Храм Спаса Нерукотворного Образа

Русская Православная Церковь, Выборгская епархия

+7 (813-70) 34-486
Всеволожск, ул. Шишканя 11А
закрыть

Притча о званных на вечерю

Сегодня за Божественной литургией читалась притча о званных на брачный пир. Эта притча содержится в Евангелиях от Матфея и от Луки. Отрывок Евангелия от Луки читается в преддверии Рождества Христова, в неделю святых праотец, когда Церковь приглашает всех верующих во Христа встретить великий праздник Рождества Христова и Его пришествие в этот мир. Притча у Евангелиста Матфея имеет некоторые отличительные особенности, но главная идея остаётся одна и та же.

Царь по случаю брака своего сына сделал брачный пир и звал многих. И когда настало время для самого торжества, он посылает своих слуг напомнить о приглашении гостям прийти на пир. Но никто из тех званных, которые получили приглашение от царя, не пошёл на этот пир. Как сказано: кто-то пошёл на село своё, кто-то на торговлю свою — все находили уважи-тельные причины. Но мало того, что ссылались на занятость мнимую, потому что, что может сравниться, если тебя пригласили на брачный пир сына своего царя? Ну, кто бы из нас сейчас отказался, если бы получил от Владимира Владимировича именное приглашение в Кремль на званный обед — это немыслимо. Но эти званные не только не пошли, они оскорбили посланных к ним людей: кого-то избили, а кого-то и убили. Это неслыханная дерзость, оскорбление господина, пославшего слуг.

Когда царь услышал об этих неблагодарных поступках званных своих, он, как сказано в Евангелии, послал воинов своих, чтобы наказать этих дерзких людей — град их был сожжён.

Эта притча повторяет притчу о злых виноградарях, которую мы слышали в прошлое воскресенье. И та, и другая притча приложимы к истории еврейского народа. И то, что град их был сожжён, прямое пророчество о судьбе Иерусалима о том, как он был завоёван спустя сорок лет после Вознесения Господа. Камня на камне не осталось от города; весь он был разрушен, перепахан плугами, и тысячи евреев были уведены в плен, чтобы в различных городах, в амфитеатрах они были преданы мучительным видам смерти на потеху публике.

Но эта притча о званных важна не только как пример исполнения ветхозаветных проро-честв, пророческих слов Самого Господа, которые Он предрекал об Иерусалиме окружающим Его людям и ученикам. Эта притча важна и интересна в приложении жизни каждого из нас.

Этот великий пир, на который были званы многие, напоминает нам и рассказывает о том великом торжестве, которого сподобятся праведники на небе в Небесном Иерусалиме. Этот Небесный град созерцал Иоанн Богослов в своём необыкновенном видении. Эти райские обители созерцал апостол Павел, когда восхищен был Духом до третьего неба и слышал неизреченные глаголы, которые невозможно передать для человека. Потому что ухо не слышало, глаза никогда не видели и на сердце человеческое никогда не приходило то, что уготовал Бог любящим Его. И вот, на это великое торжество на Небе для праведников и святых пророчески и иносказательно указывается в этой притче, чтобы мы видели тот идеал и ту цель, к которой должна быть устремлена наша жизнь.

Брачный пир единственного сына, наконец, по общему толкованию святых отцов символизирует великое таинство Евхаристии, которое совершается при служении каждой Божественной Литургии. И Господь — отец и царь, изображаемый в этой притче, зовёт всех участвовать в этой Небесной трапезе. Многие святые отцы, например, Иоанн Златоуст, обращает внимание, говоря: человек, посмотри, тебя же не на работу зовут, не на какое дело тяжкое — тебя зовут на праздник. И как мало, порой, бывает тех, которые откликаются на этот Божественный призыв.

Званными являются все люди. В этой притче говорится, что Господь звал многих. Это означает, что Он звал всех, потому что в Священном Писании есть такие слова, в которых Господь всех призывает к Себе: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11; 28). Бог хочет, чтобы каждый человек был спасён и пришёл к познанию истины, говорит апостол Павел. Нет ни одного человека, которого Бог бы отверг, для которого невозможно было бы спасение. Господь за всех пролил Свою Пречистую Кровь на кресте. Но не каждый человек слышит этот Божественный зов и не каждый следует путём спасения. Господь, бесконечно любя человека, в жизни каждого из нас, абсолютно любого человека, делает всё возможное, чтобы разбудить человеческую совесть, чтобы особым образом коснуться сердца человека, чтобы человек задумался о смысле жизни, чтобы он обрёл Бога через различные обстоятельства жизни, которые Господь посылает каждому из нас.

У каждого свой путь обретения веры и прихода человека к Богу. Самые счастливые из людей те, которые с молоком матери впитывают веру, с младенчества находятся в ограде святой Матери-Церкви и остаются в ней до конца жизни. Другие приходят в зрелые годы, когда буйство юности и похоть угасает, когда включается разум, и страсти ослабевают. Третьи приходят через разум, через познание мира, в котором они чувствуют особое присутствие Божие. Четвёртые приходят чудесным образом, почувствовав спасающую десницу Божию от какой-то страшной, смертельной опасности или в своей жизни, или в жизни близких и родных.

Но большинство людей приводят ко Христу скорби, болезни, страдания и другие испытания. Потому что этот Божественный призыв через внешние скорби особенно доходчив для человека. Особенно, когда человек, желая избавиться от пришедших в его жизнь внезапных болезней, скорбей, бед ищет избавления у врачей. И когда всё испробовано, когда, наконец, как к последнему пристанищу, иногда без глубокой веры, а так, на всякий случай, может быть, поможет, приходят в Церковь и здесь обретают подлинный покой для своей мятущейся души. Но этот путь обретения Бога через скорби и болезни — трудный путь, соединён с какими-то лишениями, с какими-то бедами, скорбями, которые тяжело переживать человеку. Поэтому как важно, как правильно было бы идти к Богу своими ножками, да в здравом уме и в состоянии относительного благоденствия, чтобы это благоденствие, как дар Божий, возможно, сохрани-лось в твоей жизни.

Надо отметить, что дьявол делает всё, чтобы человек не пришёл в Церковь и к Богу. Различными методами он пользуется. И большинство из этих бесовских методов, отводящих человека от Церкви, базируется на человеческой гордыне. «Но как же это я, состоявшийся человек, с образованием и буду причащаться из одной лжицы, да может быть самый последний, да ещё там можно подцепить какую-нибудь заразу?» и так далее.

Другие приводят какие-то научные факты, которые выдернули из контекста или у отдельных атеистических ученых. Иногда типичная лень и нежелание менять свою жизнь удерживают человека и не пускают его к Богу. Потому что человек, будучи правдив с самим собой, понимает, что, придя в Церковь, надо менять свою жизнь, надо стать другим человеком, потому что с образом христианина многие из тех вопиющих грехов, с которыми человек уже сроднился, несовместимы.

Иногда дьявол паразитирует на том же чувстве гордыни, напоминая все обиды, которые встретил человек в Церкви: бывает равнодушие каких-то людей, бывает неосторожное, грубое слово, неправильное или не вовремя сказанное и так далее. Иногда смешно подумать, что десятилетиями несёт в себе человек этот груз той или иной обиды, думая, что он прав, что как плохо в Церкви, какие христиане несовершенные, грешные. Но сам не понимая, что таким образом мысля, он пребывает и остаётся игрушкой в руках бесовских сил, которых он своим нехождением в Церковь бесконечно радует.

Дорогие братия и сестры. Эта притча о званных говорит нам, что мы должны как можно чаще приступать к таинству Святой Евхаристии. Таинство причащения — это самое важное, самое главное, что оставлено Христом для нашего спасения. Всё остальное, можно сказать, вместе взятое: все традиции, все обряды — ничего не значат по сравнению с таинством Евхаристии. Или значат ровно столько, на сколько они приводят человека к этому Святому Таинству, помогая ему покаяться и иметь должное, правильное устроение для неосужденного причащения Святых Христовых Тайн.

Каждую литургию совершается Евхаристия. Мы слышим тайносовершительные слова Христа, которые Он произнёс на первой Тайной Вечери перед Своими страданиями. И они звучат следующим образом: «пейте из неё все, ибо сие есть Кровь Моя нового завета» (Мф. 26; 27-28). Господь не говорит: «Причащайтесь сегодня только сто человек, не больше, а остальные потом, в следующий раз». Сложно представить, чтобы Господь, совершая Евхаристию, не причастил на ней всех апостолов, ведь там Иуда находился, который замыслил уже предательство. Причастившись, он сразу же пошёл к первосвященникам и книжникам иудейским с намерением предать Христа. Господь останавливал его на Тайной Вечери, говоря прикровенно: «один из вас предаст Меня» (Мф. 26; 21). Но, тем не менее, Иуда несомненно причастился, потому что, если бы было не так, евангелисты непременно на это обратили бы наше внимание.

Поэтому, дорогие братия и сестры, странно выглядит ситуация, когда причащение происходит, а не все причащаются, не все готовы приступить к этому великому Таинству. В Древней Церкви на каждой Божественной Литургии все христиане, кто был в храме, причащались непременно Святых Христовых Тайн.

Посмотрим, что не даёт нам причащаться? Мы ссылаемся на правила, традиции трудные, что они заставляют поститься, что они подразумевают молитвенное правило, которое становится для нас не подспорьем и помощью в приготовлении и к должному причащению, но преградой. Потому что для человека молитвенное правило становится трудным, лень читать его, много молитв. Но в вечности, после смерти, там, на небе, чем мы будем с вами заниматься? Кто сподобится райских обителей, они будут непрестанно молиться. Не только будешь три канона в день читать и правило ко причащению, а всю вечность молиться. И там не будет ни утра, ни вечера — там будет непрестанное славословие и благодарение Бога. Если бы с этой точки зрения посмотрели, что правило — это не повинность, а это радость! Молитвы не может быть много, молитва — это общение наше с любимейшим для нас Господом и Учителем. И она должна приносить радость, окрылять, поддерживать нас. А пост для нас в тягость, особенно сейчас, когда закончился Успенский, а ко причастию надо поститься.

Какое же значение пост имеет здесь? Элементарное, не в том плане, что скоромная пища несовместима с христианством, несовместима с причащением, а дело в приоритете ценностей. Пост показывает, что Господь для тебя на первом месте, а потом кофе с молоком, булочка сдобная и прочие деликатесы, к которым ты привык. Ну покажи ты, что инстинкты не главенствуют в твоей жизни, что не желудок управляет разумом твоим, а что ты человек, ты можешь подчинить себе свои инстинкты, заставить их служить себе и быть покорными, в этом твоё отличие от высших млекопитающих и прочих бессловесных тварей.

Человек иногда придумывает для себя благочестивые формулировки: «Батюшка, хочу причащаться каждое воскресенье, благословите без поста. А как, если среда и пятница постные дни и ещё один надо, получается вся неделя постная» и человек хочет и чрево не утеснить, и со Христом быть.

Другой хочет причащаться каждый день, говорит: «Батюшка, благословите без канонов, не успеть, надо телевизор посмотреть, полежать, отдохнуть, погулять». Всё это так, дорогие братия и сестры, но ко Христу надо приходить всегда, но не на льготных условиях, не устраивая для себя привилегии. Значит, я буду причащаться каждый день, все пусть постятся, а я не буду. И в чём тогда смысл христианской жизни? В чём смысл твоего подвига и усердия? Да в полном попустительстве самому себе — вот в чём состоит наша духовная жизнь.

А почему мы с вами не молимся, правило лень нам прочитать перед Святым Причащением? Да потому, что другим интересам жизнь подчинена. Мы упоминали уже о телевизоре. Через одного, наверное, задают вопрос, ну как же можно жить без программы «Время» или без вечернего выпуска с Владимиром Соловьёвым? Как можно прожить? Будешь отсталым человеком, не будешь знать, где ядерное оружие делается, что Трамп сказал. Так в советское время и говорили, так стыдили верующих родителей, у которых не было телевизора. «Ваши дети не смотрят телевизор? Кого вы вырастите? Они же вырастут отсталыми людьми, как так?» Тогда ещё ювенальной юстиции не было, просто стыдили, это я прекрасно помню по детским годам жизни своей.

И вот, дорогие братия и сестры, все эти лукавые словеса оправдания уводят человека от Чаши Христовой. Но нам надо помнить и о том, что, стремясь причаститься Святых Христовых Таин, мы не должны возлагать тяжёлым бременем на своих близких и родных эти благочести-вые моменты подготовки. Потому что это может выглядеть следующим образом. Например, в семье отец или мать готовятся ко причастию, мама читает последование ко Святому Причащению, голодные дети кричат, орут, есть нечего, укладывать спать их некому, а мама молится. «Закрыли дверку, не мешайте» — такое благочестие. Или папа молится, а снег не чищенный, ещё что-то не сделано, света дома нет, пробки выключились. «Папа молится, не трогайте его; всё остальное потом». Это благочестие нужное, прекрасное не должно быть за счёт других. Вспомним хорошую русскую пословицу: «Нельзя на чужом коне въехать в Царствие Небесное».

В отношении Таинства Евхаристии пусть у каждого из нас мысль будет устремлена в двух направлениях: к возможно более частому причащению Святых Христовых Таин, но чтобы это Причащение не превратилось в пустую формальность и обязанность, чтобы, причащаясь, мы чувствовали своё величайшее недостоинство. Потому что как бы мы с вами ни готовились, никогда никакой человек не будет достоин причащения Святых Христовых Тайн. Великие святители Церкви: Василий Великий, Иоанн Златоуст, которые оставили нам молитвы ко При-чащению, говорили, что из всех грешников «первый есмь аз» (из молитвы Иоанна Златоуста). Если они считали самыми первыми грешниками себя, то что мы можем сказать о жизни своей.

Когда начался брачный пир, там был один человек, который оказался не в брачной одежде. И когда царь вышел посмотреть, кто же удостоился стать его сотрапезниками, он увидел этого человека и сказал ему такие слова: «друг! как ты вошёл сюда не в брачной одежде?» (Мф. 22; 12). Но он молчал, ничего не мог сказать в своё оправдание. Тогда царь сказал своим слугам: «связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 22; 13).

Если мы вспомним, что брачный пир заполнился случайными людьми, которых слуги нашли на распутиях дорог, нищих и грязных, спрашивается, а как же один оказался не одет? Дело в том, что в традиции восточного гостеприимства царь или господин, устраивая трапезу, предлагал чистую одежду для всех приглашённых. Сейчас, когда приглашают гостей на великие праздники, на свадебные торжества, иногда в пригласительных открытках упоминают даже рекомендуемый цвет одежды. На востоке то же самое было. Значит, этот приглашённый человек проигнорировал даваемую ему одежду, может, она дана ему была, а он её не одел, выбросил. Она ему оказалась не нужна. Первую чистую, безгрешную одежду мы получаем в Таинстве Крещения. Но как многие из нас бросают её, как ненужную, забывая об этом священном даре крещения. Это и показано в образе этого человека, забывшего о своём великом предназначении. Он пришёл на трапезу не потому, что ему нужен был царь, а потому, что есть хотел. Он знал, что там тепло, что там есть кров, что там его сытно покормят. И поэтому он сидел за столом и занимался тем, ради чего он туда пришёл.

Дорогие братия и сестры. Это о нас с вами притча, и образ этого раба, который не имел достойной одежды. Когда мы приходим ко Христу, и Он нам, порой, абсолютно не нужен. Нам нужно сытно поесть, хорошо одеться, а в этом нужна помощь Божия, чтобы заработать на это. Надо, чтобы сын учился, чтобы дочка тоже поступила в ВУЗ, чтобы найти работу. Свечки ставим, чтобы Бог помогал нам в тех или иных делах земных: продаже квартир, покупке другого имущества — во всём нужна помощь Божия. А Бог Сам где? А Он оказывается как бы вне сферы внимания человека, Он не нужен Сам. Бог превращается в аккумулятор гуманитарной помощи, или в министра МЧС: «дай, помоги, давай быстрей; где Бог ваш, почему Он молчит?» Но мы, христиане, не должны превращать нашу религиозную жизнь в одни просительные ектеньи: подай, Господи; помоги, Господи. Но когда с Богом Самим будет разговор? Мы должны с вами понимать, что Бог является высочайшим благом, высочайшей ценностью, превосходящий всякий человеческий ум, и выше Его, прекраснее Его никого и ничего нет на этом свете. И поэтому молитва благодарности Богу, молитва славословия Богу, общение непосредственно с Ним должно быть центром нашей с вами жизни.

Порой мы делаем неправильный перекос в нашей духовной жизни, когда сами не исповедуемся, не причащаемся. Например, настаёт память усопшего — давайте панихиду послужим, соберёмся, помянем. А где слова об исповеди, о причащении? Чтобы близкие жена, сыновья, дочери покаялись и таким образом, став чище, станут к Богу ближе, и молитва тогда сильнее. Тогда и усопшим особая радость от того, что близкие живут, как Богом заповедано.

Это неправильное устроение жизни церковной проявляется, когда мы стоим на Литургии, не понимая её, нам не хватает её значения. Оканчивается Литургия, говорим: давай молебен послужим какому-нибудь святому. Ну какой молебен может сравниться с Божественной Литургией, Евхаристией? С ними никакое священнодействие, никакой молебен любым святым и близко по значению никогда не будет. Самое главное — это Христос, который открывается в Таинстве Евхаристии.

И дай Бог, чтобы мы понимали, что если к Богу будет устремлена наша жизнь, то меньше надо будет просить у Него, потому что Он Сам даст нам всё необходимое по слову Своему, которое Он сказал в Евангелии для нас, грешных: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам» (Мф. 6;33). Аминь.

10 сентября 2017

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

Сегодня за Божественной литургией читалась притча о званных на брачный пир. Эта притча содержится в Евангелиях от Матфея и от Луки. Отрывок Евангелия от Луки читается в преддверии Рождества Христова, в неделю святых праотец, когда Церковь приглашает всех верующих во Христа встретить великий праздник Рождества Христова и Его пришествие в этот мир. Притча у Евангелиста Матфея имеет некоторые отличительные особенности, но главная идея остаётся одна и та же.

Царь по случаю брака своего сына сделал брачный пир и звал многих. И когда настало время для самого торжества, он посылает своих слуг напомнить о приглашении гостям прийти на пир. Но никто из тех званных, которые получили приглашение от царя, не пошёл на этот пир. Как сказано: кто-то пошёл на село своё, кто-то на торговлю свою — все находили уважи-тельные причины. Но мало того, что ссылались на занятость мнимую, потому что, что может сравниться, если тебя пригласили на брачный пир сына своего царя? Ну, кто бы из нас сейчас отказался, если бы получил от Владимира Владимировича именное приглашение в Кремль на званный обед — это немыслимо. Но эти званные не только не пошли, они оскорбили посланных к ним людей: кого-то избили, а кого-то и убили. Это неслыханная дерзость, оскорбление господина, пославшего слуг.

Когда царь услышал об этих неблагодарных поступках званных своих, он, как сказано в Евангелии, послал воинов своих, чтобы наказать этих дерзких людей — град их был сожжён.

Эта притча повторяет притчу о злых виноградарях, которую мы слышали в прошлое воскресенье. И та, и другая притча приложимы к истории еврейского народа. И то, что град их был сожжён, прямое пророчество о судьбе Иерусалима о том, как он был завоёван спустя сорок лет после Вознесения Господа. Камня на камне не осталось от города; весь он был разрушен, перепахан плугами, и тысячи евреев были уведены в плен, чтобы в различных городах, в амфитеатрах они были преданы мучительным видам смерти на потеху публике.

Но эта притча о званных важна не только как пример исполнения ветхозаветных проро-честв, пророческих слов Самого Господа, которые Он предрекал об Иерусалиме окружающим Его людям и ученикам. Эта притча важна и интересна в приложении жизни каждого из нас.

Этот великий пир, на который были званы многие, напоминает нам и рассказывает о том великом торжестве, которого сподобятся праведники на небе в Небесном Иерусалиме. Этот Небесный град созерцал Иоанн Богослов в своём необыкновенном видении. Эти райские обители созерцал апостол Павел, когда восхищен был Духом до третьего неба и слышал неизреченные глаголы, которые невозможно передать для человека. Потому что ухо не слышало, глаза никогда не видели и на сердце человеческое никогда не приходило то, что уготовал Бог любящим Его. И вот, на это великое торжество на Небе для праведников и святых пророчески и иносказательно указывается в этой притче, чтобы мы видели тот идеал и ту цель, к которой должна быть устремлена наша жизнь.

Брачный пир единственного сына, наконец, по общему толкованию святых отцов символизирует великое таинство Евхаристии, которое совершается при служении каждой Божественной Литургии. И Господь — отец и царь, изображаемый в этой притче, зовёт всех участвовать в этой Небесной трапезе. Многие святые отцы, например, Иоанн Златоуст, обращает внимание, говоря: человек, посмотри, тебя же не на работу зовут, не на какое дело тяжкое — тебя зовут на праздник. И как мало, порой, бывает тех, которые откликаются на этот Божественный призыв.

Званными являются все люди. В этой притче говорится, что Господь звал многих. Это означает, что Он звал всех, потому что в Священном Писании есть такие слова, в которых Господь всех призывает к Себе: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11; 28). Бог хочет, чтобы каждый человек был спасён и пришёл к познанию истины, говорит апостол Павел. Нет ни одного человека, которого Бог бы отверг, для которого невозможно было бы спасение. Господь за всех пролил Свою Пречистую Кровь на кресте. Но не каждый человек слышит этот Божественный зов и не каждый следует путём спасения. Господь, бесконечно любя человека, в жизни каждого из нас, абсолютно любого человека, делает всё возможное, чтобы разбудить человеческую совесть, чтобы особым образом коснуться сердца человека, чтобы человек задумался о смысле жизни, чтобы он обрёл Бога через различные обстоятельства жизни, которые Господь посылает каждому из нас.

У каждого свой путь обретения веры и прихода человека к Богу. Самые счастливые из людей те, которые с молоком матери впитывают веру, с младенчества находятся в ограде святой Матери-Церкви и остаются в ней до конца жизни. Другие приходят в зрелые годы, когда буйство юности и похоть угасает, когда включается разум, и страсти ослабевают. Третьи приходят через разум, через познание мира, в котором они чувствуют особое присутствие Божие. Четвёртые приходят чудесным образом, почувствовав спасающую десницу Божию от какой-то страшной, смертельной опасности или в своей жизни, или в жизни близких и родных.

Но большинство людей приводят ко Христу скорби, болезни, страдания и другие испытания. Потому что этот Божественный призыв через внешние скорби особенно доходчив для человека. Особенно, когда человек, желая избавиться от пришедших в его жизнь внезапных болезней, скорбей, бед ищет избавления у врачей. И когда всё испробовано, когда, наконец, как к последнему пристанищу, иногда без глубокой веры, а так, на всякий случай, может быть, поможет, приходят в Церковь и здесь обретают подлинный покой для своей мятущейся души. Но этот путь обретения Бога через скорби и болезни — трудный путь, соединён с какими-то лишениями, с какими-то бедами, скорбями, которые тяжело переживать человеку. Поэтому как важно, как правильно было бы идти к Богу своими ножками, да в здравом уме и в состоянии относительного благоденствия, чтобы это благоденствие, как дар Божий, возможно, сохрани-лось в твоей жизни.

Надо отметить, что дьявол делает всё, чтобы человек не пришёл в Церковь и к Богу. Различными методами он пользуется. И большинство из этих бесовских методов, отводящих человека от Церкви, базируется на человеческой гордыне. «Но как же это я, состоявшийся человек, с образованием и буду причащаться из одной лжицы, да может быть самый последний, да ещё там можно подцепить какую-нибудь заразу?» и так далее.

Другие приводят какие-то научные факты, которые выдернули из контекста или у отдельных атеистических ученых. Иногда типичная лень и нежелание менять свою жизнь удерживают человека и не пускают его к Богу. Потому что человек, будучи правдив с самим собой, понимает, что, придя в Церковь, надо менять свою жизнь, надо стать другим человеком, потому что с образом христианина многие из тех вопиющих грехов, с которыми человек уже сроднился, несовместимы.

Иногда дьявол паразитирует на том же чувстве гордыни, напоминая все обиды, которые встретил человек в Церкви: бывает равнодушие каких-то людей, бывает неосторожное, грубое слово, неправильное или не вовремя сказанное и так далее. Иногда смешно подумать, что десятилетиями несёт в себе человек этот груз той или иной обиды, думая, что он прав, что как плохо в Церкви, какие христиане несовершенные, грешные. Но сам не понимая, что таким образом мысля, он пребывает и остаётся игрушкой в руках бесовских сил, которых он своим нехождением в Церковь бесконечно радует.

Дорогие братия и сестры. Эта притча о званных говорит нам, что мы должны как можно чаще приступать к таинству Святой Евхаристии. Таинство причащения — это самое важное, самое главное, что оставлено Христом для нашего спасения. Всё остальное, можно сказать, вместе взятое: все традиции, все обряды — ничего не значат по сравнению с таинством Евхаристии. Или значат ровно столько, на сколько они приводят человека к этому Святому Таинству, помогая ему покаяться и иметь должное, правильное устроение для неосужденного причащения Святых Христовых Тайн.

Каждую литургию совершается Евхаристия. Мы слышим тайносовершительные слова Христа, которые Он произнёс на первой Тайной Вечери перед Своими страданиями. И они звучат следующим образом: «пейте из неё все, ибо сие есть Кровь Моя нового завета» (Мф. 26; 27-28). Господь не говорит: «Причащайтесь сегодня только сто человек, не больше, а остальные потом, в следующий раз». Сложно представить, чтобы Господь, совершая Евхаристию, не причастил на ней всех апостолов, ведь там Иуда находился, который замыслил уже предательство. Причастившись, он сразу же пошёл к первосвященникам и книжникам иудейским с намерением предать Христа. Господь останавливал его на Тайной Вечери, говоря прикровенно: «один из вас предаст Меня» (Мф. 26; 21). Но, тем не менее, Иуда несомненно причастился, потому что, если бы было не так, евангелисты непременно на это обратили бы наше внимание.

Поэтому, дорогие братия и сестры, странно выглядит ситуация, когда причащение происходит, а не все причащаются, не все готовы приступить к этому великому Таинству. В Древней Церкви на каждой Божественной Литургии все христиане, кто был в храме, причащались непременно Святых Христовых Тайн.

Посмотрим, что не даёт нам причащаться? Мы ссылаемся на правила, традиции трудные, что они заставляют поститься, что они подразумевают молитвенное правило, которое становится для нас не подспорьем и помощью в приготовлении и к должному причащению, но преградой. Потому что для человека молитвенное правило становится трудным, лень читать его, много молитв. Но в вечности, после смерти, там, на небе, чем мы будем с вами заниматься? Кто сподобится райских обителей, они будут непрестанно молиться. Не только будешь три канона в день читать и правило ко причащению, а всю вечность молиться. И там не будет ни утра, ни вечера — там будет непрестанное славословие и благодарение Бога. Если бы с этой точки зрения посмотрели, что правило — это не повинность, а это радость! Молитвы не может быть много, молитва — это общение наше с любимейшим для нас Господом и Учителем. И она должна приносить радость, окрылять, поддерживать нас. А пост для нас в тягость, особенно сейчас, когда закончился Успенский, а ко причастию надо поститься.

Какое же значение пост имеет здесь? Элементарное, не в том плане, что скоромная пища несовместима с христианством, несовместима с причащением, а дело в приоритете ценностей. Пост показывает, что Господь для тебя на первом месте, а потом кофе с молоком, булочка сдобная и прочие деликатесы, к которым ты привык. Ну покажи ты, что инстинкты не главенствуют в твоей жизни, что не желудок управляет разумом твоим, а что ты человек, ты можешь подчинить себе свои инстинкты, заставить их служить себе и быть покорными, в этом твоё отличие от высших млекопитающих и прочих бессловесных тварей.

Человек иногда придумывает для себя благочестивые формулировки: «Батюшка, хочу причащаться каждое воскресенье, благословите без поста. А как, если среда и пятница постные дни и ещё один надо, получается вся неделя постная» и человек хочет и чрево не утеснить, и со Христом быть.

Другой хочет причащаться каждый день, говорит: «Батюшка, благословите без канонов, не успеть, надо телевизор посмотреть, полежать, отдохнуть, погулять». Всё это так, дорогие братия и сестры, но ко Христу надо приходить всегда, но не на льготных условиях, не устраивая для себя привилегии. Значит, я буду причащаться каждый день, все пусть постятся, а я не буду. И в чём тогда смысл христианской жизни? В чём смысл твоего подвига и усердия? Да в полном попустительстве самому себе — вот в чём состоит наша духовная жизнь.

А почему мы с вами не молимся, правило лень нам прочитать перед Святым Причащением? Да потому, что другим интересам жизнь подчинена. Мы упоминали уже о телевизоре. Через одного, наверное, задают вопрос, ну как же можно жить без программы «Время» или без вечернего выпуска с Владимиром Соловьёвым? Как можно прожить? Будешь отсталым человеком, не будешь знать, где ядерное оружие делается, что Трамп сказал. Так в советское время и говорили, так стыдили верующих родителей, у которых не было телевизора. «Ваши дети не смотрят телевизор? Кого вы вырастите? Они же вырастут отсталыми людьми, как так?» Тогда ещё ювенальной юстиции не было, просто стыдили, это я прекрасно помню по детским годам жизни своей.

И вот, дорогие братия и сестры, все эти лукавые словеса оправдания уводят человека от Чаши Христовой. Но нам надо помнить и о том, что, стремясь причаститься Святых Христовых Таин, мы не должны возлагать тяжёлым бременем на своих близких и родных эти благочести-вые моменты подготовки. Потому что это может выглядеть следующим образом. Например, в семье отец или мать готовятся ко причастию, мама читает последование ко Святому Причащению, голодные дети кричат, орут, есть нечего, укладывать спать их некому, а мама молится. «Закрыли дверку, не мешайте» — такое благочестие. Или папа молится, а снег не чищенный, ещё что-то не сделано, света дома нет, пробки выключились. «Папа молится, не трогайте его; всё остальное потом». Это благочестие нужное, прекрасное не должно быть за счёт других. Вспомним хорошую русскую пословицу: «Нельзя на чужом коне въехать в Царствие Небесное».

В отношении Таинства Евхаристии пусть у каждого из нас мысль будет устремлена в двух направлениях: к возможно более частому причащению Святых Христовых Таин, но чтобы это Причащение не превратилось в пустую формальность и обязанность, чтобы, причащаясь, мы чувствовали своё величайшее недостоинство. Потому что как бы мы с вами ни готовились, никогда никакой человек не будет достоин причащения Святых Христовых Тайн. Великие святители Церкви: Василий Великий, Иоанн Златоуст, которые оставили нам молитвы ко При-чащению, говорили, что из всех грешников «первый есмь аз» (из молитвы Иоанна Златоуста). Если они считали самыми первыми грешниками себя, то что мы можем сказать о жизни своей.

Когда начался брачный пир, там был один человек, который оказался не в брачной одежде. И когда царь вышел посмотреть, кто же удостоился стать его сотрапезниками, он увидел этого человека и сказал ему такие слова: «друг! как ты вошёл сюда не в брачной одежде?» (Мф. 22; 12). Но он молчал, ничего не мог сказать в своё оправдание. Тогда царь сказал своим слугам: «связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 22; 13).

Если мы вспомним, что брачный пир заполнился случайными людьми, которых слуги нашли на распутиях дорог, нищих и грязных, спрашивается, а как же один оказался не одет? Дело в том, что в традиции восточного гостеприимства царь или господин, устраивая трапезу, предлагал чистую одежду для всех приглашённых. Сейчас, когда приглашают гостей на великие праздники, на свадебные торжества, иногда в пригласительных открытках упоминают даже рекомендуемый цвет одежды. На востоке то же самое было. Значит, этот приглашённый человек проигнорировал даваемую ему одежду, может, она дана ему была, а он её не одел, выбросил. Она ему оказалась не нужна. Первую чистую, безгрешную одежду мы получаем в Таинстве Крещения. Но как многие из нас бросают её, как ненужную, забывая об этом священном даре крещения. Это и показано в образе этого человека, забывшего о своём великом предназначении. Он пришёл на трапезу не потому, что ему нужен был царь, а потому, что есть хотел. Он знал, что там тепло, что там есть кров, что там его сытно покормят. И поэтому он сидел за столом и занимался тем, ради чего он туда пришёл.

Дорогие братия и сестры. Это о нас с вами притча, и образ этого раба, который не имел достойной одежды. Когда мы приходим ко Христу, и Он нам, порой, абсолютно не нужен. Нам нужно сытно поесть, хорошо одеться, а в этом нужна помощь Божия, чтобы заработать на это. Надо, чтобы сын учился, чтобы дочка тоже поступила в ВУЗ, чтобы найти работу. Свечки ставим, чтобы Бог помогал нам в тех или иных делах земных: продаже квартир, покупке другого имущества — во всём нужна помощь Божия. А Бог Сам где? А Он оказывается как бы вне сферы внимания человека, Он не нужен Сам. Бог превращается в аккумулятор гуманитарной помощи, или в министра МЧС: «дай, помоги, давай быстрей; где Бог ваш, почему Он молчит?» Но мы, христиане, не должны превращать нашу религиозную жизнь в одни просительные ектеньи: подай, Господи; помоги, Господи. Но когда с Богом Самим будет разговор? Мы должны с вами понимать, что Бог является высочайшим благом, высочайшей ценностью, превосходящий всякий человеческий ум, и выше Его, прекраснее Его никого и ничего нет на этом свете. И поэтому молитва благодарности Богу, молитва славословия Богу, общение непосредственно с Ним должно быть центром нашей с вами жизни.

Порой мы делаем неправильный перекос в нашей духовной жизни, когда сами не исповедуемся, не причащаемся. Например, настаёт память усопшего — давайте панихиду послужим, соберёмся, помянем. А где слова об исповеди, о причащении? Чтобы близкие жена, сыновья, дочери покаялись и таким образом, став чище, станут к Богу ближе, и молитва тогда сильнее. Тогда и усопшим особая радость от того, что близкие живут, как Богом заповедано.

Это неправильное устроение жизни церковной проявляется, когда мы стоим на Литургии, не понимая её, нам не хватает её значения. Оканчивается Литургия, говорим: давай молебен послужим какому-нибудь святому. Ну какой молебен может сравниться с Божественной Литургией, Евхаристией? С ними никакое священнодействие, никакой молебен любым святым и близко по значению никогда не будет. Самое главное — это Христос, который открывается в Таинстве Евхаристии.

И дай Бог, чтобы мы понимали, что если к Богу будет устремлена наша жизнь, то меньше надо будет просить у Него, потому что Он Сам даст нам всё необходимое по слову Своему, которое Он сказал в Евангелии для нас, грешных: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам» (Мф. 6;33). Аминь.

Предыдущая проповедь

3 сентября 2017

Притча о злых виноградарях. О плодах духовных
Следующая проповедь

24 сентября 2017

Притча о талантах

Все проповеди за 2017 год

декабрь 2017

ноябрь 2017

октябрь 2017

сентябрь 2017

август 2017

июль 2017

июнь 2017

май 2017

апрель 2017

март 2017

февраль 2017

январь 2017

Разделы Сообщение Контакты
Отправить сообщение

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с ФЗ №152-ФЗ от 27.07.2006 года «О персональных данных».

Православная местная религиозная организация Приход храма Спаса Нерукотворного Образа на «Дороге жизни» г. Всеволожска Выборгской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Ленинградская область, г. Всеволожск, ул. Шишканя 11А
8:00 - 20:00