Храм Спаса Нерукотворного Образа

Русская Православная Церковь, Выборгская епархия

+7 (813-70) 34-486
Всеволожск, ул. Шишканя 11А
закрыть

Святитель Григорий Палама

       Дорогие братия и сестры. Сегодня во вторую неделю Великого поста Церковь вспоминает в молитвенной памяти своей, в церковном прославлении удивительного святого четырнадцатого века святителя Григория Паламу, архиепископа Фессалоникийского. Это особое посвящение памяти в воскресный день именно этому великому святому, а не кому-либо другому, показывает особое значение именно святителя Григория для Церкви Христовой. Каждый из вас знает и многих других святителей, может быть, не менее любимых и прославляемых. Достаточно упомянуть святителя Николая, трёх святителей: Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, которые почитаются как вселенские учители веры и Церкви Христовой и многие, многие другие святители Древней Церкви, Русской Церкви и так далее. Но ни одному из них Церковь не посвятила особое воскресенье, помимо дня кончины и общего прославления их. О чём это говорит? Почему святитель Григорий Палама удостоился такого особого внимания и благодарности Церкви?

       Четырнадцатый век – это особое время в истории Христианской Церкви, когда западная Церковь стояла перед угрозой принятия унии и навязывания её всем восточным Церквям. Четырнадцатый век – это утверждение идей гуманизма, которые возвеличивали человека, как самобытную ценность, вне Бога, Источника жизни и Источника подлинного, настоящего человеческого бытия. В это время святитель Григорий был уже монахом на Афоне в Ватопед-ском монастыре. Этому предшествовала интересная жизнь святителя Григория. Перед ним открывалась блестящая карьера государственного мужа, потому что он был сыном сенатора, любимого императором Андроником Палеологом. Отец его, Арсений, был членом государст-венного совета, и на этих заседаниях совета он молился непрестанно, произнося Иисусову молитву. И когда император по ходу совещания что-то спрашивал у него, он часто не понимал, о чём идёт речь. И тогда император милостиво говорил другим собравшимся: «Не трогайте его, он молится, он говорит с более высоким собеседником».

       Родившись в семье такого высокого сановника, государственного мужа, ни слава, ни почёт, ни богатство ни в коей мере не испортили будущего великого святителя; и не только его, но и всех членов его семейства. А в этом семействе было двое сыновей и две дочери. После смерти отца все дети и мать приняли монашество и стали известными подвижниками, всю жизнь посвятившими Церкви Христовой и молитвенному предстоянию перед Господом. Но более всех из них преуспел, конечно, святитель Григорий. Будучи монахом Ватопедского монастыря, он ни о чём не думал: ни о какой блестящей карьере, ни о какой прекрасной, знаменитой кафедре, ни о каком мирском внешнем служении, пусть и церковном. Он был деятелем умной, сердечной Иисусовой молитвы, он был последователем особого монашеского подвига исихазма, который проходил при особом трезвении и молчании. В этом молчании, пребывая в молитве, святые подвижники старались услышать ответ Бога на их молитву. Григорий имел дар непрес-танных слёз и, будучи монахом на Афоне, он стяжал от Бога дар чудотворения, дар исцеления больных, дар изгнания духов из одержимых, бесноватых людей. Когда выходил он из кельи, из своего краткого затвора, то братия, его современники удивлялись, видя его лицо, которое было просвещено благодатью, которое сияло духовным сиянием и особым светом Божественной благодати.

       В то время в Константинополь приехал монах Варлаам Калабрийский, учёный муж, который стал преподавать в одном из университетов богословие. Он стал учить о том, что Божественный свет, который видели апостолы на горе Фавор, является сотворённой Богом тончайшей материей, точно так же, как свет солнечный сотворённый, любое другое явление, которое от Бога исходит и не связано с Его сущностью, однажды, получив от Него бытие своё. И это означало то, что Бога человек может как-то познать, приблизиться к Нему лишь внешним соприкосновением, например, из рассматривания окружающей природы, её красоты, гармонии, целесообразности всего, созданного Богом. И человек может возвыситься мыслью через это естественное Богооткровение и приблизиться до признания Самого Бога. Но нет никакой возмо-жности с Богом соединиться, потому что этот свет, это сияние, которым был окружён Христос, не связано с Его сущностью, является чем-то внешним, второстепенным, не Божественным по своей сущности и природе. И поэтому соединение с Богом невозможно для человека, Он явля-ется трансцендентным, удалённым от человека, неким недосягаемым Абсолютом, и единство человека и Бога невозможно. И когда это учение монаха Варлаама стало распространяться из Константинополя всё шире, то Григорий Палама увидел в этом особую опасность для духовной жизни каждого христианина. Эта опасность состояла, ещё раз повторяю, в том, что Бог и человек — это совершенно несоединяемые, разные личности, субстанции, соединение которых невозможно. Но монахи Афона, ярким представителем которых был Григорий, доказывали своей жизнью обратное, не словами, которые можно опровергнуть всегда, а жизнью своею. Многие монахи и сам Григорий, как мы уже сказали, в молитвенном предстоянии перед Богом достигали того, что их вся человеческая природа была облагодатствована Святым Духом. Это причастие к благодати, присоединение к ней преображало их природу так, как преобразилась человеческая природа Самого Христа на Фаворе. Они сияли этой особой Божественной славой, той славой, которая изображается на нимбах святых угодников Божиих на иконах, той славой, сияния которой сподобился видеть пророк Божий Илия на горе Хорив и пророк Моисей, того сияния, которое ослепило апостола Павла, например, когда он шёл в Дамаск с намерением там бороться с христианами, предавать их смерти. И это было каким-то не воображательным делом, не состоянием прелести, а итогом и целью духовной христианской жизни, это был результат подвигов, результат деятельной любви к Богу и к человеку. Это особое состояние такого облагодатствования человека, когда он становится богом с маленькой буквы по благодати. В Священном Писании ещё у пророка Давида есть такие слова: «Бог ста в сонме богов» (Пс. 81;1). Что это за «сонм богов» такой, среди которого стал Господь наш? «Сонм богов» — это сонм святых, которые причастны этой Божественной благодати, в Боге пребывающей. Человек способен стать богом по благодати, его природа получает обожение, по-гречески «теозис» («θεοσις»). Это особая причастность к благодати Божией, которая является идеалом, устремле-нием духовной жизни христианина. В этой благодати Божией пребывали многие святые угодники Божии. Преподобный Серафим Саровский стяжал эту благодать Святого Духа, он по молитвам своим дал соприкоснуться этой благодати своему духовному сыну и почитателю Николаю Мотовилову, который однажды зимой при лютом русском морозе сподобился заимствовать эту благодать, этот свет исходящий, в котором пребывал Серафим Саровский, и был согрет этой Божественной силой, Божественного такого огня. Преподобный Серафим Саровский испытал промыслительным образом лишение этой благодати Божией. И именно лишение благодати подвигло его на особый подвиг — стояние на камне возле келии своей в окрестностях Дивеевского леса. Тысячу дней и тысячу ночей он непрестанно взывал к Богу: «Боже, милостив буди мне, грешному». Молился особым подвигом, превозмогая силы человеческие, для того, чтобы вернуть эту благодать Божию, пребывание в которой давало Серафиму Саровскому и каждому человеку неизреченное блаженство и радость, которая всё покрывает и является верхом и краем человеческих желаний.

       Это сияние Божественным светом — возможность для человека прикоснуться к нетварным Божественным энергиям, которые являются снисхождением Бога в Своей сущности в этот тварный мир. Нетварная энергия и благодать Божия является, таким образом, синонимом Самого Бога, той формы Его соприкосновения с человеком, которая возможна для смертного человека, как творения Божиего. Говорить о нетварных энергиях, о свете Божественном – это, конечно же, состояние высочайшего богословия, которое является уделом, как правило, жизни монахов и отшельников.

       Дорогие братия и сестры. Церковь прославляет благодать, говоря нам о том, что к этой Божественной благодати, говоря более понятным языком о Божественных энергиях, и мы бываем причастны или должны быть причастны этой Благодати. Без благодати нет христианства. Благодать — это самое сокровенное, самое важное, порой невидимое для глаза человеческого сокровище учения Православной Церкви, совершенно неведомое никаким протестантам или сектантам. Там нет этого соприкосновения с Божественной благодатью, им не понять, там нет никакого даже стремления к ней. Это прикосновение благодати происходит по мере очищения от грехов человека, путём поста и молитвы, как очень убедительных и единственных средств для достижения этой благодати Божией, о которых говорит Григорий Палама, опираясь на которые, он сам достиг в своей жизни осияние Божественной благодатью.

       Дорогие братия и сестры. Будем в этот день размышлять о высокой цели христианской жизни, о стяжании благодати Божией, о сопричастности Святому Духу, и да поможет нам в этом святитель Григорий Палама. Но будем понимать, что это не просто какое-то осене-ние Божественной благодатью, свыше даруемое от Бога человеку, но результат подвижнической жизни человека. Когда человек желает этого, когда он возлюбил Бога превыше всего земного и тварного мира, когда опираясь и используя средства: пост и молитву, как два крыла, возносящих человека в горний мир, использует их в спасительном руководстве в духовной жизни, тогда Господь венчает этого труженика особым утешением — причастностью Своей Божественной благодати. Выше, радостней и счастливее этого состояния нет на земле. И кто удостоился это испытать, тот и в вечности будет пребывать в Божественном свете, чего нас Господь сподобит по Своему неизреченному милосердию. Аминь.

12 марта 2017

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

       Дорогие братия и сестры. Сегодня во вторую неделю Великого поста Церковь вспоминает в молитвенной памяти своей, в церковном прославлении удивительного святого четырнадцатого века святителя Григория Паламу, архиепископа Фессалоникийского. Это особое посвящение памяти в воскресный день именно этому великому святому, а не кому-либо другому, показывает особое значение именно святителя Григория для Церкви Христовой. Каждый из вас знает и многих других святителей, может быть, не менее любимых и прославляемых. Достаточно упомянуть святителя Николая, трёх святителей: Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, которые почитаются как вселенские учители веры и Церкви Христовой и многие, многие другие святители Древней Церкви, Русской Церкви и так далее. Но ни одному из них Церковь не посвятила особое воскресенье, помимо дня кончины и общего прославления их. О чём это говорит? Почему святитель Григорий Палама удостоился такого особого внимания и благодарности Церкви?

       Четырнадцатый век – это особое время в истории Христианской Церкви, когда западная Церковь стояла перед угрозой принятия унии и навязывания её всем восточным Церквям. Четырнадцатый век – это утверждение идей гуманизма, которые возвеличивали человека, как самобытную ценность, вне Бога, Источника жизни и Источника подлинного, настоящего человеческого бытия. В это время святитель Григорий был уже монахом на Афоне в Ватопед-ском монастыре. Этому предшествовала интересная жизнь святителя Григория. Перед ним открывалась блестящая карьера государственного мужа, потому что он был сыном сенатора, любимого императором Андроником Палеологом. Отец его, Арсений, был членом государст-венного совета, и на этих заседаниях совета он молился непрестанно, произнося Иисусову молитву. И когда император по ходу совещания что-то спрашивал у него, он часто не понимал, о чём идёт речь. И тогда император милостиво говорил другим собравшимся: «Не трогайте его, он молится, он говорит с более высоким собеседником».

       Родившись в семье такого высокого сановника, государственного мужа, ни слава, ни почёт, ни богатство ни в коей мере не испортили будущего великого святителя; и не только его, но и всех членов его семейства. А в этом семействе было двое сыновей и две дочери. После смерти отца все дети и мать приняли монашество и стали известными подвижниками, всю жизнь посвятившими Церкви Христовой и молитвенному предстоянию перед Господом. Но более всех из них преуспел, конечно, святитель Григорий. Будучи монахом Ватопедского монастыря, он ни о чём не думал: ни о какой блестящей карьере, ни о какой прекрасной, знаменитой кафедре, ни о каком мирском внешнем служении, пусть и церковном. Он был деятелем умной, сердечной Иисусовой молитвы, он был последователем особого монашеского подвига исихазма, который проходил при особом трезвении и молчании. В этом молчании, пребывая в молитве, святые подвижники старались услышать ответ Бога на их молитву. Григорий имел дар непрес-танных слёз и, будучи монахом на Афоне, он стяжал от Бога дар чудотворения, дар исцеления больных, дар изгнания духов из одержимых, бесноватых людей. Когда выходил он из кельи, из своего краткого затвора, то братия, его современники удивлялись, видя его лицо, которое было просвещено благодатью, которое сияло духовным сиянием и особым светом Божественной благодати.

       В то время в Константинополь приехал монах Варлаам Калабрийский, учёный муж, который стал преподавать в одном из университетов богословие. Он стал учить о том, что Божественный свет, который видели апостолы на горе Фавор, является сотворённой Богом тончайшей материей, точно так же, как свет солнечный сотворённый, любое другое явление, которое от Бога исходит и не связано с Его сущностью, однажды, получив от Него бытие своё. И это означало то, что Бога человек может как-то познать, приблизиться к Нему лишь внешним соприкосновением, например, из рассматривания окружающей природы, её красоты, гармонии, целесообразности всего, созданного Богом. И человек может возвыситься мыслью через это естественное Богооткровение и приблизиться до признания Самого Бога. Но нет никакой возмо-жности с Богом соединиться, потому что этот свет, это сияние, которым был окружён Христос, не связано с Его сущностью, является чем-то внешним, второстепенным, не Божественным по своей сущности и природе. И поэтому соединение с Богом невозможно для человека, Он явля-ется трансцендентным, удалённым от человека, неким недосягаемым Абсолютом, и единство человека и Бога невозможно. И когда это учение монаха Варлаама стало распространяться из Константинополя всё шире, то Григорий Палама увидел в этом особую опасность для духовной жизни каждого христианина. Эта опасность состояла, ещё раз повторяю, в том, что Бог и человек — это совершенно несоединяемые, разные личности, субстанции, соединение которых невозможно. Но монахи Афона, ярким представителем которых был Григорий, доказывали своей жизнью обратное, не словами, которые можно опровергнуть всегда, а жизнью своею. Многие монахи и сам Григорий, как мы уже сказали, в молитвенном предстоянии перед Богом достигали того, что их вся человеческая природа была облагодатствована Святым Духом. Это причастие к благодати, присоединение к ней преображало их природу так, как преобразилась человеческая природа Самого Христа на Фаворе. Они сияли этой особой Божественной славой, той славой, которая изображается на нимбах святых угодников Божиих на иконах, той славой, сияния которой сподобился видеть пророк Божий Илия на горе Хорив и пророк Моисей, того сияния, которое ослепило апостола Павла, например, когда он шёл в Дамаск с намерением там бороться с христианами, предавать их смерти. И это было каким-то не воображательным делом, не состоянием прелести, а итогом и целью духовной христианской жизни, это был результат подвигов, результат деятельной любви к Богу и к человеку. Это особое состояние такого облагодатствования человека, когда он становится богом с маленькой буквы по благодати. В Священном Писании ещё у пророка Давида есть такие слова: «Бог ста в сонме богов» (Пс. 81;1). Что это за «сонм богов» такой, среди которого стал Господь наш? «Сонм богов» — это сонм святых, которые причастны этой Божественной благодати, в Боге пребывающей. Человек способен стать богом по благодати, его природа получает обожение, по-гречески «теозис» («θεοσις»). Это особая причастность к благодати Божией, которая является идеалом, устремле-нием духовной жизни христианина. В этой благодати Божией пребывали многие святые угодники Божии. Преподобный Серафим Саровский стяжал эту благодать Святого Духа, он по молитвам своим дал соприкоснуться этой благодати своему духовному сыну и почитателю Николаю Мотовилову, который однажды зимой при лютом русском морозе сподобился заимствовать эту благодать, этот свет исходящий, в котором пребывал Серафим Саровский, и был согрет этой Божественной силой, Божественного такого огня. Преподобный Серафим Саровский испытал промыслительным образом лишение этой благодати Божией. И именно лишение благодати подвигло его на особый подвиг — стояние на камне возле келии своей в окрестностях Дивеевского леса. Тысячу дней и тысячу ночей он непрестанно взывал к Богу: «Боже, милостив буди мне, грешному». Молился особым подвигом, превозмогая силы человеческие, для того, чтобы вернуть эту благодать Божию, пребывание в которой давало Серафиму Саровскому и каждому человеку неизреченное блаженство и радость, которая всё покрывает и является верхом и краем человеческих желаний.

       Это сияние Божественным светом — возможность для человека прикоснуться к нетварным Божественным энергиям, которые являются снисхождением Бога в Своей сущности в этот тварный мир. Нетварная энергия и благодать Божия является, таким образом, синонимом Самого Бога, той формы Его соприкосновения с человеком, которая возможна для смертного человека, как творения Божиего. Говорить о нетварных энергиях, о свете Божественном – это, конечно же, состояние высочайшего богословия, которое является уделом, как правило, жизни монахов и отшельников.

       Дорогие братия и сестры. Церковь прославляет благодать, говоря нам о том, что к этой Божественной благодати, говоря более понятным языком о Божественных энергиях, и мы бываем причастны или должны быть причастны этой Благодати. Без благодати нет христианства. Благодать — это самое сокровенное, самое важное, порой невидимое для глаза человеческого сокровище учения Православной Церкви, совершенно неведомое никаким протестантам или сектантам. Там нет этого соприкосновения с Божественной благодатью, им не понять, там нет никакого даже стремления к ней. Это прикосновение благодати происходит по мере очищения от грехов человека, путём поста и молитвы, как очень убедительных и единственных средств для достижения этой благодати Божией, о которых говорит Григорий Палама, опираясь на которые, он сам достиг в своей жизни осияние Божественной благодатью.

       Дорогие братия и сестры. Будем в этот день размышлять о высокой цели христианской жизни, о стяжании благодати Божией, о сопричастности Святому Духу, и да поможет нам в этом святитель Григорий Палама. Но будем понимать, что это не просто какое-то осене-ние Божественной благодатью, свыше даруемое от Бога человеку, но результат подвижнической жизни человека. Когда человек желает этого, когда он возлюбил Бога превыше всего земного и тварного мира, когда опираясь и используя средства: пост и молитву, как два крыла, возносящих человека в горний мир, использует их в спасительном руководстве в духовной жизни, тогда Господь венчает этого труженика особым утешением — причастностью Своей Божественной благодати. Выше, радостней и счастливее этого состояния нет на земле. И кто удостоился это испытать, тот и в вечности будет пребывать в Божественном свете, чего нас Господь сподобит по Своему неизреченному милосердию. Аминь.

Предыдущая проповедь

5 марта 2017

Торжество православия
Следующая проповедь

19 марта 2017

Животворящий Крест Господень

Все проповеди за 2017 год

декабрь 2017

ноябрь 2017

октябрь 2017

сентябрь 2017

август 2017

июль 2017

июнь 2017

май 2017

апрель 2017

март 2017

февраль 2017

январь 2017

Разделы Сообщение Контакты
Отправить сообщение

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с ФЗ №152-ФЗ от 27.07.2006 года «О персональных данных».

Православная местная религиозная организация Приход храма Спаса Нерукотворного Образа на «Дороге жизни» г. Всеволожска Выборгской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Ленинградская область, г. Всеволожск, ул. Шишканя 11А
8:00 - 20:00