Храм Спаса Нерукотворного Образа

Русская Православная Церковь, Выборгская епархия

+7 (813-70) 34-486
Всеволожск, ул. Шишканя 11А
закрыть

Воспоминание Адамова изгнания из рая

       Дорогие братия и сестры! Сколько раз человек, изнемогая под тяжестью своего собственного жизненного креста, созерцая бесконечную несправедливость в окружающем его мире или терпя какие-то бедствия, трагедии, катаклизмы природы, которые обрушиваются порой на человечество со всех сторон во все времена, задавал себе один и тот же вопрос: «Почему? Почему всё так плохо и грустно в этом мире и в жизни каждого человека?» Надо отметить, что только Православная церковь и Православная вера однозначно и совершенно верно отвечают на этот вопрос. Причина – в первом грехопадении людей.

       Вначале так не должно было быть, и человек должен был жить совсем по-другому: и в других условиях, и другой окружающий мир, и совершенно другая жизнь должна была нам быть предназначена Богом.

        Но сегодня мы вспоминаем грустные события, которые раз и навсегда перечеркнули, словно росчерком пера, весь Богозаданный ритм и порядок мира, повернули вспять жизнь человечества, направили её совершенно в другом направлении. Мы вспоминаем сегодня Всемирную трагедию – грехопадение Адама.

        В трогательных песнопениях сегодня, если уловил их ваш слух, во время запричастного концерта, хор пел это уникальное песнопение, уникальное по своему смыслу, не по исполнению. По исполнению этот предел недостижим, как недостижимо совершенство. А смысл его состоит в следующем: «Седе Адам прямо рая и свою наготу созерцая, плакал и вопиял: в землю бо пойду, от нея же и взят бысть». И бесконечно повторяется этот рефрен: «Седе Адам прямо рая», был изгнан из рая.

         Мы должны с вами вспомнить, дорогие братия и сестры, что потерял Адам. Так устроена наша жизнь, что мы ценим то, чем обладаем только тогда, когда теряем это. Так поступает всякий человек, когда исцеляется от болезни, когда у него начинается двигаться рука или нога после недавнего перелома, когда он встаёт с больничной койки в  сырую, весеннюю, тоскливую погоду и выходит из приемного больничного покоя, а глаза светятся радостью, потому что прекрасен этот Божий мир, и он снова обладает этими утраченными жизненными силами.

       Господь поместил первых людей в раю. Что такое рай, как он выглядит? Конечно, дорогие братия и сестры, мы можем лишь отчасти говорить об этом, лишь в каких-то сравнениях, чтобы понять его красоту и необыкновенное величие. Вот, например, апостол Павел был в райских селениях, был восхищён Духом Святым, ангелами, созерцал высоты горнего мира, и когда спрашивали его, что он там видел, он отвечал, что невозможно ничего рассказать, потому что никогда на сердце человеку не приходило, и глаза его никогда не видели, что Бог уготовал любящим Его. Так вот, эта невыразимая словами и неизреченная красота   окружала апостола Павла в раю, в момент его дивного видения.

       Рай, прежде всего, это прекрасный сад. Наверное, если вот так мысленно собрать всю красоту курортов всего мира с ласкающей синевой плещущего моря, с необыкновенно красивой живописнейшей природой юга или других излюбленных мест, куда так любят выезжать порой отдохнуть, развеяться, набраться сил современные христиане. Если вот все вместе это собрать, что человек видел самого прекрасного, что может созерцать его глаз, наверное, это будет лишь отблеск рая, отблеск той красоты, в которую был помещён Адам. 

       А красота первых людей вообще непередаваема. Представьте себе, как можно понять следующие краткие слова Библии: «Были оба наги и не стыдились». Это есть величайшая духовная высота нравственного совершенства. Люди в раю достигали такой высоты отношений друг с другом, что не стыдились своей  наготы и видели друг в друге высочайший венец Божественного творения. Наверное, в доверчивом взгляде ребёнка, в его чистой детской улыбке можно лишь приблизительно представить себе, каким совершенством обладали первые люди.

       Адама окружала неизреченная красота внешнего мира, множество благ земных, множество райских плодов. Что наши северные плоды? Русский человек кроме яблока ничего и выдумать не мог, и когда думал о грехопадении, приписал туда яблоко, как будто оно настолько прекрасно и обладает настолько высокими вкусовыми и питательными качествами, что Ева не удержалась. Это, конечно, не так. Мы не знаем, какой именно плод был запретный, но, как говорит пословица, любой запретный плод сладок.

       Всё, что окружало первых людей, — изобилие плодов и необыкновенных фруктов – всё было сотворено Богом для человека. Никакого труда, никакой заботы о собственном пропитании, о крыше над головой – всё это было совершенно излишне. Жизнь первых людей проходила в непрестанном блаженстве.

      Это было внешнее совершенство, земная красота, потому что рай всё-таки был на земле. К слову, древние райские реки, которые упоминаются в Библии, Тигр и Ефрат, текут в заданном направлении до сих пор и приблизительно указывают то место рая, куда был поселён первый человек.

       Но ещё духовное совершенство, духовная красота и блаженство окружало человека в раю. Оно состояло в необыкновенной близости Бога. Как, порой, детям прекрасно и вольготно быть в окружении любящих родителей! Наши современные детки порой так привыкают к этому, хотя уже и детей нарожают, а всё мать в статусе бабушки и готовит, и пелёнки стирает, и кормит внуков, и на работу провожает, и с работы встречает – вот так прекрасно, вольготно  живётся за маменькиной спиной некоторым счастливым молодым родителям. Так иногда бывает в таких счастливых полноценных семьях, так же и было в раю, только родительская любовь направлялась со стороны Бога, любящего Отца, Который сотворил первых людей и Который окружил их всяческим вниманием и заботой. Любовь Бога, конечно, не потакает человеческим слабостям и лени, как это бывает в чрезмерной родительской любви. Наверное, всё, что только мог помыслить Адам, любые земные блага, любые плоды — всё было у него перед глазами. И Бог беседовал с Адамом, как говорит Библия, языком антропоморфизмов, переносным языком эпитетов, Бог ходил с Адамом в прохладе рая и беседовал с ним, как со своим ближайшим другом, любимым и высочайшим творением. И вот, эта близость Бога — ощущалась сердцем Адама,  доставляла ему высочайшее блаженство и счастье. Всё было человеку позволено, кроме одного древа — древа познания добра и зла: «Его одного не касайся, не дотрагивайся до него».

       Казалось бы, чего не хватало Адаму в раю? Если бы нас поместить в те условия, когда сейчас всё отравлено кругом, и есть, и пить невозможно, всю таблицу Менделеева сразу потребляешь, всё отравлено – воздух, вода, природа — всё направлено против современного человека. Вот нас бы в те условия!

      Дорогие братия и сестры! Дело в том, что любой человек, окажись он на месте Адама, поступил бы точно так же. Мы все в Адаме согрешили, в какой-то, знаете ли, в потенции, — мы все, потомки Адама, уже тогда были в нём, в естестве прародителя, и человеческое естество неизменно. После грехопадения прародителей оно оказалось удобопреклонным ко злу.

       Однажды в этот день произносил проповедь удивительный, талантливый проповедник  Никанор Бровкович. В конце XIX века он был архиепископом Одесским и Херсонским, и  привёл в проповеди такой интересный пример. Однажды богатый помещик проходил в период жатвы осматривать свои поля и услышал следующий разговор. Одна крестьянка, на чем свет Божий стоит, кляла свою судьбу: «Надо же было так уродиться мне, в таком низком сословии, и надо же было нашему прародителю так согрешить, чтобы сорвать этот запретный плод, теперь из-за него приходится спину гнуть на этого барина, на его полях всю свою жизнь проводить, не разгибая спины, работать и не видеть счастья».

       И вот этот мудрый помещик решил её проучить. Бабульку эту взяли, обмыли, причесали, привели в человеческий вид и поместили аж в барские покои. И барин сказал ей: «Всё, что в моем доме — всё тебе позволено: и есть, и пить, и брать в руки, интересоваться, — всё это твоё, ни о чем не заботься, никакого труда, упаси Бог, ни до чего не дотрагивайся, всё за тебя будет исполнено. Только вот на столе стоит ваза, закрытая крышкой, — эту вазу не трогай». И вот эта бедная крестьянка, попавшая, как многие наши в прошлом современники в начале XX века, «из грязи в князи», она тысячу раз проходила мимо этой вазы, и на тысячу первый её сердце не выдержало: какой-то таинственный шорох раздался, что-то непонятное было в этой вазе. Она открывает эту крышку, и оттуда вылезает и убегает мышка, которая была помещена туда  помещиком для испытания воли, для проверки себя вот этой недовольной женщины своим крестом. И всё окончилось, вытолкали её в шею из тех внезапно свалившихся на нее удобств и счастья в жизни.

        Так вот, оказывается, какая природа человеческая, всё чего-то не хватает человеку, всем он вечно недоволен. Вот как устроено естество человека и как прогрессирует в нём эта черта, особенно после греха Адама. Сколько бы человеку не платили денег: в советское время получали 50 рублей – мало было, сейчас 5, ну 10 тысяч — мало, 30 000 – мало, многие больше получают и опять мало. Что бы человек ни получал в жизни, сколько бы ни зарабатывал, как бы и в каких условиях ни жил — всё равно мало, и вечно он всем недоволен. Вот эта ненасытность человеческой утробы — один из вопиющих признаков грехопадения.

       Дорогие братия и сестры! Диавол позавидовал счастью первых людей, ведь он уже потерял то блаженство, которое имел, к которому был призван Богом. Он с завистью уже тогда взирал на человека, который был поставлен Богом как царь миров — духовного и материального, макро- и микромира. А диавол уже завидовал, уже от зависти скрежетало его естество. Он вселяется в змея и является у этого запретного плода Еве, как немощному сосуду. Почему немощному? Да потому, что позже была сотворена, многого она не знала и не видела, что ведомо было Адаму. Является и говорит коварные слова: «А правда ли?» Правда-то правда, а вот эта частица «ли» и ставит вопрос сомнения.  «А правда ли, Бог всё запретил вам, что есть в раю? А правда ли, что Он запретил вам, правда ли, что христианам так тяжело живётся, правда ли, что вам нельзя ни блудить, ни убивать? Ой, какие вы несчастные, все прелести жизни закрыты для вас, какой немилосердный у вас Бог»,   и т.д. «Правда ли, что Бог всё запретил?» «Нет», — говорит Ева, — «только от одного древа из всего многообразия мира или рая». «А почему?» —  «Да потому, что когда мы вкусим, мы умрём». «Нет, не умрёте, это Бог наврал вам, Он сказал ложь, потому что вы, когда вкусите, будете как Он».

      Диавол уже попробовал быть, как Бог, там, в селениях небесных, когда отказался Ему повиноваться, он-то уже понял, какая жизнь без Бога и что это счастье потеряно им безвозвратно и окончательно. Но он и человека хочет увести за собойи тогда первых людей, и сейчас всякого человека. Как только рождается в мир ребёнок, диавол тут же приставляет к нему своего беса-искусителя, который сделает всё, чтобы ввергнуть человека в грех. И говорит, что это Бог несправедливо сказал, да вы вкусите и будете, как боги, и будете знать добро и зло. И вот при этих словах действительно запретный плод стал сладок, такое «яблочко-то» северное наше, русское, родное, такое вкусное, такое необыкновенное и в солнечных лучах как-то заиграло оно. Ева срывает плод и нарушает заповедь Божию.

       Дорогие братия и сестры! В жизни всё повторяется, и эти слова, которые употреблял диавол для того, чтобы ввергнуть в грех первых людей, он и сейчас повторяет. Вот, например, одна такая мнимая подруга-соседка приходит к своей подруге и говорит: «А ты знаешь, вчера я видела твоего мужа в городе при галстуке, надушенный, с цветами шёл и радовался, такое настроение было и, ты знаешь, в рабочее время. К кому бы он мог идти?» Умная жена скажет: «Ты, Мария Ивановна, забыла, что вчера 8 марта было, наверное, по работе шел куда-то». А жена, которая «клюёт» сразу на эту приманку,  встречает мужа, не разговаривая с ним, устраивает следствие, допрос, головомойку и всё: недоверие посеяно, оно будет расти, оно рано или поздно приведёт человека к разбитому пушкинскому корыту. Потому, что недоверие уже нашло место в сердце человека, недоверие Богу, недоверие человеку — с этого начинается любой грех.

       И вот потом Адам стал оправдываться вместе с Евой в своём грехе. Ева говорила: «Змей меня соблазнил», Адам обвинял жену: «Это создание прекрасное — она ввела меня в грех, она мне дала этот плод».

       Затем Бог стал звать Адама: «Адам, где ты?», — такими трогательными словами, отцовскими, всепрощающими. Искал, словно потерявшегося ребенка. «Адам, где ты?» Адам молчал. Где-то спрятался там, в зарослях рая, и говорит: «Мы не можем выйти, потому что наги». «Кто вам сказал, что вы наги? Не ели ли вы плод с того древа?» — И дальше из уст Адама пошли словеса лукавствия.

       Почему Церковь вспоминает это грехопадение? Потому, что впереди пост, и вот точно так же, как Адам оправдывался в своих грехах, — то на жену свалит, то ещё на строй, в котором живёт, или страну, или на внешние условия, в которых живёт, или на всеобщие обстоятельства жизни, — ну, все так живут, а мне-то как быть.  И всё время  человек оправдывается. Поэтому Церковь с первых дней поста будет петь это удивительное песнопение, слова которого принадлежат Давиду- царю: «Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати мне вины о грехах». Что б я не оправдывался в них, а себя корил, себя винил во многих преступлениях. Церковь вспоминает Адама для того, чтобы каждый человек увидел в нём самого себя.

       Дорогие братия и сестры! Конечно, после греха Адама, прародительского греха, вступил в силу первородный грех. Первородный грех — это все следствия грехопадения Адама, которые пошли одно за другим и которые вошли в человеческий род. Их очень много, этих следствий грехопадения, они очень грустные и плачевные. Во-первых, Адам был вынужден уже титаническим трудом и потом зарабатывать свой хлеб. Земля была проклята за грех Адама, и стали на ней произрастать тернии  и волчцы, и только необыкновенным трудом человека она сможет дать добрые семена и плоды. Жена была наказана, в болезнях она стала рожать детей, подчас в неимоверных страданиях и муках. Недаром сказано апостолом Павлом, что жена спасётся чадородием, если пребудет в вере, конечно. Настолько велики эти страдания, что апостол говорит, что женщина спасётся ради них. Действительно так, ведь многие наши христианки молодые боятся рожать второй и третий раз, всю контрацепцию перепробуют, все таблетки переедят. Вот боятся и всё, а от проклятия Божьего никуда не денешься, боятся одного, а наказываться будут в другом.

       Если в этом свете посмотреть на аборты, какую роковую ошибку совершают и матери, и отцы, которые допускают грех и попустительство в этой сфере жизни! Проходит лет так 30-40 и потом, когда уже ножки и ручки не двигаются, тогда только они начинают думать, что, если бы родили ещё одного-двух детей, тогда, может быть, на старости лет хоть кружку чая подал бы кто или посочувствовал в болезни, в горе, в больнице бы навестил. Разве не так? Разве сейчас уже у многих из нас не появляются эти запоздалые слёзы раскаяния? Смерть вторглась в человеческий род. До этого Адам был бессмертен и по естеству физическому, и по телу, и по душе, конечно. И вот, с момента грехопадения человек стал смертным.

       Смерть — одновременно и благодеяние Божие, и наказание. Наказание в том, что жизнь коротка, что человек не успевает порой раскрыться и познать сладость жизни и закономерности окружающего мира и подходит незаметно к порогу смерти. «Что дни лет наших», — восклицал Давид, а в его времена больше и здоровее жили люди, а он говорил что «60, аще в силах 70 лет — и большая часть жизни слёзы, скорби и болезни».

       Но смерть, как бы это ни парадоксально звучало, является и благодеянием Божиим в буквальном и в переносном смысле. Смерть полагает предел человеческому греху, предел человеческому беззаконию и пороку. Вот не было бы в истории нашей России в XX веке 24-ого года, 53- го года и многих других, кровью бы залилась вся Россия. А так наступает определённый

Богом день и всё — тираны в прошлом, как рабы неключимые, поставляются на суд перед Богом и воздают, и отвечают ему за прожитую жизнь. Вот как смерть может являться благодеянием и для человечества, и для каждого человека в отдельности. Могут быть такие тяжелейшие болезни, такие страдания, когда смерть кажется необыкновенным подарком судьбы и благодеянием Божиим, потому что она избавляет от мук и страданий.

       И вот, дорогие братия и сестры, всё это случилось через грех Адама. Что можно сказать утешительного и радостного? Дорогие братия и сестры, не всё потеряно, для христианина никогда не должно быть свойственно уныние или отчаяние — это бесовские качества. Христос искупил и спас человеческий род, Он бесконечно любил человека. Ещё в раю, когда Адам не начинал покаяния, Он говорил: «Семя жены сотрёт главу змия», дал ему первое Евангелие, обетование и надежду, которыми жило человечество вплоть до пришествия Христа. Преподобный Исаак Сирин говорит, что Адам находился в раю в естественном состоянии, в котором был создан Богом. После греха он оказался в противоестественном состоянии, а человек, который уверовал во Христа и который идёт путем спасения, призван Богом наследовать вышеестественное состояние — выше, блаженнее и счастливее того, которым обладал Адам. Вот что Бог уготовил любящим Его, поэтому апостол Павел не мог ничего сказать на человеческом языке об этих красотах рая, которые уготованы человеку. Но, дорогие братия и сестры, что уготовано, это не значит еще того, что человек автоматически попадает в эти райские селения. Человек может быть не способен к райскому блаженству, он может его не хотеть, он может отвергать его и противиться ему.

        Интеллигенция наша особенно любит цитировать многие стихотворения поэтов, особенно диссидентов. Вот, например, Есенин писал такие строки: «Если скажет рать земная, кинь ты Родину мою, я скажу: не надо рая, дайте Родину мою». Есенин говорил в другом ключе и смысле, его слова пронизаны патриотизмом и любовью к Родине, которую продали, которую оболгали, которую всю залили кровью, в которой уничтожили Христа. А он говорил, что, несмотря ни на что, это Родина наша, которую мы обязаны любить. Но вот так говорить и сравнивать, что «Мне не надо рая, а дайте Родину» — эти слова звучат кощунственно, и если мы будем повторять вслед за  поэтом такие слова, можем воистину не увидеть рая и пройти мимо него.

        Один из наших русских философов, если не ошибаюсь, славянофилов, говорил такие слова: «Мне не надо рая, если там не будет моего любимого котика». Какой же это рай, когда котика нет рядом, к которому он так привык в жизни? Поэтому, дорогие братия и сестры, на эту тему надо говорить со страхом и трепетом, чтобы удостоиться нам этого райского блаженства, а приобщение к нему начинается здесь, в земной жизни. Человек, который привык к молитве, который чувствует себя как рыба в воде в Божьем храме, который считает эти минуты самыми счастливыми, вожделенными в своей жизни — такой человек может постепенно исполнить в своей жизни слова: «Царство Божие внутри вас есть». Оно не есть пища и питие, не что-то внешнее, а это духовное богатство и сокровище, это сам Бог, Который поселяется в душе человека уже здесь. Рай начинается уже здесь, рай не такой чувственный, как его рисуют, допустим, мусульмане, которые приставляют там, в раю, каждому правоверному по 10 чистых  гурий, таких молодых, которые, как русалочки, обвивают его со всех сторон — такая чувственность, такое умиление. Ну не успел плотских грехов натворить: то пост рамазан мешал, то еще что,  и вот там всё восполнится. Или как иеговисты рисуют, помните, из их дешёвых брошюрочек, дешёвых не с точки зрения полиграфии, а с точки зрения смысла. Вот прекрасное, радостное семейство среди львов и тигров, бананов и апельсинов — вот райская жизнь. Какая прекрасная и беззаботная жизнь, кругом одни иеговисты и не никого другого нет. Дорогие братия и сестры, это чувственный рай, земной, сладострастный и греховный, а мы с вами призваны к другим райским духовным ценностям и к вечному блаженству, которого дай Бог всем нам сподобиться по неизреченной милости нашего возлюбленного Господа и Спасителя. Аминь

9 марта 2008

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

       Дорогие братия и сестры! Сколько раз человек, изнемогая под тяжестью своего собственного жизненного креста, созерцая бесконечную несправедливость в окружающем его мире или терпя какие-то бедствия, трагедии, катаклизмы природы, которые обрушиваются порой на человечество со всех сторон во все времена, задавал себе один и тот же вопрос: «Почему? Почему всё так плохо и грустно в этом мире и в жизни каждого человека?» Надо отметить, что только Православная церковь и Православная вера однозначно и совершенно верно отвечают на этот вопрос. Причина – в первом грехопадении людей.

       Вначале так не должно было быть, и человек должен был жить совсем по-другому: и в других условиях, и другой окружающий мир, и совершенно другая жизнь должна была нам быть предназначена Богом.

        Но сегодня мы вспоминаем грустные события, которые раз и навсегда перечеркнули, словно росчерком пера, весь Богозаданный ритм и порядок мира, повернули вспять жизнь человечества, направили её совершенно в другом направлении. Мы вспоминаем сегодня Всемирную трагедию – грехопадение Адама.

        В трогательных песнопениях сегодня, если уловил их ваш слух, во время запричастного концерта, хор пел это уникальное песнопение, уникальное по своему смыслу, не по исполнению. По исполнению этот предел недостижим, как недостижимо совершенство. А смысл его состоит в следующем: «Седе Адам прямо рая и свою наготу созерцая, плакал и вопиял: в землю бо пойду, от нея же и взят бысть». И бесконечно повторяется этот рефрен: «Седе Адам прямо рая», был изгнан из рая.

         Мы должны с вами вспомнить, дорогие братия и сестры, что потерял Адам. Так устроена наша жизнь, что мы ценим то, чем обладаем только тогда, когда теряем это. Так поступает всякий человек, когда исцеляется от болезни, когда у него начинается двигаться рука или нога после недавнего перелома, когда он встаёт с больничной койки в  сырую, весеннюю, тоскливую погоду и выходит из приемного больничного покоя, а глаза светятся радостью, потому что прекрасен этот Божий мир, и он снова обладает этими утраченными жизненными силами.

       Господь поместил первых людей в раю. Что такое рай, как он выглядит? Конечно, дорогие братия и сестры, мы можем лишь отчасти говорить об этом, лишь в каких-то сравнениях, чтобы понять его красоту и необыкновенное величие. Вот, например, апостол Павел был в райских селениях, был восхищён Духом Святым, ангелами, созерцал высоты горнего мира, и когда спрашивали его, что он там видел, он отвечал, что невозможно ничего рассказать, потому что никогда на сердце человеку не приходило, и глаза его никогда не видели, что Бог уготовал любящим Его. Так вот, эта невыразимая словами и неизреченная красота   окружала апостола Павла в раю, в момент его дивного видения.

       Рай, прежде всего, это прекрасный сад. Наверное, если вот так мысленно собрать всю красоту курортов всего мира с ласкающей синевой плещущего моря, с необыкновенно красивой живописнейшей природой юга или других излюбленных мест, куда так любят выезжать порой отдохнуть, развеяться, набраться сил современные христиане. Если вот все вместе это собрать, что человек видел самого прекрасного, что может созерцать его глаз, наверное, это будет лишь отблеск рая, отблеск той красоты, в которую был помещён Адам. 

       А красота первых людей вообще непередаваема. Представьте себе, как можно понять следующие краткие слова Библии: «Были оба наги и не стыдились». Это есть величайшая духовная высота нравственного совершенства. Люди в раю достигали такой высоты отношений друг с другом, что не стыдились своей  наготы и видели друг в друге высочайший венец Божественного творения. Наверное, в доверчивом взгляде ребёнка, в его чистой детской улыбке можно лишь приблизительно представить себе, каким совершенством обладали первые люди.

       Адама окружала неизреченная красота внешнего мира, множество благ земных, множество райских плодов. Что наши северные плоды? Русский человек кроме яблока ничего и выдумать не мог, и когда думал о грехопадении, приписал туда яблоко, как будто оно настолько прекрасно и обладает настолько высокими вкусовыми и питательными качествами, что Ева не удержалась. Это, конечно, не так. Мы не знаем, какой именно плод был запретный, но, как говорит пословица, любой запретный плод сладок.

       Всё, что окружало первых людей, — изобилие плодов и необыкновенных фруктов – всё было сотворено Богом для человека. Никакого труда, никакой заботы о собственном пропитании, о крыше над головой – всё это было совершенно излишне. Жизнь первых людей проходила в непрестанном блаженстве.

      Это было внешнее совершенство, земная красота, потому что рай всё-таки был на земле. К слову, древние райские реки, которые упоминаются в Библии, Тигр и Ефрат, текут в заданном направлении до сих пор и приблизительно указывают то место рая, куда был поселён первый человек.

       Но ещё духовное совершенство, духовная красота и блаженство окружало человека в раю. Оно состояло в необыкновенной близости Бога. Как, порой, детям прекрасно и вольготно быть в окружении любящих родителей! Наши современные детки порой так привыкают к этому, хотя уже и детей нарожают, а всё мать в статусе бабушки и готовит, и пелёнки стирает, и кормит внуков, и на работу провожает, и с работы встречает – вот так прекрасно, вольготно  живётся за маменькиной спиной некоторым счастливым молодым родителям. Так иногда бывает в таких счастливых полноценных семьях, так же и было в раю, только родительская любовь направлялась со стороны Бога, любящего Отца, Который сотворил первых людей и Который окружил их всяческим вниманием и заботой. Любовь Бога, конечно, не потакает человеческим слабостям и лени, как это бывает в чрезмерной родительской любви. Наверное, всё, что только мог помыслить Адам, любые земные блага, любые плоды — всё было у него перед глазами. И Бог беседовал с Адамом, как говорит Библия, языком антропоморфизмов, переносным языком эпитетов, Бог ходил с Адамом в прохладе рая и беседовал с ним, как со своим ближайшим другом, любимым и высочайшим творением. И вот, эта близость Бога — ощущалась сердцем Адама,  доставляла ему высочайшее блаженство и счастье. Всё было человеку позволено, кроме одного древа — древа познания добра и зла: «Его одного не касайся, не дотрагивайся до него».

       Казалось бы, чего не хватало Адаму в раю? Если бы нас поместить в те условия, когда сейчас всё отравлено кругом, и есть, и пить невозможно, всю таблицу Менделеева сразу потребляешь, всё отравлено – воздух, вода, природа — всё направлено против современного человека. Вот нас бы в те условия!

      Дорогие братия и сестры! Дело в том, что любой человек, окажись он на месте Адама, поступил бы точно так же. Мы все в Адаме согрешили, в какой-то, знаете ли, в потенции, — мы все, потомки Адама, уже тогда были в нём, в естестве прародителя, и человеческое естество неизменно. После грехопадения прародителей оно оказалось удобопреклонным ко злу.

       Однажды в этот день произносил проповедь удивительный, талантливый проповедник  Никанор Бровкович. В конце XIX века он был архиепископом Одесским и Херсонским, и  привёл в проповеди такой интересный пример. Однажды богатый помещик проходил в период жатвы осматривать свои поля и услышал следующий разговор. Одна крестьянка, на чем свет Божий стоит, кляла свою судьбу: «Надо же было так уродиться мне, в таком низком сословии, и надо же было нашему прародителю так согрешить, чтобы сорвать этот запретный плод, теперь из-за него приходится спину гнуть на этого барина, на его полях всю свою жизнь проводить, не разгибая спины, работать и не видеть счастья».

       И вот этот мудрый помещик решил её проучить. Бабульку эту взяли, обмыли, причесали, привели в человеческий вид и поместили аж в барские покои. И барин сказал ей: «Всё, что в моем доме — всё тебе позволено: и есть, и пить, и брать в руки, интересоваться, — всё это твоё, ни о чем не заботься, никакого труда, упаси Бог, ни до чего не дотрагивайся, всё за тебя будет исполнено. Только вот на столе стоит ваза, закрытая крышкой, — эту вазу не трогай». И вот эта бедная крестьянка, попавшая, как многие наши в прошлом современники в начале XX века, «из грязи в князи», она тысячу раз проходила мимо этой вазы, и на тысячу первый её сердце не выдержало: какой-то таинственный шорох раздался, что-то непонятное было в этой вазе. Она открывает эту крышку, и оттуда вылезает и убегает мышка, которая была помещена туда  помещиком для испытания воли, для проверки себя вот этой недовольной женщины своим крестом. И всё окончилось, вытолкали её в шею из тех внезапно свалившихся на нее удобств и счастья в жизни.

        Так вот, оказывается, какая природа человеческая, всё чего-то не хватает человеку, всем он вечно недоволен. Вот как устроено естество человека и как прогрессирует в нём эта черта, особенно после греха Адама. Сколько бы человеку не платили денег: в советское время получали 50 рублей – мало было, сейчас 5, ну 10 тысяч — мало, 30 000 – мало, многие больше получают и опять мало. Что бы человек ни получал в жизни, сколько бы ни зарабатывал, как бы и в каких условиях ни жил — всё равно мало, и вечно он всем недоволен. Вот эта ненасытность человеческой утробы — один из вопиющих признаков грехопадения.

       Дорогие братия и сестры! Диавол позавидовал счастью первых людей, ведь он уже потерял то блаженство, которое имел, к которому был призван Богом. Он с завистью уже тогда взирал на человека, который был поставлен Богом как царь миров — духовного и материального, макро- и микромира. А диавол уже завидовал, уже от зависти скрежетало его естество. Он вселяется в змея и является у этого запретного плода Еве, как немощному сосуду. Почему немощному? Да потому, что позже была сотворена, многого она не знала и не видела, что ведомо было Адаму. Является и говорит коварные слова: «А правда ли?» Правда-то правда, а вот эта частица «ли» и ставит вопрос сомнения.  «А правда ли, Бог всё запретил вам, что есть в раю? А правда ли, что Он запретил вам, правда ли, что христианам так тяжело живётся, правда ли, что вам нельзя ни блудить, ни убивать? Ой, какие вы несчастные, все прелести жизни закрыты для вас, какой немилосердный у вас Бог»,   и т.д. «Правда ли, что Бог всё запретил?» «Нет», — говорит Ева, — «только от одного древа из всего многообразия мира или рая». «А почему?» —  «Да потому, что когда мы вкусим, мы умрём». «Нет, не умрёте, это Бог наврал вам, Он сказал ложь, потому что вы, когда вкусите, будете как Он».

      Диавол уже попробовал быть, как Бог, там, в селениях небесных, когда отказался Ему повиноваться, он-то уже понял, какая жизнь без Бога и что это счастье потеряно им безвозвратно и окончательно. Но он и человека хочет увести за собойи тогда первых людей, и сейчас всякого человека. Как только рождается в мир ребёнок, диавол тут же приставляет к нему своего беса-искусителя, который сделает всё, чтобы ввергнуть человека в грех. И говорит, что это Бог несправедливо сказал, да вы вкусите и будете, как боги, и будете знать добро и зло. И вот при этих словах действительно запретный плод стал сладок, такое «яблочко-то» северное наше, русское, родное, такое вкусное, такое необыкновенное и в солнечных лучах как-то заиграло оно. Ева срывает плод и нарушает заповедь Божию.

       Дорогие братия и сестры! В жизни всё повторяется, и эти слова, которые употреблял диавол для того, чтобы ввергнуть в грех первых людей, он и сейчас повторяет. Вот, например, одна такая мнимая подруга-соседка приходит к своей подруге и говорит: «А ты знаешь, вчера я видела твоего мужа в городе при галстуке, надушенный, с цветами шёл и радовался, такое настроение было и, ты знаешь, в рабочее время. К кому бы он мог идти?» Умная жена скажет: «Ты, Мария Ивановна, забыла, что вчера 8 марта было, наверное, по работе шел куда-то». А жена, которая «клюёт» сразу на эту приманку,  встречает мужа, не разговаривая с ним, устраивает следствие, допрос, головомойку и всё: недоверие посеяно, оно будет расти, оно рано или поздно приведёт человека к разбитому пушкинскому корыту. Потому, что недоверие уже нашло место в сердце человека, недоверие Богу, недоверие человеку — с этого начинается любой грех.

       И вот потом Адам стал оправдываться вместе с Евой в своём грехе. Ева говорила: «Змей меня соблазнил», Адам обвинял жену: «Это создание прекрасное — она ввела меня в грех, она мне дала этот плод».

       Затем Бог стал звать Адама: «Адам, где ты?», — такими трогательными словами, отцовскими, всепрощающими. Искал, словно потерявшегося ребенка. «Адам, где ты?» Адам молчал. Где-то спрятался там, в зарослях рая, и говорит: «Мы не можем выйти, потому что наги». «Кто вам сказал, что вы наги? Не ели ли вы плод с того древа?» — И дальше из уст Адама пошли словеса лукавствия.

       Почему Церковь вспоминает это грехопадение? Потому, что впереди пост, и вот точно так же, как Адам оправдывался в своих грехах, — то на жену свалит, то ещё на строй, в котором живёт, или страну, или на внешние условия, в которых живёт, или на всеобщие обстоятельства жизни, — ну, все так живут, а мне-то как быть.  И всё время  человек оправдывается. Поэтому Церковь с первых дней поста будет петь это удивительное песнопение, слова которого принадлежат Давиду- царю: «Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати мне вины о грехах». Что б я не оправдывался в них, а себя корил, себя винил во многих преступлениях. Церковь вспоминает Адама для того, чтобы каждый человек увидел в нём самого себя.

       Дорогие братия и сестры! Конечно, после греха Адама, прародительского греха, вступил в силу первородный грех. Первородный грех — это все следствия грехопадения Адама, которые пошли одно за другим и которые вошли в человеческий род. Их очень много, этих следствий грехопадения, они очень грустные и плачевные. Во-первых, Адам был вынужден уже титаническим трудом и потом зарабатывать свой хлеб. Земля была проклята за грех Адама, и стали на ней произрастать тернии  и волчцы, и только необыкновенным трудом человека она сможет дать добрые семена и плоды. Жена была наказана, в болезнях она стала рожать детей, подчас в неимоверных страданиях и муках. Недаром сказано апостолом Павлом, что жена спасётся чадородием, если пребудет в вере, конечно. Настолько велики эти страдания, что апостол говорит, что женщина спасётся ради них. Действительно так, ведь многие наши христианки молодые боятся рожать второй и третий раз, всю контрацепцию перепробуют, все таблетки переедят. Вот боятся и всё, а от проклятия Божьего никуда не денешься, боятся одного, а наказываться будут в другом.

       Если в этом свете посмотреть на аборты, какую роковую ошибку совершают и матери, и отцы, которые допускают грех и попустительство в этой сфере жизни! Проходит лет так 30-40 и потом, когда уже ножки и ручки не двигаются, тогда только они начинают думать, что, если бы родили ещё одного-двух детей, тогда, может быть, на старости лет хоть кружку чая подал бы кто или посочувствовал в болезни, в горе, в больнице бы навестил. Разве не так? Разве сейчас уже у многих из нас не появляются эти запоздалые слёзы раскаяния? Смерть вторглась в человеческий род. До этого Адам был бессмертен и по естеству физическому, и по телу, и по душе, конечно. И вот, с момента грехопадения человек стал смертным.

       Смерть — одновременно и благодеяние Божие, и наказание. Наказание в том, что жизнь коротка, что человек не успевает порой раскрыться и познать сладость жизни и закономерности окружающего мира и подходит незаметно к порогу смерти. «Что дни лет наших», — восклицал Давид, а в его времена больше и здоровее жили люди, а он говорил что «60, аще в силах 70 лет — и большая часть жизни слёзы, скорби и болезни».

       Но смерть, как бы это ни парадоксально звучало, является и благодеянием Божиим в буквальном и в переносном смысле. Смерть полагает предел человеческому греху, предел человеческому беззаконию и пороку. Вот не было бы в истории нашей России в XX веке 24-ого года, 53- го года и многих других, кровью бы залилась вся Россия. А так наступает определённый

Богом день и всё — тираны в прошлом, как рабы неключимые, поставляются на суд перед Богом и воздают, и отвечают ему за прожитую жизнь. Вот как смерть может являться благодеянием и для человечества, и для каждого человека в отдельности. Могут быть такие тяжелейшие болезни, такие страдания, когда смерть кажется необыкновенным подарком судьбы и благодеянием Божиим, потому что она избавляет от мук и страданий.

       И вот, дорогие братия и сестры, всё это случилось через грех Адама. Что можно сказать утешительного и радостного? Дорогие братия и сестры, не всё потеряно, для христианина никогда не должно быть свойственно уныние или отчаяние — это бесовские качества. Христос искупил и спас человеческий род, Он бесконечно любил человека. Ещё в раю, когда Адам не начинал покаяния, Он говорил: «Семя жены сотрёт главу змия», дал ему первое Евангелие, обетование и надежду, которыми жило человечество вплоть до пришествия Христа. Преподобный Исаак Сирин говорит, что Адам находился в раю в естественном состоянии, в котором был создан Богом. После греха он оказался в противоестественном состоянии, а человек, который уверовал во Христа и который идёт путем спасения, призван Богом наследовать вышеестественное состояние — выше, блаженнее и счастливее того, которым обладал Адам. Вот что Бог уготовил любящим Его, поэтому апостол Павел не мог ничего сказать на человеческом языке об этих красотах рая, которые уготованы человеку. Но, дорогие братия и сестры, что уготовано, это не значит еще того, что человек автоматически попадает в эти райские селения. Человек может быть не способен к райскому блаженству, он может его не хотеть, он может отвергать его и противиться ему.

        Интеллигенция наша особенно любит цитировать многие стихотворения поэтов, особенно диссидентов. Вот, например, Есенин писал такие строки: «Если скажет рать земная, кинь ты Родину мою, я скажу: не надо рая, дайте Родину мою». Есенин говорил в другом ключе и смысле, его слова пронизаны патриотизмом и любовью к Родине, которую продали, которую оболгали, которую всю залили кровью, в которой уничтожили Христа. А он говорил, что, несмотря ни на что, это Родина наша, которую мы обязаны любить. Но вот так говорить и сравнивать, что «Мне не надо рая, а дайте Родину» — эти слова звучат кощунственно, и если мы будем повторять вслед за  поэтом такие слова, можем воистину не увидеть рая и пройти мимо него.

        Один из наших русских философов, если не ошибаюсь, славянофилов, говорил такие слова: «Мне не надо рая, если там не будет моего любимого котика». Какой же это рай, когда котика нет рядом, к которому он так привык в жизни? Поэтому, дорогие братия и сестры, на эту тему надо говорить со страхом и трепетом, чтобы удостоиться нам этого райского блаженства, а приобщение к нему начинается здесь, в земной жизни. Человек, который привык к молитве, который чувствует себя как рыба в воде в Божьем храме, который считает эти минуты самыми счастливыми, вожделенными в своей жизни — такой человек может постепенно исполнить в своей жизни слова: «Царство Божие внутри вас есть». Оно не есть пища и питие, не что-то внешнее, а это духовное богатство и сокровище, это сам Бог, Который поселяется в душе человека уже здесь. Рай начинается уже здесь, рай не такой чувственный, как его рисуют, допустим, мусульмане, которые приставляют там, в раю, каждому правоверному по 10 чистых  гурий, таких молодых, которые, как русалочки, обвивают его со всех сторон — такая чувственность, такое умиление. Ну не успел плотских грехов натворить: то пост рамазан мешал, то еще что,  и вот там всё восполнится. Или как иеговисты рисуют, помните, из их дешёвых брошюрочек, дешёвых не с точки зрения полиграфии, а с точки зрения смысла. Вот прекрасное, радостное семейство среди львов и тигров, бананов и апельсинов — вот райская жизнь. Какая прекрасная и беззаботная жизнь, кругом одни иеговисты и не никого другого нет. Дорогие братия и сестры, это чувственный рай, земной, сладострастный и греховный, а мы с вами призваны к другим райским духовным ценностям и к вечному блаженству, которого дай Бог всем нам сподобиться по неизреченной милости нашего возлюбленного Господа и Спасителя. Аминь

Предыдущая проповедь

3 марта 2008

Неделя Крестопоклонная
Следующая проповедь

23 марта 2008

Памяти Григория Паламы

Все проповеди за 2008 год

декабрь 2008

ноябрь 2008

октябрь 2008

сентябрь 2008

август 2008

июль 2008

июнь 2008

май 2008

март 2008

февраль 2008

январь 2008

Разделы Сообщение Контакты
Отправить сообщение

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с ФЗ №152-ФЗ от 27.07.2006 года «О персональных данных».

Православная местная религиозная организация Приход храма Спаса Нерукотворного Образа на «Дороге жизни» г. Всеволожска Выборгской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Ленинградская область, г. Всеволожск, ул. Шишканя 11А
8:00 - 20:00