод, что, скорее всего, нет. Скорее всего, он остался погружённым в свою гордыню и не захотел идти на общение со своим отцом и со своим младшим братом.

Дорогие братья и сестры! Вот такая притча. И прежде, чем мы будем размышлять с вами об её глубочайшем содержании, мы должны обратить внимание, начав с конца, на поведение старшего сына. Он озлобился, он пребывал в своей гордыне, в чувстве самолюбования, самоправедности. Да, он был верным отцу, да, он всегда был дома, всегда работал, всегда помогал ему. Но это было какое-то рабское послушание и повиновение, в этой верности не было любви, это было сухое, наверное, расчётливое, такое прагматичное сердце, немилосердное, жестокое. Он даже был готов забыть о своём брате, вычеркнуть его из своей жизни, хотя брат его, в общем-то, ничем не обидел. Он отца обидел и предал, он взял свою положенную часть имения, а достояние брата осталось незыблемо. Но, тем не менее, вот такой странный поступок, немилосердный, жестокий поступок.

И вот, мы с вами, дорогие братья и сестры, часто бываем вроде вот этого старшего брата. Эта ситуация особенно была характерна раньше, ещё вот в той, если можно так сказать, церкви, которая существовала в советский период в нашей стране, которая держалась, говоря словами патриарха Тихона, на одних белых платочках, на бабушках наших, на престарелых людях. Вот когда в церковь стали входить новые члены, они были со многим незнакомы, они не знали, как себя вести, куда идти, как прикладываться к иконам, как ставить свечи, в чём приходить в Храм можно, а в чём нельзя. Они ничего не знали, и вот, сколько тогда эти люди светские, неверующие или маловерующие, вот скольких тогда мы с вами оттолкнули от Храма иногда грубостью, иногда наглостью, иногда безразличием. Когда мы не обращали на них ни малейшего внимания, когда были погружены в молитву, во внутреннюю сосредоточенность. И мы с вами до сих пор так поступаем по отношению к другим людям. Или они приходят в Храм, или сталкиваемся мы с ними вне Храма, в светской жизни, мы так же ведём себя порой, как этот старший сын, так же сухо, надменно, в самоупоении. Мы довольны, что мы с вами нашли Веру, обрели её, что мы знаем, как молиться Богу, а других людей мы всех презираем, мы считаем их недостойными и любви Божией, и подчас своего внимания и разговора с ними. Если мы внимательно проанализируем свою жизнь, то без сомнения мы согласимся с этим, потому что внутреннее самоупоение, гордыня, некое такое внутреннее спокойствие, что мы-то знаем, как жить, мы-то знаем Бога и мы, наверное, у него самые любимые чада. Вот эта внутренняя гордыня — она и есть вот этот старший сын, такой прагматичный, грубый. Он в нас, в нашем естестве. Многие из нас работают Богу иногда всю свою жизнь, с младенчества восприняв от  купели крещение, освящение, соединившись с Богом. Но подчас служим ему и молимся из таких же расчётов прагматизма, чтобы Бог в конце концов оставил нас, дал спокойную, безбедную жизнь, вседовольную, преисполненную всякими благами, без скорбей и болезней —  языческий подход к Богу.

Далее, дорогие братья и сестры, конечно, мы с вами должны поговорить об образе и поведении вот этого младшего сына, блудного сына. Многие отцы Церкви и современности, и прошлых лет, когда они говорили проповедь в этот день, поучения своей пастве, они иногда шутливо поздравляли своих прихожан с днём ангела, потому что эта неделя о блудном сыне является автобиографической повестью жизни, без преувеличения, каждого из нас. И если кто-то считает, что история блудного сына на 100% не подходит к его жизни, то пусть вспомнит, сколько блудных мыслей он изнашивал в своей душе, в своей голове. Сколько вот этого внутреннего, мысленного самолюбования блудного, греховного было в каждом из нас. Иногда лишь должность или работа, или высокий сан удерживали от блуда. Иногда гордыня не давала ввергнуть себя в грех, потому что человек стал бы презирать самого себя. Но если даже и это не подходит, может, к таким праведным людям, может, среди нас есть такие, то по отношению к Богу, по отношению-то к нему, по отношению к исполнению заповедей Божиих мы все являемся блудными детьми, предателями и изменниками. Поэтому эта история блудного сына – она о нас, о нашей жизни. И чем больше мы с вами живём на земле, тем эта история становится всё правдивее, всё рельефнее, потому, что мир современный, безбожный катится всё больше и больше по отвесной такой плоскости в омут блуда. Вы посмотрите на жизнь современного человека: она вся пронизана от начала и до конца одним распутством, одним блудом. Культура во всём многообразии, искусство, кино, литература, театр, светская жизнь, реклама, особенно в крупных мегаполисах, средства массовой информации, половое воспитание, начинающееся чуть ли не с детского сада и практикуемое во многих, во многих школах – что это, как не обучение блуду, это санкционированное, узаконенное внедрение этого страшнейшего порока в нашу жизнь. Обучение так называемому безопасному греху, мягко выражаясь, чтобы не омрачить и не осквернить стены церковные – блудить так, чтобы не было последствий. Вот это высший пилотаж греха, который немыслим был для наших предков, но который становится вот такой жизненной потребностью. Человек, который живёт по-другому, который непричастен  этому греху, становится уже в восприятии современников отсталым человеком, неполноценным и физически, и духовно, ненормальным человеком.

Вот в какое страшное время мы живём. Многие из нас не ощущают глубины падения, не ощущают вот этой страшной скверны блудного греха. Они считают, что это вот такое просто удовлетворение физиологических потребностей, не более того. Но дорогие братья и сестры, церковь и Бога не обманешь, и мы можем сказать со всей уверенностью, что нет такого греха, кроме блудного, который бы так не наказывал Бог. Бесследно ни один блудный грех не проходит. Для человека, для его психофизического, психосоматического состояния в принципе он остаётся пожизненной кровоточащей раной, не заживающей на нашем теле и на нашей душе. Все вы, дорогие братья и сестры, знаете, что человеческий мозг всё усваивает, любую информацию, любые слова, которые подчас даже он слышит как бы неосознанно, ненамеренно, а мозг всё впитывает. Кора головного мозга всё улавливает, всё сохраняет, как какой-то огромный, мощный компьютерный центр, в котором ничего не пропадает бесследно. Каждое слово, гнилое слово, злое, ругательное слово – это всё информация, которая навсегда, пожизненно остаётся у человека, в его сознании. И в определённые моменты человек в связи с этим может творить чудеса, может говорить на иностранных языках, которые он никогда не изучал, которые где-то слышал мимолётно, мимоходом. Человеческий мозг всё это хранит. Недаром, поэтому, в словах Священного писания об этом говорится, что за всякое слово праздное дадут человеки ответ в день Страшного Суда. И если бесследно ни одно слово не проходит для человека и для мира духовного: всё фиксируется там, то тем более такой страшный грех, как блуд, бесследно не может пройти для человека. Происходят изменения во всей личности человека, в его геноме, на генном, хромосомном уровне. В результате блуда происходит реальная мутация: и физическая, и в духовном плане, и этот след остаётся на всю жизнь. Эти страшные последствия приводят к таким реальным признакам, реальным последствиям блуда, как бесплодие, отсутствие детей, когда дети рождаются неполноценными и больными, когда блуд приводит к нарушению физиологического здоровья, к нарушению многих физиологических циклов в организме человека – это всё результаты блудного греха. Ни один брак, заключаемый ныне, в наше время, к которому был причастен блуд, счастливым, в полном смысле этого слова, наверное, быть не может, потому что это кровоточащая рана рано или поздно даст о себе знать. Она будет содействовать и блудным похотям, и измене, и многим другим страстям. Характерная черта вот таких браков, которые прошли через скверну блуда – отсутствие детей, бесплодие при совершенном физическом здоровье.

Вот, дорогие братья и сестры, церковь нас предупреждает сегодня, предостерегает от этого страшного греха, чтобы мы держались с вами, были верны Богу, верны своим крещальным обетам. Не делай таких грехов: дойдёшь до скотской жизни, до свиного корыта, как это было в жизни блудного сына.

Но в то же время эта притча предупреждает и от жестокосердия на примере хотя бы старшего брата. Те, кто воздерживается от блуда, ведут жизнь чистую и целомудренную, не  должны надмеваться свой праведностью. Самолюбование и уверенность в том, что ты никогда не падёшь в этот грех, Господь рано или поздно смирит, и человек окунётся в этот грех, потому что человек может хранить себя только в смирении и в надежде на милосердие и помощь Божию.

Что же делать нам, которые прошли всё же через эту скверну греха? И вот церковь сегодня внушает надежду, она говорит, чтобы мы не отчаивались, не впадали в уныние, потому что милосердие Божественное неизреченно. Блуд без покаяния страшен, но нет такого греха, который бы Бог не простил. Выше Его милосердия нет ничего. Только гордыня, только нежелание человека каяться и прийти к Богу – только это страшно. Всё остальное погружается бесследно в пучине милосердия Божественного и растворяется, как в океане, любая скверна, любая нечистота, которая попадает туда.

Вы посмотрите, как эта притча говорит о любви Бога! Когда младший сын потребовал причитающуюся ему часть имения, что это означает? Ведь имение делится после смерти человека, когда оно ему уже не надо. Тогда наследники делят его, как считают нужным. И вот  смотрите, этот младший блудный сын прежде смерти как бы убивает отца. Он говорит, что его жизнь ему не нужна, что он ему надоел, что он стоит на пути к удовольствиям и наслаждениям жизни. И вот, другими словами, можно сказать, перефразируя это желание блудного сына – отец, ты зажился, хватит жить, давай скорее умирай, чтобы мы разделили твоё богатство и зажили так, как нам кажется нужным. И смотрите, вот на это желание отец не отвечает ему ни слова, ведь в жизни-то нашей, родительской жизни, может, и были такие моменты, а может, и будут ещё. И как бы казалось нам справедливым поступить так: взять и выпороть его так, чтобы таких мыслей не возникало в его глупой голове, как-то оградить его от этого безумия, пресечь эти мысли раз и навсегда. А Отец Небесный поступает другим образом. Он понимает, что, если эти мысли зародились в голове беспутного сына, то в этой голове нет уже места для любви к отцу, уже говорить об этом бесполезно, и он отпускает его на вольные хлеба. И вот как быстро кончаются удовольствия, как кратковременен этот миг удовольствий. Всё родительское состояние промотал во мгновение и остался никому не нужным: ни друзей, ни блудниц, никого рядом нет. Когда денег нет, ты никому не нужен. К свиньям пришёл и от свиней гонят. Вот глубина падения!

Но затем он решился идти к отцу. Этот образ, как отец его принимает, нельзя воспринимать без слёз. Мы можем только догадываться, что отец каждый день, без сомнения, выходил на порог своего дома и старческими глазами всматривался вдаль – туда, в ту сторону, куда ушёл этот его предатель-сын. Всматривался, прищуривался, иногда, может быть, путал какие-то силуэты, может быть, слишком далеко заметил какую-то приближающуюся фигуру, может, несколько раз ошибочно бежал навстречу, но это был не сын. А сколько, наверное, слёз и молитв выплакал он, этот Евангельский отец, когда он, наконец, различил, что в том силуэте оборванца, нищего идёт его чадо — безумное, предавшее его. Он забывает старческую немощь и бежит навстречу.

Мы бы с вами так никогда не поступили. Пришёл бы наш сын или дочь  — предатель, пьяница, наркоман, мы бы его стали неделю отчитывать, выгнали бы за порог дома, как и поступает каждый из нас. Вспомнили бы мы всё от рождения, как он поступал, как он оскорблял нас. И вот, в таком отношении к нашим детям, которые порой совершают ошибки, больше собственного самолюбования, чем любви к собственным чадам. А вот у отца не было ни слова упрёка, ничего не вспомнил, никакого зла, что ведь сын подорвал всё его благосостояние. Представьте, вот для тех людей это будет понятно, кто занимается каким-то своим делом. Если из маленького дела вырвать половину финансов, это будет крах, дело развалится, бесполезно будет уже заниматься, никогда не достигнешь былой высоты. А отец ничего не вспомнил и принимает его, и не даёт даже сказать, что он готов быть наёмником, а принимает как истинного сына, даёт перстень ему на руку и вводит в родной дом.

И вот Господь говорит, чтобы мы с вами никогда не отчаивались, какие бы ни были грехи у нас, у наших детей, у наших близких, чтобы мы приходили к покаянию и приходили к Богу. Если будет в нас это раскаяние, если мы придём в себя, увидим грех и захотим избавиться от него, то Господь и нам откроет свои небесные Отеческие объятия. Аминь.

Предыдущая проповедь

20 января 2007

Попразднство Богоявления
Следующая проповедь

27 февраля 2007

Воспоминание Адамова изгнания из рая

Все проповеди за 2007 год

декабрь 2007

ноябрь 2007

март 2007

февраль 2007

январь 2007

Разделы Сообщение Контакты
Отправить сообщение

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с ФЗ №152-ФЗ от 27.07.2006 года «О персональных данных».

Православная местная религиозная организация Приход храма Спаса Нерукотворного Образа на «Дороге жизни» г. Всеволожска Выборгской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Ленинградская область, г. Всеволожск, ул. Шишканя 11А
8:00 - 20:00