Храм Спаса Нерукотворного Образа

Русская Православная Церковь, Выборгская епархия

+7 (813-70) 34-486
Всеволожск, ул. Шишканя 11А
закрыть

Притча о милосердном самаряныне

Дорогие братия и сестры! В одной очень интересной церковной книге описывается такой случай. Однажды в православный храм стремительно ворвались двое незнакомых людей, которые были одеты в военный камуфляж, с масками на лицах и сказали, чтобы все выходили из храма. И когда в храме осталось человек 10-20, они маски снимают, оружие откладывают в сторону, подходят к священнику и говорят: «Батюшка, теперь можно начинать службу, в храме остались одни верные».

И вот, дорогие братия и сестры, созерцая эту метель за окном, подобные же чувства навеваются в нашем уме и сердце, потому что сегодня в храме Божием только избранники. Действительно, добрался тот, кто не убоялся мороза и метели, смог завести свой автомобиль, а кто-то и пешком дошёл до Божьего храма, несмотря на пургу и сильный ветер, сбивающий с ног. И так необычно, когда в половине помещений, в том числе в алтаре, света нет, как в какие-то смутные времена, во времена гонений, во времена нестроений. Но от этого ещё более радостно на сердце, и вера крепнет, потому что с нами Господь. А если Он с нами, то кто против нас?

Сегодня, дорогие братия и сестры, читалось Евангелие о милосердном самарянине. Этот Евангельский рассказ каждый из здесь стоящих, безусловно, слышал и читал не один десяток раз в своей жизни, в своём церковном опыте, в домашнем чтении Евангелия, да даже за богослужением в храме, когда из года в год читается один и тот же отрывок в преддверии Рождественского поста.

Казалось бы, какой смысл напоминать давно известные вещи? Оказывается, дорогие братия и сестры, несмотря на то, что христианин должен каждый день читать Евангелие, оно должно быть знакомо ему по своему содержанию и смыслу. Но, тем не менее, если человек будет читать один и тот же отрывок каждый день, всё равно он увидит новые оттенки, новую глубину, новый смысл, который ранее не открывался ему при чтении этих обычных и знакомых слов. Поэтому, действительно, Священное Писание — это бездонная глубина премудрости и Божественного разума.

Сегодня и нам с вами будет весьма полезно вспомнить это Евангелие о милосердном самарянине.

Один человек возвращался из Иерусалима в Иерихон и попал в руки разбойников. Они сорвали с него одежду, избили, изранили, обобрали, естественно, всего и едва живым оставили, бросив у дороги.

Ситуация знакомая нам с вами, как в прежние годы, так и сейчас. Да чуть попозже выйди из дома или вернись в него часов в 10-11 вечера, пройди там, где не освещаются улицы, где мало народа, и то же самое с тобой будет. И поедешь ты из Петербурга во Всеволожск, а не из Иерусалима в Иерихон — и может случиться то же самое, попадёшь к тем же разбойникам в руки. Поэтому, не дай Бог, дорогие братия и сестры, увидеть повторение этой Евангельской истории в этом смысле в своей жизни.

Будем помнить народную мудрость, которая говорит, что «бережёного Бог бережёт». Человек должен сам предвидеть, сам обезопасить, сам продумать каждый шаг своей жизни, излишний риск никогда не приветствуется Церковью. Церковь призывает христиан к самоотверженной любви ради ближних, вплоть до отдачи своей жизни, памятуя слова Евангелия, слова Христа: «Нет больше той любви, когда кто душу свою положит за друзей своих». Но неоправданный, необдуманный, глупый риск, в чём бы он ни заключался, Церковь никогда не приветствует и осуждает такое самобахвальство человека, считает это грехом.

Вернёмся к Евангельскому тексту. Итак, человек, израненный разбойниками, едва живой валялся у дороги. Мимо проходят несколько человек: иудейский священник, который возвращался из Иерусалимского храма; затем левит, низший представитель духовенства у иудеев, говоря современным языком, не священно-, а церковнослужитель, который помогает при богослужениях. Эти два человека религиозного, духовного чина прошли мимо. И вот идёт третий человек, который был самарянином.

Церковь не случайно акцентирует на этом внимание, потому что самаряне и иудеи были открытыми врагами. Они ненавидели друг друга. Иудеи никогда не общались с самарянами, они считали это скверной для себя, ниже своего достоинства. Иудеи считали, что самаряне потеряли чистоту вероучения, чистоту богооткровенной религии, когда в своих племенах, в своей жизни смешались с асирийскими завоевателями, которые внесли в их религиозный культ некие языческие моменты. Они потеряли центр религиозного почитания. У них была гора Гаризим, которая сохранилась до наших дней и на которой самаряне, которые, как народность, существуют до сих  пор,  проводят  свои  религиозные  обряды.  А иудеи так же,  как прежде,  ненавидят их, как

 ненавидят сейчас и православных христиан, особенно представителей духовенства Православной Церкви. Я думаю, что те из вас, кто был на Святой Земле, могли видеть это своими глазами.  

Как ни странно это звучит, но этот самарянин оказался милосердным, он остановился перед этим несчастным человеком, обвязал его раны, возливал на них вино и елей, облегчая страдания раненного человека. Затем поднял его, положил на своего осла, отвез в ближайшую гостиницу, заплатил денег за его содержание и сказал хозяину гостиницы: «Если истратишь больше того, что я тебе оставил, то, когда возвращусь, покрою все твои расходы».

 Эта притча была рассказана Христом в ответ на вопрос законника, знатока Священного Писания, который подошел ко Христу и, искушая Его, говорил: «Учитель! Скажи, какая заповедь главная в законе»? Вопрос очень каверзный, как говорится, «на засыпку». Ну как можно сказать, как выделить главную заповедь из закона?

 Этот вопрос задан был в присутствии всего народа. Если выделить одну какую-то заповедь, тебя сразу не поймут, осудят люди, как так можно? Неужели, допустим, почитание родителей — большая заповедь, чем заповедь запрещающая прелюбодейство, или не убий, или какая-то другая? Но, тем не менее, в законе все эти 10 заповедей сконцентрированы, собраны по своему смыслу в две основные заповеди.

 Господь не отвечает ему прямо, а заставляет этого знатока закона самого ответить, и спрашивает его: «А что написано в законе, как ты считаешь, как разумеешь»? Эти слова Христа звучат по-славянски так: «Како чтеши». Они говорят о том, что можно одинаковый текст понимать по-разному: как ты читаешь, как ты разумеешь, как ты понимаешь этот текст?

И законник ответил совершенно правильно и однозначно, что самая главная заповедь: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, а ближнего твоего, как  самого себя». Господь говорит ему:   «Правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить». Действительно, эти заповеди  центральные во всём Священном Писании Ветхого Завета.

Но иудеи соглашались только с первой заповедью — о почитании Бога, а о почитании ближнего своего у них имелось совершенно конкретное, узкое преломление. Под ближним они подразумевали только израильтян, только иудеев. Все остальные были люди презренные, гои, именно так они относились к тем же самарянам.

Поэтому этот иудейский законник, желая дальше испытать Христа, подловить Его на слове, чтобы подорвать Его авторитет, как Учителя, среди народа, который всегда окружал и жадно слушал каждое слово Христа, спрашивает: «А кто мой ближний»?

Отвечая на этот вопрос, Господь рассказывает эту притчу, которую мы с вами вспомнили сегодня вместе, и затем говорит этому законнику: «Как ты думаешь, кто из этих троих был ближним для человека, попавшемуся  к разбойникам»? Он отвечает однозначно: «Оказавший ему милость». Тогда Христос говорит ему: «Иди и ты, твори так же».

Из этих слов Евангелия мы видим, что Господь заповедует нам милосердие и благотворительность, чтобы они были направлены на любого человека. Из этой притчи мы видим, что милосердие было направлено к открытому врагу, к человеку, которого в обычной жизни они ненавидели. И самаряне, и иудеи отвечали друг другу взаимностью в проявлении своих негативных чувств. И тем не менее, этот милосердный самарянин оказал такое чудо любви к своему врагу.

Дорогие братия и сестры! Это прекрасная притча, красивая. Много религиозных сюжетов, живописных картин написано на эту тему. Но представьте себя, дорогие братия и сестры, на  месте либо человека, который попал в руки разбойников, либо почувствуем себя в роли этого милосердного самарянина — сможем ли мы исполнить то, что сделал самарянин?

Представим себе, что мы нашли  какого-то нищего, бомжа. Где? Сделай шага 2-3 от храма и найдёшь, только на Котово Поле спустишься к любой помойке и там найдёшь, а если под навесом, так найдёшь и целую семью нищих. Кто из христиан, из прихожан способен на дела милосердия? Кто способен им что-то дать, накормить? А кто способен поступить так, как этот милосердный самарянин: отвести, например, в платную клинику, у них ведь ни паспортов, ни полисов нет; оплатить их содержание там, чтобы их приодели, подлечили, отмыли. Кто из нас, христиан, способен на это? Вы скажете: «Батюшка, это было в Ветхом Завете, притча — это иносказание, значит, это далекие от нас вещи, занимательные, красивые истории».

 Дорогие братия и сестры! Слово Евангельское не для красного словца писалось и говорилось апостолами, эта притча была рассказана Самим Христом. И когда мы попытаемся представить себя в роли милосердного самарянина, то мы почувствуем, что это не наша роль. Мы почувствуем, что никогда так, по крайней мере, на этом этапе своей жизни, духовной и христианской, мы не готовы так поступить, никогда не поступим так. А ведь, исполняя Евангелие, надо было бы хоть в какой-то степени проявлять это милосердие, даже на том простом примере, который мы с вами рассмотрели.

Очень примечательно, что этот человек, который попался к разбойникам, возвращался из Иерусалима в Иерихон. Иерусалим — это центр духовной и религиозной жизни; так было во времена Христа, так остается и сейчас. А Иерихон в то время был город, который был символом распущенной, блудной столичной жизни, центром греха. Интересно, что этот человек попадается разбойникам на пути от святости ко греху. А когда он удалялся от Иерусалимского храма, когда он удалялся в страну, где распространяется грех, соблазны, именно там он попадается в руки дьявола.

О чём эти слова Евангелия, почему так говорит Господь? Он нас с вами предупреждает, что когда мы отходим от Церкви, как храма Божьего, забывая посещать этот храм и неделю, и другую, и месяцы, не причащаясь святых Христовых Тайн, мы точно так же, как этот несчастный человек попадаемся в руки иногда фактических разбойников, а иногда, в переносном смысле, в руки дьявола, который, как те бандиты, разбойники, изранит человека, не оставит ни одного живого места от той святой чистейшей одежды, которую получает человек в крещении, которую освящает в таинстве причащения. В этом сравнении мы видим, как опасно отходить от Храма Божьего, как опасно терять из поля своего зрения духовной жизни храм. Тогда человек попадает, вольно или невольно, в руки разбойников, в духовном смысле, в ином другом смысле понимания этих Евангельских слов.

Дорогие братия и сестры, когда мы с вами размышляем над этой притчей, мы видим полное несоответствие своей жизни этим словам Евангелия. Интересно вспомнить, что древние христиане жили не так, как мы с вами. Знаменитый апологет Церкви второго века Тертуллиан, который защищал Церковь перед язычниками, писал апологии самим римским императорам, убеждая их в том, что их неправильно информируют, что христиане отнюдь не едят мясо младенцев и отнюдь не убивают их на своих вечерях, не пьют кровь, как представлялось это язычникам, не занимаются прелюбодейством на своих тайных собраниях. Так считали язычники, потому что собрания христиан были закрытые, недоступные для посторонних людей. Тертуллиан говорил такие слова, которые могли служить убедительным примером для того, чтобы последовать по стопам христиан: «Посмотрите, как они любят друг друга».

Другой языческий писатель Лукиан, который был сатириком и высмеивал христиан, высмеивал их культы, высмеивал их новую религию, волей-неволей обращал внимание на то, с каким самоотвержением христиане помогают друг другу. И он говорил, что « …их законодатель внушил им мысль о том, что они братия друг другу и по Его законам все богатства у них общие». На основании книги апостольских Деяний мы видим, что в древней Церкви действительно христиане делились друг с другом всем, что они имели. Они продавали свои имения и приносили деньги в церковную общину, а священно-церковнослужители распределяли эти средства совершенно одинаково и равноправно между всеми членами христианской общины.

 Из истории Древней Церкви мы знаем один очень трагический случай, когда супруги Анания и Сапфира, продав своё имение, отнесли только некую часть в Церковь, остальное утаили. Они сначала хотели всё отдать, а затем, когда появились деньги у них на руках, решили сэкономить и оставить некую часть у себя. И когда они принесли эту часть денег, то услышали слова апостола: «Зачем вы солгали Духу Святому?»; они упали оба мёртвыми, и христиане их погребли. Этот урок обмана, урок лицемерия был поучителен для всех древних христиан и хранил Древнюю Церковь в чистоте и святости.

Затем, дорогие братия и сестры, есть ещё несколько примеров. Юлиан-отступник, современник Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, захотел вернуть христианскую империю после Константина на путь язычества, к религии языческих культов. Он, обращаясь инкогнито к своим язычникам, к своим собратьям, говорил: «Разве не стыдно вам? Посмотрите на христиан – у них совсем нет нищих, надо и нам так же устроить в городах больницы и странноприимные дома, чтобы и у нас во всех городах не было нищих и обездоленных людей». Юлиан-отступник, который гнал Церковь, который ненавидел Христа, и когда Господь или Его Ангел сразил его невидимой стрелой во время войны, по молитве святителя Василия Великого, чтобы защитить христиан, он умер со словами: «Ты победил меня, Галилеянин», бросая эти предсмертные слова Христу. Т.е. напрасно я с Тобой боролся всю свою жизнь, Ты победил меня. Он всю свою жизнь гнал Христа, хотел истребить Его имя из своей вселенной, но, тем не менее, смотрите, какие слова говорил язычникам: «Не стыдно вам, посмотрите на христиан, как они любят друг друга, у них совсем нет нищих».

Однажды в жизни святителя Григория Двоеслова, Папы Римского, литургию Преждеосвящённых Даров которого мы будем совершать во время Великого поста, был такой случай. Как известно, он отличался необыкновенным милосердием, и однажды пришёл к нему один нищий человек и говорит: «Господин, я был капитаном корабля, который потерпел крушение в море, и все мои богатства погибли. Помоги мне». Григорий Двоеслов приказывает своему помощнику, своему слуге дать ему 6 золотых монет. Проходит буквально час или два, и этот нищий снова приходит: «Господин, у меня погибло при крушении очень много богатства, ты мне дал очень мало денег, дай мне еще». Тот приказывает своему слуге дать ещё 6 золотых монет. Проходит ещё час или два, нищий снова является и говорит: «Господин, не прогневайся на меня, но на этом корабле, помимо моего богатства и добра, было ещё много чужого, которое я взял в долг, и оно погибло, дай мне ещё». Григорий Двоеслов приказывает своему слуге дать ещё, но тот отвечает: «Господин, у тебя нет больше ни гроша».

— «А что есть у нас?»

— «Есть ещё серебряное блюдо, которое тебе подарила, умирая, твоя мать».

— «Отдай его».

Слуга отдал блюдо, и этот нищий больше не приходил.

Затем, когда Григорий Двоеслов стал патриархом Царьградским, он однажды приказывает своим церковнослужителям сделать обед для нищих, и просит позвать ровно 12 нищих, по числу апостолов. Когда было всё готово, он сам заходит в этот зал, чтобы послужить этим нищим. Его глазам открылось странное видение: нищих не 12, а 13. Он подзывает своего слугу и говорит: «Я же тебе сказал привести 12 нищих, почему здесь 13?» Слуга отводит его в сторону и говорит: «Господин, здесь на самом деле 12 нищих».

Тогда Григорий Двоеслов понимает, что перед его глазами какое-то таинственное видение, он видит недоступное для других. Когда трапеза закончилась, он подходит к этому 13-му нищему, отводит его в сторону и спрашивает: «Скажи мне, кто ты?» А тот отвечает ему: «Разве ты не узнаешь меня? Я тот нищий, который под видом капитана корабля приходил к тебе. Знай, что в тот день, когда ты мне отдал последнее блюдо своей матери, ты был наречён Богом патриархом Константинопольским» (это было за много лет до этой встречи, до этого обеда с нищими). Тогда ещё Григорий Двоеслов был простым человеком.

Посмотрите, какое колоссальное значение имеет милостыня в очах Божиих, что простой человек, тогда мирянин, был уже в очах Божиих назначен епископом  Царьграда. Это была вторая кафедра в древней Церкви после Рима, на которую Григорий Двоеслов заступит, на которую взойдёт, может быть, через десятки лет. Вот так милосердие ценно в очах Божиих.

 Есть ещё один очень интересный момент в житиях святых. Некто римский сановник именем Магистриан был царским приближённым. Однажды царь отправил его в какую-то страну с поручением. Он ехал по полю на богато украшенном коне и увидел мёртвого нищего, который валялся у дороги и был совершенно нагой. Тогда Магистриан отправил своего раба вперёд, чтоб он не видел его поступка, а сам слез с коня, снял свою богатую одежду, накрыл этого нищего и поехал дальше.

Через некоторое время во время исполнения другого царского повеления он внезапно упал с коня и сломал себе ногу. Перелом был настолько опасный, что когда врачи осмотрели его состояние, то ничего не стали делать, а пообещали прийти назавтра и исцелить его. Царский сановник приказал своему рабу узнать, о чём говорят между собой врачи. Тот узнал, возвратился и говорит: «Господин, принято решение завтра отнять у тебя ногу, потому что начинается гангрена».

  Тогда этот милосердный человек стал сокрушаться, плакать, страдая и от боли и от своего несчастного безысходного состояния. Вдруг он видит, что подходит к нему какой-то человек и спрашивает: «Что ты страдаешь?»

 — «Завтра придут врачи и ногу у меня отрежут».

— «Встань».

— «Я не могу встать».

— «Встань, обопрись на меня  ходи».

 Магистриан послушался такого неразумного, на первый взгляд, приказа, встал, начал понемногу ходить, хромая. А человек, так внезапно явившийся, прощается с ним и уходит.

— «Куда ж ты уходишь»?

— «А что тебе ещё надо? Ты уже здоров».

— «А кто ты, как твое имя»?

— «Я тот нищий, который валялся, бездыханный, у дороги и которого ты накрыл своей одеждой».

Вот так, дорогие братия и сестры, сильно милосердие в очах Божиих. Иоанн Златоуст говорит, что милосердие даже в таком простом случае, когда ты накормил алчущего, выше чуда воскрешения мёртвых. Потому что, когда кто-либо воскрешает мёртвого, он становится должником Бога, потому что это чудо — Его дары; а кто совершает дела милосердия, у того Бог становиться должником.

Святые отцы милосердие называют царицей добродетелей. Они говорят, что у царицы, когда она входит в свои чертоги, никто из слуг не проверяет никаких документов и не спрашивает, кто она — она проходит в свой дворец беспрепятственно. Точно так же и человек, который обладает этой добродетелью, входит в райские обители, минуя всякие бесовские искушения и небесные мытарства, потому что милосердие открывает для человека Царство Небесное.

Дорогие братия и сестры! Вспоминая эти удивительные примеры из истории древней Церкви, мы видим, что подобные примеры давно ушли из жизни современных христиан. Мы видим, что наша с вами жизнь наполнена и проникнута полным эгоизмом. Мы видим иногда людей, которые даже не заботятся о своих семьях, о своих близких. Когда кто-либо один достигает вершины материальных благ, часто забывает о самых близких и родных людях, братьев и сестёр забывают, родителей забывают, не говоря уже о дальней родне. Иногда перестают и здороваться, и знаться попавшие «из грязи в князи».

Сколько таких примеров в нашей жизни! Почти на каждой семье в той или иной степени можно увидеть на родственниках такие примеры, когда люди дорвались до материальных благ и всех забыли вокруг себя. Да, в Священном Писании есть такие слова: «Кто не заботится о близких, тот хуже язычника». Эти слова свидетельствуют о том, что сначала дела милосердия, любви должны быть направлены на самых близких людей: на супруга или супругу, на детей, на родителей, на самых близких, помня следующие слова Евангелия: «Нехорошо взять хлеб у детей и отдать кому-то другому». Но затем Церковь призывает нас с вами к милосердию в самом широком смысле этого слова. Мы с вами живём, дорогие братия и сестры, не видя вокруг себя никого, никакого горя, а живём по пословице: «Моя хата с краю…» и не проявляем этих дел милосердия, стали жёсткими, сухими, жадными, эгоистами.

  Пусть эта притча о милосердном самарянине, дорогие братия и сестры, упрекнёт наше жестокое, немилосердное сердце, чтобы хотя бы какие-то признаки христианского милосердия и сострадания были и в нашей с вами грешной жизни. Аминь.

23 ноября 2008

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

Дорогие братия и сестры! В одной очень интересной церковной книге описывается такой случай. Однажды в православный храм стремительно ворвались двое незнакомых людей, которые были одеты в военный камуфляж, с масками на лицах и сказали, чтобы все выходили из храма. И когда в храме осталось человек 10-20, они маски снимают, оружие откладывают в сторону, подходят к священнику и говорят: «Батюшка, теперь можно начинать службу, в храме остались одни верные».

И вот, дорогие братия и сестры, созерцая эту метель за окном, подобные же чувства навеваются в нашем уме и сердце, потому что сегодня в храме Божием только избранники. Действительно, добрался тот, кто не убоялся мороза и метели, смог завести свой автомобиль, а кто-то и пешком дошёл до Божьего храма, несмотря на пургу и сильный ветер, сбивающий с ног. И так необычно, когда в половине помещений, в том числе в алтаре, света нет, как в какие-то смутные времена, во времена гонений, во времена нестроений. Но от этого ещё более радостно на сердце, и вера крепнет, потому что с нами Господь. А если Он с нами, то кто против нас?

Сегодня, дорогие братия и сестры, читалось Евангелие о милосердном самарянине. Этот Евангельский рассказ каждый из здесь стоящих, безусловно, слышал и читал не один десяток раз в своей жизни, в своём церковном опыте, в домашнем чтении Евангелия, да даже за богослужением в храме, когда из года в год читается один и тот же отрывок в преддверии Рождественского поста.

Казалось бы, какой смысл напоминать давно известные вещи? Оказывается, дорогие братия и сестры, несмотря на то, что христианин должен каждый день читать Евангелие, оно должно быть знакомо ему по своему содержанию и смыслу. Но, тем не менее, если человек будет читать один и тот же отрывок каждый день, всё равно он увидит новые оттенки, новую глубину, новый смысл, который ранее не открывался ему при чтении этих обычных и знакомых слов. Поэтому, действительно, Священное Писание — это бездонная глубина премудрости и Божественного разума.

Сегодня и нам с вами будет весьма полезно вспомнить это Евангелие о милосердном самарянине.

Один человек возвращался из Иерусалима в Иерихон и попал в руки разбойников. Они сорвали с него одежду, избили, изранили, обобрали, естественно, всего и едва живым оставили, бросив у дороги.

Ситуация знакомая нам с вами, как в прежние годы, так и сейчас. Да чуть попозже выйди из дома или вернись в него часов в 10-11 вечера, пройди там, где не освещаются улицы, где мало народа, и то же самое с тобой будет. И поедешь ты из Петербурга во Всеволожск, а не из Иерусалима в Иерихон — и может случиться то же самое, попадёшь к тем же разбойникам в руки. Поэтому, не дай Бог, дорогие братия и сестры, увидеть повторение этой Евангельской истории в этом смысле в своей жизни.

Будем помнить народную мудрость, которая говорит, что «бережёного Бог бережёт». Человек должен сам предвидеть, сам обезопасить, сам продумать каждый шаг своей жизни, излишний риск никогда не приветствуется Церковью. Церковь призывает христиан к самоотверженной любви ради ближних, вплоть до отдачи своей жизни, памятуя слова Евангелия, слова Христа: «Нет больше той любви, когда кто душу свою положит за друзей своих». Но неоправданный, необдуманный, глупый риск, в чём бы он ни заключался, Церковь никогда не приветствует и осуждает такое самобахвальство человека, считает это грехом.

Вернёмся к Евангельскому тексту. Итак, человек, израненный разбойниками, едва живой валялся у дороги. Мимо проходят несколько человек: иудейский священник, который возвращался из Иерусалимского храма; затем левит, низший представитель духовенства у иудеев, говоря современным языком, не священно-, а церковнослужитель, который помогает при богослужениях. Эти два человека религиозного, духовного чина прошли мимо. И вот идёт третий человек, который был самарянином.

Церковь не случайно акцентирует на этом внимание, потому что самаряне и иудеи были открытыми врагами. Они ненавидели друг друга. Иудеи никогда не общались с самарянами, они считали это скверной для себя, ниже своего достоинства. Иудеи считали, что самаряне потеряли чистоту вероучения, чистоту богооткровенной религии, когда в своих племенах, в своей жизни смешались с асирийскими завоевателями, которые внесли в их религиозный культ некие языческие моменты. Они потеряли центр религиозного почитания. У них была гора Гаризим, которая сохранилась до наших дней и на которой самаряне, которые, как народность, существуют до сих  пор,  проводят  свои  религиозные  обряды.  А иудеи так же,  как прежде,  ненавидят их, как

 ненавидят сейчас и православных христиан, особенно представителей духовенства Православной Церкви. Я думаю, что те из вас, кто был на Святой Земле, могли видеть это своими глазами.  

Как ни странно это звучит, но этот самарянин оказался милосердным, он остановился перед этим несчастным человеком, обвязал его раны, возливал на них вино и елей, облегчая страдания раненного человека. Затем поднял его, положил на своего осла, отвез в ближайшую гостиницу, заплатил денег за его содержание и сказал хозяину гостиницы: «Если истратишь больше того, что я тебе оставил, то, когда возвращусь, покрою все твои расходы».

 Эта притча была рассказана Христом в ответ на вопрос законника, знатока Священного Писания, который подошел ко Христу и, искушая Его, говорил: «Учитель! Скажи, какая заповедь главная в законе»? Вопрос очень каверзный, как говорится, «на засыпку». Ну как можно сказать, как выделить главную заповедь из закона?

 Этот вопрос задан был в присутствии всего народа. Если выделить одну какую-то заповедь, тебя сразу не поймут, осудят люди, как так можно? Неужели, допустим, почитание родителей — большая заповедь, чем заповедь запрещающая прелюбодейство, или не убий, или какая-то другая? Но, тем не менее, в законе все эти 10 заповедей сконцентрированы, собраны по своему смыслу в две основные заповеди.

 Господь не отвечает ему прямо, а заставляет этого знатока закона самого ответить, и спрашивает его: «А что написано в законе, как ты считаешь, как разумеешь»? Эти слова Христа звучат по-славянски так: «Како чтеши». Они говорят о том, что можно одинаковый текст понимать по-разному: как ты читаешь, как ты разумеешь, как ты понимаешь этот текст?

И законник ответил совершенно правильно и однозначно, что самая главная заповедь: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, а ближнего твоего, как  самого себя». Господь говорит ему:   «Правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить». Действительно, эти заповеди  центральные во всём Священном Писании Ветхого Завета.

Но иудеи соглашались только с первой заповедью — о почитании Бога, а о почитании ближнего своего у них имелось совершенно конкретное, узкое преломление. Под ближним они подразумевали только израильтян, только иудеев. Все остальные были люди презренные, гои, именно так они относились к тем же самарянам.

Поэтому этот иудейский законник, желая дальше испытать Христа, подловить Его на слове, чтобы подорвать Его авторитет, как Учителя, среди народа, который всегда окружал и жадно слушал каждое слово Христа, спрашивает: «А кто мой ближний»?

Отвечая на этот вопрос, Господь рассказывает эту притчу, которую мы с вами вспомнили сегодня вместе, и затем говорит этому законнику: «Как ты думаешь, кто из этих троих был ближним для человека, попавшемуся  к разбойникам»? Он отвечает однозначно: «Оказавший ему милость». Тогда Христос говорит ему: «Иди и ты, твори так же».

Из этих слов Евангелия мы видим, что Господь заповедует нам милосердие и благотворительность, чтобы они были направлены на любого человека. Из этой притчи мы видим, что милосердие было направлено к открытому врагу, к человеку, которого в обычной жизни они ненавидели. И самаряне, и иудеи отвечали друг другу взаимностью в проявлении своих негативных чувств. И тем не менее, этот милосердный самарянин оказал такое чудо любви к своему врагу.

Дорогие братия и сестры! Это прекрасная притча, красивая. Много религиозных сюжетов, живописных картин написано на эту тему. Но представьте себя, дорогие братия и сестры, на  месте либо человека, который попал в руки разбойников, либо почувствуем себя в роли этого милосердного самарянина — сможем ли мы исполнить то, что сделал самарянин?

Представим себе, что мы нашли  какого-то нищего, бомжа. Где? Сделай шага 2-3 от храма и найдёшь, только на Котово Поле спустишься к любой помойке и там найдёшь, а если под навесом, так найдёшь и целую семью нищих. Кто из христиан, из прихожан способен на дела милосердия? Кто способен им что-то дать, накормить? А кто способен поступить так, как этот милосердный самарянин: отвести, например, в платную клинику, у них ведь ни паспортов, ни полисов нет; оплатить их содержание там, чтобы их приодели, подлечили, отмыли. Кто из нас, христиан, способен на это? Вы скажете: «Батюшка, это было в Ветхом Завете, притча — это иносказание, значит, это далекие от нас вещи, занимательные, красивые истории».

 Дорогие братия и сестры! Слово Евангельское не для красного словца писалось и говорилось апостолами, эта притча была рассказана Самим Христом. И когда мы попытаемся представить себя в роли милосердного самарянина, то мы почувствуем, что это не наша роль. Мы почувствуем, что никогда так, по крайней мере, на этом этапе своей жизни, духовной и христианской, мы не готовы так поступить, никогда не поступим так. А ведь, исполняя Евангелие, надо было бы хоть в какой-то степени проявлять это милосердие, даже на том простом примере, который мы с вами рассмотрели.

Очень примечательно, что этот человек, который попался к разбойникам, возвращался из Иерусалима в Иерихон. Иерусалим — это центр духовной и религиозной жизни; так было во времена Христа, так остается и сейчас. А Иерихон в то время был город, который был символом распущенной, блудной столичной жизни, центром греха. Интересно, что этот человек попадается разбойникам на пути от святости ко греху. А когда он удалялся от Иерусалимского храма, когда он удалялся в страну, где распространяется грех, соблазны, именно там он попадается в руки дьявола.

О чём эти слова Евангелия, почему так говорит Господь? Он нас с вами предупреждает, что когда мы отходим от Церкви, как храма Божьего, забывая посещать этот храм и неделю, и другую, и месяцы, не причащаясь святых Христовых Тайн, мы точно так же, как этот несчастный человек попадаемся в руки иногда фактических разбойников, а иногда, в переносном смысле, в руки дьявола, который, как те бандиты, разбойники, изранит человека, не оставит ни одного живого места от той святой чистейшей одежды, которую получает человек в крещении, которую освящает в таинстве причащения. В этом сравнении мы видим, как опасно отходить от Храма Божьего, как опасно терять из поля своего зрения духовной жизни храм. Тогда человек попадает, вольно или невольно, в руки разбойников, в духовном смысле, в ином другом смысле понимания этих Евангельских слов.

Дорогие братия и сестры, когда мы с вами размышляем над этой притчей, мы видим полное несоответствие своей жизни этим словам Евангелия. Интересно вспомнить, что древние христиане жили не так, как мы с вами. Знаменитый апологет Церкви второго века Тертуллиан, который защищал Церковь перед язычниками, писал апологии самим римским императорам, убеждая их в том, что их неправильно информируют, что христиане отнюдь не едят мясо младенцев и отнюдь не убивают их на своих вечерях, не пьют кровь, как представлялось это язычникам, не занимаются прелюбодейством на своих тайных собраниях. Так считали язычники, потому что собрания христиан были закрытые, недоступные для посторонних людей. Тертуллиан говорил такие слова, которые могли служить убедительным примером для того, чтобы последовать по стопам христиан: «Посмотрите, как они любят друг друга».

Другой языческий писатель Лукиан, который был сатириком и высмеивал христиан, высмеивал их культы, высмеивал их новую религию, волей-неволей обращал внимание на то, с каким самоотвержением христиане помогают друг другу. И он говорил, что « …их законодатель внушил им мысль о том, что они братия друг другу и по Его законам все богатства у них общие». На основании книги апостольских Деяний мы видим, что в древней Церкви действительно христиане делились друг с другом всем, что они имели. Они продавали свои имения и приносили деньги в церковную общину, а священно-церковнослужители распределяли эти средства совершенно одинаково и равноправно между всеми членами христианской общины.

 Из истории Древней Церкви мы знаем один очень трагический случай, когда супруги Анания и Сапфира, продав своё имение, отнесли только некую часть в Церковь, остальное утаили. Они сначала хотели всё отдать, а затем, когда появились деньги у них на руках, решили сэкономить и оставить некую часть у себя. И когда они принесли эту часть денег, то услышали слова апостола: «Зачем вы солгали Духу Святому?»; они упали оба мёртвыми, и христиане их погребли. Этот урок обмана, урок лицемерия был поучителен для всех древних христиан и хранил Древнюю Церковь в чистоте и святости.

Затем, дорогие братия и сестры, есть ещё несколько примеров. Юлиан-отступник, современник Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, захотел вернуть христианскую империю после Константина на путь язычества, к религии языческих культов. Он, обращаясь инкогнито к своим язычникам, к своим собратьям, говорил: «Разве не стыдно вам? Посмотрите на христиан – у них совсем нет нищих, надо и нам так же устроить в городах больницы и странноприимные дома, чтобы и у нас во всех городах не было нищих и обездоленных людей». Юлиан-отступник, который гнал Церковь, который ненавидел Христа, и когда Господь или Его Ангел сразил его невидимой стрелой во время войны, по молитве святителя Василия Великого, чтобы защитить христиан, он умер со словами: «Ты победил меня, Галилеянин», бросая эти предсмертные слова Христу. Т.е. напрасно я с Тобой боролся всю свою жизнь, Ты победил меня. Он всю свою жизнь гнал Христа, хотел истребить Его имя из своей вселенной, но, тем не менее, смотрите, какие слова говорил язычникам: «Не стыдно вам, посмотрите на христиан, как они любят друг друга, у них совсем нет нищих».

Однажды в жизни святителя Григория Двоеслова, Папы Римского, литургию Преждеосвящённых Даров которого мы будем совершать во время Великого поста, был такой случай. Как известно, он отличался необыкновенным милосердием, и однажды пришёл к нему один нищий человек и говорит: «Господин, я был капитаном корабля, который потерпел крушение в море, и все мои богатства погибли. Помоги мне». Григорий Двоеслов приказывает своему помощнику, своему слуге дать ему 6 золотых монет. Проходит буквально час или два, и этот нищий снова приходит: «Господин, у меня погибло при крушении очень много богатства, ты мне дал очень мало денег, дай мне еще». Тот приказывает своему слуге дать ещё 6 золотых монет. Проходит ещё час или два, нищий снова является и говорит: «Господин, не прогневайся на меня, но на этом корабле, помимо моего богатства и добра, было ещё много чужого, которое я взял в долг, и оно погибло, дай мне ещё». Григорий Двоеслов приказывает своему слуге дать ещё, но тот отвечает: «Господин, у тебя нет больше ни гроша».

— «А что есть у нас?»

— «Есть ещё серебряное блюдо, которое тебе подарила, умирая, твоя мать».

— «Отдай его».

Слуга отдал блюдо, и этот нищий больше не приходил.

Затем, когда Григорий Двоеслов стал патриархом Царьградским, он однажды приказывает своим церковнослужителям сделать обед для нищих, и просит позвать ровно 12 нищих, по числу апостолов. Когда было всё готово, он сам заходит в этот зал, чтобы послужить этим нищим. Его глазам открылось странное видение: нищих не 12, а 13. Он подзывает своего слугу и говорит: «Я же тебе сказал привести 12 нищих, почему здесь 13?» Слуга отводит его в сторону и говорит: «Господин, здесь на самом деле 12 нищих».

Тогда Григорий Двоеслов понимает, что перед его глазами какое-то таинственное видение, он видит недоступное для других. Когда трапеза закончилась, он подходит к этому 13-му нищему, отводит его в сторону и спрашивает: «Скажи мне, кто ты?» А тот отвечает ему: «Разве ты не узнаешь меня? Я тот нищий, который под видом капитана корабля приходил к тебе. Знай, что в тот день, когда ты мне отдал последнее блюдо своей матери, ты был наречён Богом патриархом Константинопольским» (это было за много лет до этой встречи, до этого обеда с нищими). Тогда ещё Григорий Двоеслов был простым человеком.

Посмотрите, какое колоссальное значение имеет милостыня в очах Божиих, что простой человек, тогда мирянин, был уже в очах Божиих назначен епископом  Царьграда. Это была вторая кафедра в древней Церкви после Рима, на которую Григорий Двоеслов заступит, на которую взойдёт, может быть, через десятки лет. Вот так милосердие ценно в очах Божиих.

 Есть ещё один очень интересный момент в житиях святых. Некто римский сановник именем Магистриан был царским приближённым. Однажды царь отправил его в какую-то страну с поручением. Он ехал по полю на богато украшенном коне и увидел мёртвого нищего, который валялся у дороги и был совершенно нагой. Тогда Магистриан отправил своего раба вперёд, чтоб он не видел его поступка, а сам слез с коня, снял свою богатую одежду, накрыл этого нищего и поехал дальше.

Через некоторое время во время исполнения другого царского повеления он внезапно упал с коня и сломал себе ногу. Перелом был настолько опасный, что когда врачи осмотрели его состояние, то ничего не стали делать, а пообещали прийти назавтра и исцелить его. Царский сановник приказал своему рабу узнать, о чём говорят между собой врачи. Тот узнал, возвратился и говорит: «Господин, принято решение завтра отнять у тебя ногу, потому что начинается гангрена».

  Тогда этот милосердный человек стал сокрушаться, плакать, страдая и от боли и от своего несчастного безысходного состояния. Вдруг он видит, что подходит к нему какой-то человек и спрашивает: «Что ты страдаешь?»

 — «Завтра придут врачи и ногу у меня отрежут».

— «Встань».

— «Я не могу встать».

— «Встань, обопрись на меня  ходи».

 Магистриан послушался такого неразумного, на первый взгляд, приказа, встал, начал понемногу ходить, хромая. А человек, так внезапно явившийся, прощается с ним и уходит.

— «Куда ж ты уходишь»?

— «А что тебе ещё надо? Ты уже здоров».

— «А кто ты, как твое имя»?

— «Я тот нищий, который валялся, бездыханный, у дороги и которого ты накрыл своей одеждой».

Вот так, дорогие братия и сестры, сильно милосердие в очах Божиих. Иоанн Златоуст говорит, что милосердие даже в таком простом случае, когда ты накормил алчущего, выше чуда воскрешения мёртвых. Потому что, когда кто-либо воскрешает мёртвого, он становится должником Бога, потому что это чудо — Его дары; а кто совершает дела милосердия, у того Бог становиться должником.

Святые отцы милосердие называют царицей добродетелей. Они говорят, что у царицы, когда она входит в свои чертоги, никто из слуг не проверяет никаких документов и не спрашивает, кто она — она проходит в свой дворец беспрепятственно. Точно так же и человек, который обладает этой добродетелью, входит в райские обители, минуя всякие бесовские искушения и небесные мытарства, потому что милосердие открывает для человека Царство Небесное.

Дорогие братия и сестры! Вспоминая эти удивительные примеры из истории древней Церкви, мы видим, что подобные примеры давно ушли из жизни современных христиан. Мы видим, что наша с вами жизнь наполнена и проникнута полным эгоизмом. Мы видим иногда людей, которые даже не заботятся о своих семьях, о своих близких. Когда кто-либо один достигает вершины материальных благ, часто забывает о самых близких и родных людях, братьев и сестёр забывают, родителей забывают, не говоря уже о дальней родне. Иногда перестают и здороваться, и знаться попавшие «из грязи в князи».

Сколько таких примеров в нашей жизни! Почти на каждой семье в той или иной степени можно увидеть на родственниках такие примеры, когда люди дорвались до материальных благ и всех забыли вокруг себя. Да, в Священном Писании есть такие слова: «Кто не заботится о близких, тот хуже язычника». Эти слова свидетельствуют о том, что сначала дела милосердия, любви должны быть направлены на самых близких людей: на супруга или супругу, на детей, на родителей, на самых близких, помня следующие слова Евангелия: «Нехорошо взять хлеб у детей и отдать кому-то другому». Но затем Церковь призывает нас с вами к милосердию в самом широком смысле этого слова. Мы с вами живём, дорогие братия и сестры, не видя вокруг себя никого, никакого горя, а живём по пословице: «Моя хата с краю…» и не проявляем этих дел милосердия, стали жёсткими, сухими, жадными, эгоистами.

  Пусть эта притча о милосердном самарянине, дорогие братия и сестры, упрекнёт наше жестокое, немилосердное сердце, чтобы хотя бы какие-то признаки христианского милосердия и сострадания были и в нашей с вами грешной жизни. Аминь.

Предыдущая проповедь

9 ноября 2008

Притча об исцелении бесноватого
Следующая проповедь

30 ноября 2008

Притча о безумном богаче

Все проповеди за 2008 год

декабрь 2008

ноябрь 2008

октябрь 2008

сентябрь 2008

август 2008

июль 2008

июнь 2008

май 2008

март 2008

февраль 2008

январь 2008

Разделы Сообщение Контакты
Отправить сообщение

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с ФЗ №152-ФЗ от 27.07.2006 года «О персональных данных».

Православная местная религиозная организация Приход храма Спаса Нерукотворного Образа на «Дороге жизни» г. Всеволожска Выборгской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Ленинградская область, г. Всеволожск, ул. Шишканя 11А
8:00 - 20:00