Храм Спаса Нерукотворного Образа

Русская Православная Церковь, Выборгская епархия

+7 (813-70) 34-486
Всеволожск, ул. Шишканя 11А
закрыть

Слово о рае

 Дорогие братия и сестры. В сегодняшний воскресный день в апостольском чтении в послании к Коринфянам были замечательные слова, в которых апостол Павел говорил о самом себе: «Знаю человека во Христе, который назад тому четырнадцать лет (в теле ли – не знаю, вне ли тела – не знаю: Бог знает) восхищен был до третьего неба. И знаю о таком человеке (только не знаю – в теле или вне тела: Бог знает), что он был восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2Гал.12;2-4). В другом месте апостол Павел, развивая эту же мысль, говорит: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Гал. 2;9).

Дорогие братия и сестры. В Священном Писании, за исключением видения апостола Иоанна Богослова в «Откровении» Небесного Иерусалима, это единственные слова, которые говорят об устройстве рая, о пребывании там праведников и о том, как он устроен. В этих кратких словах апостола Павла, буквально два предложения, он говорит, что невозможно пересказать это блаженство, потому что человеческая мысль отталкивается от конкретных образов – абстрактно мыслить человеку очень и очень сложно. Человек мыслит опосредованно. Увидел человек предмет и мысль отталкивается от него.

К примеру, попадает человек в субтропики, в пятизвёздочную гостиницу, где всё включено; и, созерцая этот комфорт, человек говорит, что попал в рай. Ну нет у человека таких образов, таких слов, чтобы представить рай. Потому, иногда наивное, иногда даже кощунственное представление о рае пронизывает нашу обиходную жизнь. Можно привести такой пример из области гастрономии: приходит человек в хороший магазин, а там есть сыр Эдем, есть конфеты «птичье молоко», которые называются «райское наслаждение». Во многих других эпитетах, иногда наивных, иногда кощунственных, человек пытается представить себе самое прекрасное, необыкновенное, изящное, красивое, очень вкусное и так далее. Апостол Павел, даже опираясь на свой богатейший жизненный опыт, колоссальный опыт миссионерства, служения и проповеди по всему миру, необыкновенную любовь ко Христу, не нашёл других слов, чтобы хоть как-то это описать. Он лишь сказал: «невозможно». Глаза никогда не видели, субтропики блекнут, пятизвёздные, семизвёздные гостиницы в Турции есть, блекнут: это не то сравнение, это всё ерунда – не можем мы представить этого райского блаженства.

Поэтому, дорогие братия и сестры, когда уходят в вечность наши близкие и родные, наши любимые люди, мы скорбим, мы плачем, потому что жизнь их оборвалась, но не помышляем о том, что они уходят туда в надежде жизни вечной, в надежде райского блаженства. Господь хочет не того, чтобы наши близкие и родные были с нами по сто лет в абсолютном здравии и благоденствии, а хочет, чтобы не лишились того райского блаженства, а здесь, на земле, побыли как придётся, кому как полезно, чтобы пребывание здесь не перечеркнуло вечность, чтобы человек не забыл, что он в стране изгнания, на чужбине не расслабился, не полюбил эту землю изгнания, как преступник, как изменник Родины. Человек должен любить свою Родину, а не место заточения, тюрьму, кандалы, оковы, пребывание в рабстве и так далее. А наша Родина – это Небесное Отечество там, на Небе с Господом.

Многие мировые конфессии и секты, христианские и нехристианские, пытались донести до своих последователей, как прекрасно в раю, что там делают праведники и как устроен рай. Вы знаете, что, например, ислам мыслит о рае как о месте, где правоверные мусульмане будут предаваться чувственным наслаждениям, удовольствиям и плотским утехам. Каждому правоверному мусульманину будет дано даже не по одной прекраснейшей девушке, а по десять гурий каждому, которые будут сопровождать и ублажать в пресыщении плотскими удовольствиями, плотскими утехами, страстными, блудными грехами и страстями, которыми не натешился в земной жизни, и за это уже ничего не будет. Это уже не грех – это норма, это блаженство и счастье, потому что, наверное, оттолкнулись в представлении о рае от этой жизни, оттолкнулись от Мухаммеда у которого было много жён.

Это, конечно, очень примитивное представление о рае. Иеговисты, сектанты, рисуют рай по-другому. Наверное, вы видели их красочные иллюстрированные изображения райского блаженства, которого сподобятся только сто сорок четыре тысячи избранных: иеговистов, основателей этой секты и первых последователей. А другим это вообще «не светит», об этом даже бесполезно думать. Там рай – это субтропики: кокосовые и банановые пальмы, апельсины и другие цитрусовые, ручные тигры, обезьяны, яркое солнце, наверное, где-то рядом море – это и есть райское блаженство, к которому мы стремимся, желая попасть на тот или иной курорт. Состоятельные люди чаще устают: две недели поработал, хочется отдохнуть, выехать куда-то. Это иногда смешно слушать. Иногда даже жёны привыкают к такому образу жизни своих мужей.

Спрашиваю прихожанку: «Где муж твой? Не видел его три недели».

Отвечает: «Батюшка, ему отдохнуть надо. Он уехал то в Турцию, то в Египет, то на лыжах, то на сноуборде, то какие-то другие экстремальные виды отдыха. Ему надо отдохнуть; бизнес – это тяжёлое дело, недели две выдерживает, больше не может, отдыхать надо».

Иеговисты рисуют таким образом этот рай. Вы видели это в пропагандистских листовках, которыми они забрасывают все почтовые ящики в тех подъездах, куда могут проникнуть, пользуясь доверчивостью жителей этого дома.

А что же говорит нам Церковь о райском блаженстве?

Дорогие, давайте оттолкнёмся от простейшего рассуждения, что к Богу после смерти отходит одна бессмертная душа, которая нематериальна. Она имеет лишь некую форму и некую тончайшую материю по сравнению с Богом, абсолютным Духом. А по сравнению с нами это абсолютный дух, не имеющий тварной материи и ничего образного, ничего материального. Следовательно, если райское блаженство наследуют бессмертные души умерших, потом, когда окончится мир, они соединятся со своими телами, которые восстанут из могил. Но эти тела будут похожи на души, они тоже будут лишены грубой материи, нематериальными, по сравнению с нами. Они не будут бояться ни разложения, ни тления, не будут нуждаться в питании для поддержания жизни – совсем другие тела, только узнаваемые для внешнего взгляда, для того, чтобы было возможно общение людей в вечности.

Таким образом, бессмертную душу невозможно ни жарить на сковородке, ни предавать каким-то мучениям, потому что душа, как воздух, нематериальна. Поэтому и мучения, и райское наслаждение в вечности будут носить только духовный характер. Счастье и райское блаженство состоит только в общении с Богом, о Котором мы думаем, с Которым мы живём,  Которого мы любим и пытаемся эту любовь возгревать в нашем сердце. Иногда в какие-то минуты особенного благочестия, в момент искреннего покаяния, причащения Святых Христовых Тайн мы понимаем, как прекрасно и радостно жить с Господом, какое это внутрен-нее успокоение, как прекрасно и благотворно действует Его благодать, через Святые тайны входящая в нашу жизнь. Это и есть райское блаженство, начало которого ещё здесь, на земле.

Есть несколько образов, которые помогают нам понять, насколько прекрасно общение с Господом. Например, когда мы видим грудного младенца на руках у матери, который прижимается к её груди, чувствует её тепло и любовь. Прикасаясь к её груди, он поддерживает свою жизнь, питаясь её молоком, и больше ни о чём не думает. На груди у матери ему комфортно, прекрасно, он защищён, обласкан любовью матери. Он не питается никакими искусственными смесями: ни «Малюткой», ни «Малышом», ни иными современными продук-тами для малышей. Вот это блаженство.

Так же прекрасно и с Господом, только ещё в высочайшей и превосходной степени. Это надо ценить, понимать и быть знакомым с этой Божественной любовью, впустить её в сердце, не пропустить её мимо и наслаждаться Божественной любовью и близким общением с Господом.

Эта радость общения с Богом достигается на земле через труд духовной жизни. Поэтому, обращаю ваше внимание на этот колоссальный труд, который даёт благодать. Святые отцы и апостол Павел говорят такие слова: «Отдай кровь и прими дух» (авва Лонгин); «Царство Небесное силою берётся, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11;12). Другие святые отцы говорят, чтобы мы не так наивно надеялись туда попасть, ничего не делая, как сектанты – иеговисты. Они говорят: «в раю нераспятых нет» (преп. Силуан Афонский); только через крест, только через самоукорение, самоуничижение, через истребление собственного эгоизма, преодоление в себе ветхого человека со всеми его стремлениями происходит распятие страстной плоти человека, которая любит и ищет грех. И грех настолько срастается с нашим естеством, что отдаление его – всё равно, что отрывать от раны с усилием и болью перцовый пластырь. Об этом понуждении себя ко спасению и говорят святые отцы, что без этого райское блаженство наследовать невозможно.

Многие святые молились Богу о том, чтобы понять, чтобы представить себе, как прекрас-но в раю. Например, в Патерике есть такое описание. В одном монастыре жили игумен Власий и инок Ефросин, который нёс послушание на кухне, простой и кроткий монах-послушник. Игумен Власий три года молился Богу, пребывая каждую ночь в бдении, и просил Его показать, какое оно, райское блаженство, как достигнуть его. И вот однажды игумен Власий прилёг на мгновение отдохнуть в своей келлии и оказался духом восхищен в рай, как и апостол Павел. Он там увидел своего послушника Ефросина, который сидел на золотом престоле в райском саду, очень удивился  и спросил его: «И ты здесь? Можно ли тебя спросить, имеешь ли ты такую возможность дать то, что я попрошу?» Послушник ответил: «Да, проси». «Дай мне хотя бы три яблока с этого прекрасного дерева, перед которым ты находишься». Ефросин сорвал с яблони три яблока и дал ему в мантию. Игумен Власий просыпается и первое, что он увидел – три красивых яблока лежат в его мантии и необыкновенно благоухают. Он сейчас же созывает братию в храм. Когда все подошли, он видит послушника Ефросина, стоящего посреди братии. Игумен спрашивает его: «Инок, расскажи, где ты был сегодня ночью?» Так помощник инспектора спрашивает студента, которого в семинарии не нашёл после отбоя. А тот отвечает: «Там же, где и ты был, отче». Поняв, что невозможно отпереться от вопрошаний игумена, Ефросин рассказал, что ночью был в раю, там же, где и игумен Власий. Игумен разрезал яблоки на мелкие кусочки, раздал братии, и все, кто имел какие-либо недуги, получили мгновенное исцеление. А инок Ефросин сразу же покинул монастырь, избегая славы человеческой.

Преподобный Серафим Саровский был восхищен Богом в райские обители и точно так же, как апостол Павел сказал, что невозможно словами пересказать то, что он там увидел: «Если Павел, умнейший и образованнейший человек, не мог ничего сказать, то где же мне, убогому Серафиму, передать и рассказать вам о том, как там прекрасно». Он также говорил, что если бы человек знал, как прекрасно в раю, он согласился бы всю свою жизнь пребывать в яме с червями и гадами, и чтобы эти черви и гады непрестанно грызли его тело, лишь бы только не лишиться райского блаженства.

Блаженный Августин, когда отстал от своей греховной жизни и стал выдающимся учителем Церкви и блестящим проповедником, сказал такие слова, которые запомнились, как некий афоризм, ему принадлежащий: «Господи, здесь жги, здесь режь, здесь мучай, только пощади в Вечности».

Поэтому, дорогие, это представление о рае, как предельном счастье, блаженстве, соединении с Богом, пребывание в прекрасном Небесном Иерусалиме, который созерцал Иоанн Богослов в своём «Откровении», будучи на острове Патмос, подводит нас к мысли жить на земле так, чтобы не лишиться этого райского блаженства. А все скорби, болезни, страдания здесь, какие-то неустройства, измены, предательства, падение курса валют и так далее, можно терпеть. Какими бы они страшными ни были, они всё равно когда-то закончатся, как максимум, ровно с нашей жизнью. Тело, когда умрёт, точно перестанет болеть, только запашок может остаться. Вчера мы одну бабулечку отпевали, отец Пётр еле выдержал это зловоние, чуть в обморок не падал. Вот что с нами будет, дорогие, после нашей смерти, кому как Бог даст: кого сохранит от разложения, а кого нет, в таком виде и состоянии и будет человек при погребении. Но это не важное, второстепенное, ничтожное. А самое главное – что будет после смерти.

Апостол Павел настраивает нас сегодня на радостную вечность, чтобы мы не разменивались на мелочи, не растеряли своё богатство и не забыли своё великое предназначение – быть с Господом и наследовать райские обители с Ним.

Аминь.     

30 октября 2016

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

 Дорогие братия и сестры. В сегодняшний воскресный день в апостольском чтении в послании к Коринфянам были замечательные слова, в которых апостол Павел говорил о самом себе: «Знаю человека во Христе, который назад тому четырнадцать лет (в теле ли – не знаю, вне ли тела – не знаю: Бог знает) восхищен был до третьего неба. И знаю о таком человеке (только не знаю – в теле или вне тела: Бог знает), что он был восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2Гал.12;2-4). В другом месте апостол Павел, развивая эту же мысль, говорит: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Гал. 2;9).

Дорогие братия и сестры. В Священном Писании, за исключением видения апостола Иоанна Богослова в «Откровении» Небесного Иерусалима, это единственные слова, которые говорят об устройстве рая, о пребывании там праведников и о том, как он устроен. В этих кратких словах апостола Павла, буквально два предложения, он говорит, что невозможно пересказать это блаженство, потому что человеческая мысль отталкивается от конкретных образов – абстрактно мыслить человеку очень и очень сложно. Человек мыслит опосредованно. Увидел человек предмет и мысль отталкивается от него.

К примеру, попадает человек в субтропики, в пятизвёздочную гостиницу, где всё включено; и, созерцая этот комфорт, человек говорит, что попал в рай. Ну нет у человека таких образов, таких слов, чтобы представить рай. Потому, иногда наивное, иногда даже кощунственное представление о рае пронизывает нашу обиходную жизнь. Можно привести такой пример из области гастрономии: приходит человек в хороший магазин, а там есть сыр Эдем, есть конфеты «птичье молоко», которые называются «райское наслаждение». Во многих других эпитетах, иногда наивных, иногда кощунственных, человек пытается представить себе самое прекрасное, необыкновенное, изящное, красивое, очень вкусное и так далее. Апостол Павел, даже опираясь на свой богатейший жизненный опыт, колоссальный опыт миссионерства, служения и проповеди по всему миру, необыкновенную любовь ко Христу, не нашёл других слов, чтобы хоть как-то это описать. Он лишь сказал: «невозможно». Глаза никогда не видели, субтропики блекнут, пятизвёздные, семизвёздные гостиницы в Турции есть, блекнут: это не то сравнение, это всё ерунда – не можем мы представить этого райского блаженства.

Поэтому, дорогие братия и сестры, когда уходят в вечность наши близкие и родные, наши любимые люди, мы скорбим, мы плачем, потому что жизнь их оборвалась, но не помышляем о том, что они уходят туда в надежде жизни вечной, в надежде райского блаженства. Господь хочет не того, чтобы наши близкие и родные были с нами по сто лет в абсолютном здравии и благоденствии, а хочет, чтобы не лишились того райского блаженства, а здесь, на земле, побыли как придётся, кому как полезно, чтобы пребывание здесь не перечеркнуло вечность, чтобы человек не забыл, что он в стране изгнания, на чужбине не расслабился, не полюбил эту землю изгнания, как преступник, как изменник Родины. Человек должен любить свою Родину, а не место заточения, тюрьму, кандалы, оковы, пребывание в рабстве и так далее. А наша Родина – это Небесное Отечество там, на Небе с Господом.

Многие мировые конфессии и секты, христианские и нехристианские, пытались донести до своих последователей, как прекрасно в раю, что там делают праведники и как устроен рай. Вы знаете, что, например, ислам мыслит о рае как о месте, где правоверные мусульмане будут предаваться чувственным наслаждениям, удовольствиям и плотским утехам. Каждому правоверному мусульманину будет дано даже не по одной прекраснейшей девушке, а по десять гурий каждому, которые будут сопровождать и ублажать в пресыщении плотскими удовольствиями, плотскими утехами, страстными, блудными грехами и страстями, которыми не натешился в земной жизни, и за это уже ничего не будет. Это уже не грех – это норма, это блаженство и счастье, потому что, наверное, оттолкнулись в представлении о рае от этой жизни, оттолкнулись от Мухаммеда у которого было много жён.

Это, конечно, очень примитивное представление о рае. Иеговисты, сектанты, рисуют рай по-другому. Наверное, вы видели их красочные иллюстрированные изображения райского блаженства, которого сподобятся только сто сорок четыре тысячи избранных: иеговистов, основателей этой секты и первых последователей. А другим это вообще «не светит», об этом даже бесполезно думать. Там рай – это субтропики: кокосовые и банановые пальмы, апельсины и другие цитрусовые, ручные тигры, обезьяны, яркое солнце, наверное, где-то рядом море – это и есть райское блаженство, к которому мы стремимся, желая попасть на тот или иной курорт. Состоятельные люди чаще устают: две недели поработал, хочется отдохнуть, выехать куда-то. Это иногда смешно слушать. Иногда даже жёны привыкают к такому образу жизни своих мужей.

Спрашиваю прихожанку: «Где муж твой? Не видел его три недели».

Отвечает: «Батюшка, ему отдохнуть надо. Он уехал то в Турцию, то в Египет, то на лыжах, то на сноуборде, то какие-то другие экстремальные виды отдыха. Ему надо отдохнуть; бизнес – это тяжёлое дело, недели две выдерживает, больше не может, отдыхать надо».

Иеговисты рисуют таким образом этот рай. Вы видели это в пропагандистских листовках, которыми они забрасывают все почтовые ящики в тех подъездах, куда могут проникнуть, пользуясь доверчивостью жителей этого дома.

А что же говорит нам Церковь о райском блаженстве?

Дорогие, давайте оттолкнёмся от простейшего рассуждения, что к Богу после смерти отходит одна бессмертная душа, которая нематериальна. Она имеет лишь некую форму и некую тончайшую материю по сравнению с Богом, абсолютным Духом. А по сравнению с нами это абсолютный дух, не имеющий тварной материи и ничего образного, ничего материального. Следовательно, если райское блаженство наследуют бессмертные души умерших, потом, когда окончится мир, они соединятся со своими телами, которые восстанут из могил. Но эти тела будут похожи на души, они тоже будут лишены грубой материи, нематериальными, по сравнению с нами. Они не будут бояться ни разложения, ни тления, не будут нуждаться в питании для поддержания жизни – совсем другие тела, только узнаваемые для внешнего взгляда, для того, чтобы было возможно общение людей в вечности.

Таким образом, бессмертную душу невозможно ни жарить на сковородке, ни предавать каким-то мучениям, потому что душа, как воздух, нематериальна. Поэтому и мучения, и райское наслаждение в вечности будут носить только духовный характер. Счастье и райское блаженство состоит только в общении с Богом, о Котором мы думаем, с Которым мы живём,  Которого мы любим и пытаемся эту любовь возгревать в нашем сердце. Иногда в какие-то минуты особенного благочестия, в момент искреннего покаяния, причащения Святых Христовых Тайн мы понимаем, как прекрасно и радостно жить с Господом, какое это внутрен-нее успокоение, как прекрасно и благотворно действует Его благодать, через Святые тайны входящая в нашу жизнь. Это и есть райское блаженство, начало которого ещё здесь, на земле.

Есть несколько образов, которые помогают нам понять, насколько прекрасно общение с Господом. Например, когда мы видим грудного младенца на руках у матери, который прижимается к её груди, чувствует её тепло и любовь. Прикасаясь к её груди, он поддерживает свою жизнь, питаясь её молоком, и больше ни о чём не думает. На груди у матери ему комфортно, прекрасно, он защищён, обласкан любовью матери. Он не питается никакими искусственными смесями: ни «Малюткой», ни «Малышом», ни иными современными продук-тами для малышей. Вот это блаженство.

Так же прекрасно и с Господом, только ещё в высочайшей и превосходной степени. Это надо ценить, понимать и быть знакомым с этой Божественной любовью, впустить её в сердце, не пропустить её мимо и наслаждаться Божественной любовью и близким общением с Господом.

Эта радость общения с Богом достигается на земле через труд духовной жизни. Поэтому, обращаю ваше внимание на этот колоссальный труд, который даёт благодать. Святые отцы и апостол Павел говорят такие слова: «Отдай кровь и прими дух» (авва Лонгин); «Царство Небесное силою берётся, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11;12). Другие святые отцы говорят, чтобы мы не так наивно надеялись туда попасть, ничего не делая, как сектанты – иеговисты. Они говорят: «в раю нераспятых нет» (преп. Силуан Афонский); только через крест, только через самоукорение, самоуничижение, через истребление собственного эгоизма, преодоление в себе ветхого человека со всеми его стремлениями происходит распятие страстной плоти человека, которая любит и ищет грех. И грех настолько срастается с нашим естеством, что отдаление его – всё равно, что отрывать от раны с усилием и болью перцовый пластырь. Об этом понуждении себя ко спасению и говорят святые отцы, что без этого райское блаженство наследовать невозможно.

Многие святые молились Богу о том, чтобы понять, чтобы представить себе, как прекрас-но в раю. Например, в Патерике есть такое описание. В одном монастыре жили игумен Власий и инок Ефросин, который нёс послушание на кухне, простой и кроткий монах-послушник. Игумен Власий три года молился Богу, пребывая каждую ночь в бдении, и просил Его показать, какое оно, райское блаженство, как достигнуть его. И вот однажды игумен Власий прилёг на мгновение отдохнуть в своей келлии и оказался духом восхищен в рай, как и апостол Павел. Он там увидел своего послушника Ефросина, который сидел на золотом престоле в райском саду, очень удивился  и спросил его: «И ты здесь? Можно ли тебя спросить, имеешь ли ты такую возможность дать то, что я попрошу?» Послушник ответил: «Да, проси». «Дай мне хотя бы три яблока с этого прекрасного дерева, перед которым ты находишься». Ефросин сорвал с яблони три яблока и дал ему в мантию. Игумен Власий просыпается и первое, что он увидел – три красивых яблока лежат в его мантии и необыкновенно благоухают. Он сейчас же созывает братию в храм. Когда все подошли, он видит послушника Ефросина, стоящего посреди братии. Игумен спрашивает его: «Инок, расскажи, где ты был сегодня ночью?» Так помощник инспектора спрашивает студента, которого в семинарии не нашёл после отбоя. А тот отвечает: «Там же, где и ты был, отче». Поняв, что невозможно отпереться от вопрошаний игумена, Ефросин рассказал, что ночью был в раю, там же, где и игумен Власий. Игумен разрезал яблоки на мелкие кусочки, раздал братии, и все, кто имел какие-либо недуги, получили мгновенное исцеление. А инок Ефросин сразу же покинул монастырь, избегая славы человеческой.

Преподобный Серафим Саровский был восхищен Богом в райские обители и точно так же, как апостол Павел сказал, что невозможно словами пересказать то, что он там увидел: «Если Павел, умнейший и образованнейший человек, не мог ничего сказать, то где же мне, убогому Серафиму, передать и рассказать вам о том, как там прекрасно». Он также говорил, что если бы человек знал, как прекрасно в раю, он согласился бы всю свою жизнь пребывать в яме с червями и гадами, и чтобы эти черви и гады непрестанно грызли его тело, лишь бы только не лишиться райского блаженства.

Блаженный Августин, когда отстал от своей греховной жизни и стал выдающимся учителем Церкви и блестящим проповедником, сказал такие слова, которые запомнились, как некий афоризм, ему принадлежащий: «Господи, здесь жги, здесь режь, здесь мучай, только пощади в Вечности».

Поэтому, дорогие, это представление о рае, как предельном счастье, блаженстве, соединении с Богом, пребывание в прекрасном Небесном Иерусалиме, который созерцал Иоанн Богослов в своём «Откровении», будучи на острове Патмос, подводит нас к мысли жить на земле так, чтобы не лишиться этого райского блаженства. А все скорби, болезни, страдания здесь, какие-то неустройства, измены, предательства, падение курса валют и так далее, можно терпеть. Какими бы они страшными ни были, они всё равно когда-то закончатся, как максимум, ровно с нашей жизнью. Тело, когда умрёт, точно перестанет болеть, только запашок может остаться. Вчера мы одну бабулечку отпевали, отец Пётр еле выдержал это зловоние, чуть в обморок не падал. Вот что с нами будет, дорогие, после нашей смерти, кому как Бог даст: кого сохранит от разложения, а кого нет, в таком виде и состоянии и будет человек при погребении. Но это не важное, второстепенное, ничтожное. А самое главное – что будет после смерти.

Апостол Павел настраивает нас сегодня на радостную вечность, чтобы мы не разменивались на мелочи, не растеряли своё богатство и не забыли своё великое предназначение – быть с Господом и наследовать райские обители с Ним.

Аминь.     

Предыдущая проповедь

23 октября 2016

Исцеление сына наинской вдовы
Следующая проповедь

6 ноября 2016

Притча о богаче и Лазаре

Все проповеди за 2016 год

декабрь 2016

ноябрь 2016

октябрь 2016

сентябрь 2016

август 2016

июнь 2016

май 2016

апрель 2016

март 2016

февраль 2016

январь 2016

Разделы Сообщение Контакты
Отправить сообщение

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с ФЗ №152-ФЗ от 27.07.2006 года «О персональных данных».

Православная местная религиозная организация Приход храма Спаса Нерукотворного Образа на «Дороге жизни» г. Всеволожска Выборгской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Ленинградская область, г. Всеволожск, ул. Шишканя 11А
8:00 - 20:00