Храм Спаса Нерукотворного Образа

Русская Православная Церковь, Выборгская епархия

+7 (813-70) 34-486
Всеволожск, ул. Шишканя 11А
закрыть

Воспоминание тайной вечери

Дорогие братия и сестры! Сегодня особый день среди Страстной седмицы в преддверии Пасхи, когда мы с вами вместе со всей Православной Церковью вспоминаем великое Таинство Евхаристии, которое совершил Господь наш Иисус Христос в первый раз перед Своими страданиями в Сионской горнице, где Его окружали возлюбленные апостолы и ученики. В евангельском чтении, которое вы слышали сегодня за Божественной литургией, евангелисты Матфей, Марк, Лука и Иоанн — все совместно передают эти драгоценные для нас подробности того, как совершалась эта Святая Вечеря.

В традиции еврейского народа была вечеря, на которую в преддверии иудейской Пасхи собиралось каждое семейство. Руководил особым порядком совершения этой вечери глава семьи. Закалывался пасхальный агнец, которого вкушало всё семейство, при этом отец произносил особые слова благословения и благодарения Бога. Иудейская Пасха, прежде всего, была установлена в память спасения иудейского народа, освобождения его из египетского рабства.

Мы с вами сегодня можем и должны вспомнить те обстоятельства, при которых совершался  выход евреев из Египта, в котором народ этот пребывал в течение четырёхсот тридцати лет в рабстве. Причём рабство это было невыносимо тяжёлое. Перед освобождением еврейского народа эти притеснения доходили до таких пределов, что египтяне не давали рожать иудеям детей. Повивальным бабкам был дан наказ сразу умерщвлять всякого младенца мужского пола при рождении, потому что египетский фараон боялся этой внутренней угрозы, которая могла исходить от умножающегося и крепнущего еврейского народа. Священное Писание говорит о том, что некоторые повивальные бабки имели страх Божий и не поступали так, как им приказывал фараон, а оставляли в живых младенцев. И когда фараон видел, что его обманывают, что иудейский народ по-прежнему умножается, то эти женщины говорили ему, что еврейские женщины намного крепче, чем наши египетские, и ещё до того, как мы к ним приходим, они уже рождают младенцев, и наша помощь уже не нужна при этом.

Но египетский фараон не отпускал евреев из Египта даже для того, чтобы они просто в пустыне совершали свою молитву Богу, чтобы они побыли одни, без надзора со стороны поработителей, почувствовали своё национальное единство и обратились к Богу вне этой земли рабства, на свободной земле. Фараон не отпускал их, потому что от этого множества рабов в лице евреев зависело благосостояние самого Египта.

Господь стал посылать различные казни, знамения и чудеса, через которые Он подвигал фараона наконец-то отпустить евреев с миром. Самая последняя казнь, которую испытали на себе египтяне, была самой суровой, а в религиозном контексте была самой знаменательной, когда по повелению Бога накануне исхода из Египта каждая еврейская семья нашла агнца — ягнёнка без всякого порока, чистого. Его закалывали, запекали на костре и целиком вкушали, не раздробляя костей, потому что этот пасхальный агнец был прообразом новозаветного Агнца-Христа, прообразом крестной смерти Самого Господа нашего Иисуса Христа. Один из пророков сказал о крестной смерти Господа, что «кость Его да не сокрушится», то есть не повредится Его телесный состав во время страданий.

Поэтому иудеи с момента выхода из Египта и до новозаветной Пасхи, которую мы вспоминаем сегодня, и Тайной Вечери, совершали этот великий, священный обряд, который был символом их свободы, символом самобытности, национального единения, могущества еврейского народа. Когда они закалывали этого пасхального агнца, то кровью его помазывали косяки своих дверей. Именно отсюда у нас ведется традиция, которая особенно сохраняется сегодня в сельской местности, когда на косяках дверей хозяин или кто-нибудь из живущих делает крест в воспоминание давно минувших событий. Потому что этот крест, наложенный при входе в дом, во времена египетского плена даровал спасение и сохранение жизни еврейским детям. Ангел Господень, Ангел смерти, который был послан Богом в наказание египтянам, где видел этот косяк двери, помазанный кровью агнца, он обходил этот дом, и там все младенцы были живы и здоровы, а в дома египетские этот Ангел смерти заходил и умерщвлял египетских первенцев. Каждая семья, которую постигло тогда это горе, наполнилась плачем и рыданием, потому что их коснулся этот Ангел по повелению Бога. А еврейские дети все были сохранены.

Позднее, когда евреи уже получили свободу и находились на пути к Земле Обетованной, у них был установлен этот обычай посвящения Богу всякого перворождённого младенца мужского пола. Евреи как бы считали этого первого мальчика, который рождался в их семье, не своим ребёнком, а достоянием Божиим и отдавали его на служение Богу или при скинии, или потом при Иерусалимском храме. Затем позднее, опять же по повелению Бога, необходимость в этом отпала, потому что было избрано одно колено Левия на служение при храме Иерусалимском. И тогда все матери как бы выкупали своих младенцев, то есть приносили жертву Богу в Иерусалимском храме, и затем эти младенцы, их первенцы, возвращались в родительские семьи и жили с ними, радуя своих родителей. Это событие относится в основном к празднику Сретения Господня.

А сейчас мы с вами обратим наше внимание на то, что ветхозаветная иудейская Пасха послужила прообразом и Пасхи новозаветной, прообразом таинства Евхаристии. Потому что, как и тогда, кровь этого пасхального агнца спасала жизни людей, сохраняла их от смерти, точно так же и сейчас в новозаветной Церкви тот, кто причащается Пречистых Тела и Крови Христовых, имеет в себе залог бессмертной, вечной жизни. В противовес Ангелу смерти, который, порой, косит немилосердно вокруг и посещает, иногда совершенно внезапно, неокрепшие, несформировавшиеся жизни, Ангел Господень хранит всех, кто верен Богу, кто имеет в самом себе залог вечной и блаженной жизни.

Дорогие братия и сестры! Евангелие, которое читалось сегодня, передает обстоятельства совершения Тайной Вечери. Господь, взяв хлеб, благословил, преломил, дал Своим ученикам и сказал: «Приимите, ядите; сие есть тело Мое, еже за вы ломимое, сие творите в мое воспоминание». Потом Господь, взяв чашу с виноградным вином и, воздав хвалу, подал им со словами: «Пиите от нее вси; сия бо есть кровь Моя Нового Завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов». Господь по Своему неизреченному милосердию дал нам возможность вкушать Его Тело и Кровь под образом или видом хлеба и вина, прекрасно понимая, что в естественном, натуральном виде для человека невозможно вкушение тела и крови, плоти человеческой.

Но вера наша, история Церкви свидетельствуют о том, что иногда по повелению Бога, по каким-то особым обстоятельствам, проявлениям этот хлеб и вино показывался людям действительной плотью человеческой, окровавленным, кровоточащим куском мяса, когда надо было поддержать веру людей, когда надо было показать им, что Православная Церковь хранит во всей полноте это таинство Евхаристии, на котором мы с вами вкушаем самое Тело и Кровь Христовы. Совсем не так обстоит дело у протестантов, лютеран, баптистов, которые совершают одно воспоминание, одно, как бы, театральное представление. Одним воспоминанием сыт не будешь. А в Православной Церкви через это таинство, самое главное и центральное, мы становимся сотелесниками Христа, как говорит апостол Павел, то есть наше тело усваивает в себя частицу тела Христова.

Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий, как опытный врач, очень интересно размышлял над  этим моментом. Ведь Тело Христово и Его Кровь, которые входят в наш организм, точно так же, как любая пища, усваиваются в нашем организме, перевариваются, подвергаются процессам пищеварения, всасывания, и через это каждая мельчайшая частичка Тела и Крови Христовой, как некие самые сокровенные, самые ценные питательные вещества, усваиваются каждой клеточкой нашего организма. Все они преображаются  и получают  в себе зачаток и залог вечной жизни.  Именно поэтому в Евангелии есть такие слова Спасителя: «Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядуший Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет Жизнь Вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем».

Величайшее событие, которое мы с вами ожидаем — воскрешение мёртвых, будет обусловлено именно этим — приобщением к Телу Христову, что мы во время своей жизни  причащались Его Тела и Крови, соединились с Ним. Наше тело, будучи образом и подобием Бога, ещё в прямом и непосредственном образе одухотворялось и питалось Плотью и Кровью Самого Христа, Сына Божия. А так как Бог вечен и бессмертен, точно так же и мы с вами, вкушая Его частичку Тела и Крови, получаем в себя залог жизни бессмертной и вечной. Именно поэтому тело усопшего человека, особенно того, кто причащался в своей жизни, как бы оно ни разлагалось и ни рассыпалось в прах и ни обращалось в землю, но, тем не менее, не исчезает бесследно. Потому что оно в самом себе хранит этот импульс, этот залог вечной и бессмертной жизни,  в которой, словно зерно пшеничное, упавшее в землю, ждёт своего момента, так и тело ждёт весеннего луча солнца, который пробьёт землю, где хранятся кости усопших, и воскреснет. Об этом событии мы услышим с вами буквально завтра в пророчестве пророка Иезекииля.  «Так говорит Господь Бог костям сим: вот, Я введу дух в вас, и вы оживете. И обложу вас жилами, и выращу на вас плоть, и покрою вас кожею, и введу в вас дух, и оживёте, и узнаете, что Я Господь» (Иез.37 6).

 Дорогие братия и сестры! Из этих слов становится понятно, как мы обкрадываем себя, когда на многие месяцы, а то и годы, удаляем себя от животворящей чаши Христовой, иногда по своей лени и безразличию, иногда ссылаясь на множество дел и житейскую суету, пытаемся что-то сделать и достичь в жизни. Но будем всегда помнить о том, что без Бога мы ничего не можем сделать доброго и знаменательного, чтобы после нас осталось бы светлая, прекрасная, радостная память на земле. Вся наша суета житейская, особенно когда мы пытаемся украсть время у Бога, похищая Его воскресные дни и праздники, не приносит никакой пользы ни для души, ни для тела.

Дорогие братия и сестры! Как обидно и горько видеть  тех причастников, которые приходят в храм на службу раз в год, когда совесть их просыпается, а они говорят, что помнят о Боге и молятся. Но человек, если не причащается регулярно, то религиозной жизни у него нет никакой, и он не имеет ничего общего ни с Церковью Христовой, ни с Самим Христом.

Дорогие братия и сестры! Ко причащению мы с вами должны особым образом готовиться,  потому что апостол Павел говорит: «Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьёт из чаши сей. Ибо, кто ест и пьёт недостойно, тот ест и пьёт в осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем».

 И не потому ли многие из вас,- говорит апостол, — болеют и умирают, потому что недостойно причащаются. Древние христиане причащались каждый день, но они жили по-другому. Они всегда были готовы ко причащению и не понимали, как можно стоять на литургии и не причащаться. Когда Церковь говорит: «Со  страхом Божиим и верою приступите», а в иной день и причастников-то нет, и служить не для кого, и причащаться нет желающих.

Это, конечно, страшное извращение религиозной жизни в современное время. Ко причастию надо готовиться, надо каяться в своих грехах, надо жить так, чтобы грехи наши не препятствовали причащению. Мы не должны с вами, наконец, опаздывать на богослужение, чем грешат многие из нас. Как невозможно прыгнуть на скорости, допустим, в движущийся поезд, не попав под его колёса, точно так же и невозможно достойно причаститься, когда с порога человек бежит к чаше, пропустив самые начальные, подготовительные моменты ко причащению. Человек, когда так врывается, как бы с вихрем житейской суеты, в ритм особой церковной молитвы, не будучи к тому подготовлен, то душа его мятётся, и она ещё не способна принять Самого Христа. Тогда причащение бывает не так спасительно, благодатно и вожделенно для нашей души.

Человек, который отказывает себе в причащении, наказывает себя очень жестоким образом, потому что душа без причащения жить не может. Причащение Плоти и Крови Христовой — это самая главная пища души. Если душа её не получает, она постепенно умирает. Иногда бывает такое удивительное явление, когда человек ещё ходит ногами, а уже является живым смердящим трупом, потому что бессмертная душа его уже не способна к вечной жизни. Совесть его спит, и душа завалена множеством грехов.

Евхаристия — это великий, божественный дар, данный нам, залог невидимого и постоянного присутствия Бога среди нас. Потому что, когда Господь возносился на небо от Своих возлюбленных учеников с горы Елеонской, Он дал им обетование: «Я с вами во все дни до скончания века». Это пребывание Христа с учениками Его и последователями до скончания века как раз ярко выражается в Евхаристии.

Дорогие братия и сестры! Когда мы с вами подходим ко причащению, когда размышляем о необычайной глубине этого таинства, мы должны, прежде всего, понимать, что слово «евхаристия» в переводе с греческого языка означает «благодарение». В этом состоит её самое главное, сущностное значение. Мы должны об этом всегда помнить, и в момент пресуществления Святых Даров мы должны, прежде всего, благодарить Бога. Как за многое мы должны быть благодарны Ему: и за энергию, и за здоровье, и за своих детей, и за работу, и за таланты, и за вдохновение, и за то, что солнце светит над землей, и за то, что ноги ходят, и за то, что есть силы, и за многие другие неизреченные дары.  Священник молится в одной из тайных молитв: за все благодеяния, ведомые и неведомые. Есть такие благодеяния, о которых человек не знает, которые он считает в силу своей греховности, что это должно быть как само собой разумеющееся в нашей жизни. Будем помнить об этом и всегда благодарить Бога. И когда услышим слова священника в евхаристическом каноне: «Благодарим Господа», пусть наша душа тогда вознесётся к Богу в этом трепетном благодарении Ему, и тогда она будет способна к принятию и всех неизреченных даров божественных, которых Он не лишит нас, видя наши благодарные сердца и нашу жизнь, благодарную Ему.

Дорогие братия и сестры! Как именно происходит это таинственное и непостижимое пресуществление Святых Даров, мы с вами не знаем. Этого не знает никто: ни священник, ни архиерей, ни любой другой священнослужитель. Иногда неправильно формируются такие мысли и слова, что священник совершает Евхаристию. Да ничего подобного, дорогие братия и сестры. Это не сценарий, это не схема, это не один устав. Священник является лишь свидетелем, точно так же, как на исповеди, когда вы подходите к аналою, а священник говорит, что не он прощает грехи, а он является лишь свидетелем вашего покаяния и будет свидетелем об этом на Страшном Суде. Точно так же происходит в Евхаристии, поэтому ни в коей мере нельзя говорить, что Господь научил Церковь совершать евхаристию, что это Он оставил чинопоследование совершения Евхаристии. Ничего подобного  Он не оставил… Он совершает Сам это таинственное и непреложное пресуществление Святых Даров. Когда начинается Божественная литургия, дьякон тихо напоминает священнику, что всё, что он сделал, приготовил святые дары — это всё, что он может, а дальше он должен смиренно отойти и созерцать, трепетно восхищаться этим необыкновенным даром Евхаристии: «Время сотворити, Господеви, Владыко, благослови». То есть, время Самому Господу совершать уже таинство Евхаристии. И в момент призывания Святого Духа, самый главный момент, «эпиклеза», по-гречески называется, священник лишь молится о том, чтобы Господь ниспослал Духа Своего Святого, как Он в третий час апостолам Своим ниспослал, и не лишил нас, грешных, этого дара Святого Духа. И Он пришёл, этот Святой Дух, и Сам невидимым, животворящим действием пресуществил эти хлеб и вино в Тело и Кровь Христовы.

Избранникам Божиим Господь судил видеть это чудо пресуществления. Так, некоторые сослужители и сотаинники преподобного Сергия Радонежского по промыслу Божию видели,  когда он служил Евхаристию, как в момент пресуществления сходил небесный огонь в эту Святую Чашу и таинственно соединялся с этими предлагаемыми дарами. Они видели, как преподобный Сергий причащался, как бы вкушая самого огня божественного.

Поэтому, дорогие братия и сестры, Евхаристия — величайшее чудо Церкви Православной. И, наверное, мы можем сказать такие слова, что пока существует Церковь Христова на земле и до тех пор, пока совершается это таинство Евхаристии, будет незыблемо стоять мир на своём основании, сохраняемый промыслом Божиим. Потому что это чудо пресуществления Святых Даров не только сохраняет и невидимо поддерживает жизнь каждого из нас, но служит залогом жизни и бытия всего видимого и невидимого нами мира. Аминь.

20 апреля 2006

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

Дорогие братия и сестры! Сегодня особый день среди Страстной седмицы в преддверии Пасхи, когда мы с вами вместе со всей Православной Церковью вспоминаем великое Таинство Евхаристии, которое совершил Господь наш Иисус Христос в первый раз перед Своими страданиями в Сионской горнице, где Его окружали возлюбленные апостолы и ученики. В евангельском чтении, которое вы слышали сегодня за Божественной литургией, евангелисты Матфей, Марк, Лука и Иоанн — все совместно передают эти драгоценные для нас подробности того, как совершалась эта Святая Вечеря.

В традиции еврейского народа была вечеря, на которую в преддверии иудейской Пасхи собиралось каждое семейство. Руководил особым порядком совершения этой вечери глава семьи. Закалывался пасхальный агнец, которого вкушало всё семейство, при этом отец произносил особые слова благословения и благодарения Бога. Иудейская Пасха, прежде всего, была установлена в память спасения иудейского народа, освобождения его из египетского рабства.

Мы с вами сегодня можем и должны вспомнить те обстоятельства, при которых совершался  выход евреев из Египта, в котором народ этот пребывал в течение четырёхсот тридцати лет в рабстве. Причём рабство это было невыносимо тяжёлое. Перед освобождением еврейского народа эти притеснения доходили до таких пределов, что египтяне не давали рожать иудеям детей. Повивальным бабкам был дан наказ сразу умерщвлять всякого младенца мужского пола при рождении, потому что египетский фараон боялся этой внутренней угрозы, которая могла исходить от умножающегося и крепнущего еврейского народа. Священное Писание говорит о том, что некоторые повивальные бабки имели страх Божий и не поступали так, как им приказывал фараон, а оставляли в живых младенцев. И когда фараон видел, что его обманывают, что иудейский народ по-прежнему умножается, то эти женщины говорили ему, что еврейские женщины намного крепче, чем наши египетские, и ещё до того, как мы к ним приходим, они уже рождают младенцев, и наша помощь уже не нужна при этом.

Но египетский фараон не отпускал евреев из Египта даже для того, чтобы они просто в пустыне совершали свою молитву Богу, чтобы они побыли одни, без надзора со стороны поработителей, почувствовали своё национальное единство и обратились к Богу вне этой земли рабства, на свободной земле. Фараон не отпускал их, потому что от этого множества рабов в лице евреев зависело благосостояние самого Египта.

Господь стал посылать различные казни, знамения и чудеса, через которые Он подвигал фараона наконец-то отпустить евреев с миром. Самая последняя казнь, которую испытали на себе египтяне, была самой суровой, а в религиозном контексте была самой знаменательной, когда по повелению Бога накануне исхода из Египта каждая еврейская семья нашла агнца — ягнёнка без всякого порока, чистого. Его закалывали, запекали на костре и целиком вкушали, не раздробляя костей, потому что этот пасхальный агнец был прообразом новозаветного Агнца-Христа, прообразом крестной смерти Самого Господа нашего Иисуса Христа. Один из пророков сказал о крестной смерти Господа, что «кость Его да не сокрушится», то есть не повредится Его телесный состав во время страданий.

Поэтому иудеи с момента выхода из Египта и до новозаветной Пасхи, которую мы вспоминаем сегодня, и Тайной Вечери, совершали этот великий, священный обряд, который был символом их свободы, символом самобытности, национального единения, могущества еврейского народа. Когда они закалывали этого пасхального агнца, то кровью его помазывали косяки своих дверей. Именно отсюда у нас ведется традиция, которая особенно сохраняется сегодня в сельской местности, когда на косяках дверей хозяин или кто-нибудь из живущих делает крест в воспоминание давно минувших событий. Потому что этот крест, наложенный при входе в дом, во времена египетского плена даровал спасение и сохранение жизни еврейским детям. Ангел Господень, Ангел смерти, который был послан Богом в наказание египтянам, где видел этот косяк двери, помазанный кровью агнца, он обходил этот дом, и там все младенцы были живы и здоровы, а в дома египетские этот Ангел смерти заходил и умерщвлял египетских первенцев. Каждая семья, которую постигло тогда это горе, наполнилась плачем и рыданием, потому что их коснулся этот Ангел по повелению Бога. А еврейские дети все были сохранены.

Позднее, когда евреи уже получили свободу и находились на пути к Земле Обетованной, у них был установлен этот обычай посвящения Богу всякого перворождённого младенца мужского пола. Евреи как бы считали этого первого мальчика, который рождался в их семье, не своим ребёнком, а достоянием Божиим и отдавали его на служение Богу или при скинии, или потом при Иерусалимском храме. Затем позднее, опять же по повелению Бога, необходимость в этом отпала, потому что было избрано одно колено Левия на служение при храме Иерусалимском. И тогда все матери как бы выкупали своих младенцев, то есть приносили жертву Богу в Иерусалимском храме, и затем эти младенцы, их первенцы, возвращались в родительские семьи и жили с ними, радуя своих родителей. Это событие относится в основном к празднику Сретения Господня.

А сейчас мы с вами обратим наше внимание на то, что ветхозаветная иудейская Пасха послужила прообразом и Пасхи новозаветной, прообразом таинства Евхаристии. Потому что, как и тогда, кровь этого пасхального агнца спасала жизни людей, сохраняла их от смерти, точно так же и сейчас в новозаветной Церкви тот, кто причащается Пречистых Тела и Крови Христовых, имеет в себе залог бессмертной, вечной жизни. В противовес Ангелу смерти, который, порой, косит немилосердно вокруг и посещает, иногда совершенно внезапно, неокрепшие, несформировавшиеся жизни, Ангел Господень хранит всех, кто верен Богу, кто имеет в самом себе залог вечной и блаженной жизни.

Дорогие братия и сестры! Евангелие, которое читалось сегодня, передает обстоятельства совершения Тайной Вечери. Господь, взяв хлеб, благословил, преломил, дал Своим ученикам и сказал: «Приимите, ядите; сие есть тело Мое, еже за вы ломимое, сие творите в мое воспоминание». Потом Господь, взяв чашу с виноградным вином и, воздав хвалу, подал им со словами: «Пиите от нее вси; сия бо есть кровь Моя Нового Завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов». Господь по Своему неизреченному милосердию дал нам возможность вкушать Его Тело и Кровь под образом или видом хлеба и вина, прекрасно понимая, что в естественном, натуральном виде для человека невозможно вкушение тела и крови, плоти человеческой.

Но вера наша, история Церкви свидетельствуют о том, что иногда по повелению Бога, по каким-то особым обстоятельствам, проявлениям этот хлеб и вино показывался людям действительной плотью человеческой, окровавленным, кровоточащим куском мяса, когда надо было поддержать веру людей, когда надо было показать им, что Православная Церковь хранит во всей полноте это таинство Евхаристии, на котором мы с вами вкушаем самое Тело и Кровь Христовы. Совсем не так обстоит дело у протестантов, лютеран, баптистов, которые совершают одно воспоминание, одно, как бы, театральное представление. Одним воспоминанием сыт не будешь. А в Православной Церкви через это таинство, самое главное и центральное, мы становимся сотелесниками Христа, как говорит апостол Павел, то есть наше тело усваивает в себя частицу тела Христова.

Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий, как опытный врач, очень интересно размышлял над  этим моментом. Ведь Тело Христово и Его Кровь, которые входят в наш организм, точно так же, как любая пища, усваиваются в нашем организме, перевариваются, подвергаются процессам пищеварения, всасывания, и через это каждая мельчайшая частичка Тела и Крови Христовой, как некие самые сокровенные, самые ценные питательные вещества, усваиваются каждой клеточкой нашего организма. Все они преображаются  и получают  в себе зачаток и залог вечной жизни.  Именно поэтому в Евангелии есть такие слова Спасителя: «Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядуший Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет Жизнь Вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем».

Величайшее событие, которое мы с вами ожидаем — воскрешение мёртвых, будет обусловлено именно этим — приобщением к Телу Христову, что мы во время своей жизни  причащались Его Тела и Крови, соединились с Ним. Наше тело, будучи образом и подобием Бога, ещё в прямом и непосредственном образе одухотворялось и питалось Плотью и Кровью Самого Христа, Сына Божия. А так как Бог вечен и бессмертен, точно так же и мы с вами, вкушая Его частичку Тела и Крови, получаем в себя залог жизни бессмертной и вечной. Именно поэтому тело усопшего человека, особенно того, кто причащался в своей жизни, как бы оно ни разлагалось и ни рассыпалось в прах и ни обращалось в землю, но, тем не менее, не исчезает бесследно. Потому что оно в самом себе хранит этот импульс, этот залог вечной и бессмертной жизни,  в которой, словно зерно пшеничное, упавшее в землю, ждёт своего момента, так и тело ждёт весеннего луча солнца, который пробьёт землю, где хранятся кости усопших, и воскреснет. Об этом событии мы услышим с вами буквально завтра в пророчестве пророка Иезекииля.  «Так говорит Господь Бог костям сим: вот, Я введу дух в вас, и вы оживете. И обложу вас жилами, и выращу на вас плоть, и покрою вас кожею, и введу в вас дух, и оживёте, и узнаете, что Я Господь» (Иез.37 6).

 Дорогие братия и сестры! Из этих слов становится понятно, как мы обкрадываем себя, когда на многие месяцы, а то и годы, удаляем себя от животворящей чаши Христовой, иногда по своей лени и безразличию, иногда ссылаясь на множество дел и житейскую суету, пытаемся что-то сделать и достичь в жизни. Но будем всегда помнить о том, что без Бога мы ничего не можем сделать доброго и знаменательного, чтобы после нас осталось бы светлая, прекрасная, радостная память на земле. Вся наша суета житейская, особенно когда мы пытаемся украсть время у Бога, похищая Его воскресные дни и праздники, не приносит никакой пользы ни для души, ни для тела.

Дорогие братия и сестры! Как обидно и горько видеть  тех причастников, которые приходят в храм на службу раз в год, когда совесть их просыпается, а они говорят, что помнят о Боге и молятся. Но человек, если не причащается регулярно, то религиозной жизни у него нет никакой, и он не имеет ничего общего ни с Церковью Христовой, ни с Самим Христом.

Дорогие братия и сестры! Ко причащению мы с вами должны особым образом готовиться,  потому что апостол Павел говорит: «Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьёт из чаши сей. Ибо, кто ест и пьёт недостойно, тот ест и пьёт в осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем».

 И не потому ли многие из вас,- говорит апостол, — болеют и умирают, потому что недостойно причащаются. Древние христиане причащались каждый день, но они жили по-другому. Они всегда были готовы ко причащению и не понимали, как можно стоять на литургии и не причащаться. Когда Церковь говорит: «Со  страхом Божиим и верою приступите», а в иной день и причастников-то нет, и служить не для кого, и причащаться нет желающих.

Это, конечно, страшное извращение религиозной жизни в современное время. Ко причастию надо готовиться, надо каяться в своих грехах, надо жить так, чтобы грехи наши не препятствовали причащению. Мы не должны с вами, наконец, опаздывать на богослужение, чем грешат многие из нас. Как невозможно прыгнуть на скорости, допустим, в движущийся поезд, не попав под его колёса, точно так же и невозможно достойно причаститься, когда с порога человек бежит к чаше, пропустив самые начальные, подготовительные моменты ко причащению. Человек, когда так врывается, как бы с вихрем житейской суеты, в ритм особой церковной молитвы, не будучи к тому подготовлен, то душа его мятётся, и она ещё не способна принять Самого Христа. Тогда причащение бывает не так спасительно, благодатно и вожделенно для нашей души.

Человек, который отказывает себе в причащении, наказывает себя очень жестоким образом, потому что душа без причащения жить не может. Причащение Плоти и Крови Христовой — это самая главная пища души. Если душа её не получает, она постепенно умирает. Иногда бывает такое удивительное явление, когда человек ещё ходит ногами, а уже является живым смердящим трупом, потому что бессмертная душа его уже не способна к вечной жизни. Совесть его спит, и душа завалена множеством грехов.

Евхаристия — это великий, божественный дар, данный нам, залог невидимого и постоянного присутствия Бога среди нас. Потому что, когда Господь возносился на небо от Своих возлюбленных учеников с горы Елеонской, Он дал им обетование: «Я с вами во все дни до скончания века». Это пребывание Христа с учениками Его и последователями до скончания века как раз ярко выражается в Евхаристии.

Дорогие братия и сестры! Когда мы с вами подходим ко причащению, когда размышляем о необычайной глубине этого таинства, мы должны, прежде всего, понимать, что слово «евхаристия» в переводе с греческого языка означает «благодарение». В этом состоит её самое главное, сущностное значение. Мы должны об этом всегда помнить, и в момент пресуществления Святых Даров мы должны, прежде всего, благодарить Бога. Как за многое мы должны быть благодарны Ему: и за энергию, и за здоровье, и за своих детей, и за работу, и за таланты, и за вдохновение, и за то, что солнце светит над землей, и за то, что ноги ходят, и за то, что есть силы, и за многие другие неизреченные дары.  Священник молится в одной из тайных молитв: за все благодеяния, ведомые и неведомые. Есть такие благодеяния, о которых человек не знает, которые он считает в силу своей греховности, что это должно быть как само собой разумеющееся в нашей жизни. Будем помнить об этом и всегда благодарить Бога. И когда услышим слова священника в евхаристическом каноне: «Благодарим Господа», пусть наша душа тогда вознесётся к Богу в этом трепетном благодарении Ему, и тогда она будет способна к принятию и всех неизреченных даров божественных, которых Он не лишит нас, видя наши благодарные сердца и нашу жизнь, благодарную Ему.

Дорогие братия и сестры! Как именно происходит это таинственное и непостижимое пресуществление Святых Даров, мы с вами не знаем. Этого не знает никто: ни священник, ни архиерей, ни любой другой священнослужитель. Иногда неправильно формируются такие мысли и слова, что священник совершает Евхаристию. Да ничего подобного, дорогие братия и сестры. Это не сценарий, это не схема, это не один устав. Священник является лишь свидетелем, точно так же, как на исповеди, когда вы подходите к аналою, а священник говорит, что не он прощает грехи, а он является лишь свидетелем вашего покаяния и будет свидетелем об этом на Страшном Суде. Точно так же происходит в Евхаристии, поэтому ни в коей мере нельзя говорить, что Господь научил Церковь совершать евхаристию, что это Он оставил чинопоследование совершения Евхаристии. Ничего подобного  Он не оставил… Он совершает Сам это таинственное и непреложное пресуществление Святых Даров. Когда начинается Божественная литургия, дьякон тихо напоминает священнику, что всё, что он сделал, приготовил святые дары — это всё, что он может, а дальше он должен смиренно отойти и созерцать, трепетно восхищаться этим необыкновенным даром Евхаристии: «Время сотворити, Господеви, Владыко, благослови». То есть, время Самому Господу совершать уже таинство Евхаристии. И в момент призывания Святого Духа, самый главный момент, «эпиклеза», по-гречески называется, священник лишь молится о том, чтобы Господь ниспослал Духа Своего Святого, как Он в третий час апостолам Своим ниспослал, и не лишил нас, грешных, этого дара Святого Духа. И Он пришёл, этот Святой Дух, и Сам невидимым, животворящим действием пресуществил эти хлеб и вино в Тело и Кровь Христовы.

Избранникам Божиим Господь судил видеть это чудо пресуществления. Так, некоторые сослужители и сотаинники преподобного Сергия Радонежского по промыслу Божию видели,  когда он служил Евхаристию, как в момент пресуществления сходил небесный огонь в эту Святую Чашу и таинственно соединялся с этими предлагаемыми дарами. Они видели, как преподобный Сергий причащался, как бы вкушая самого огня божественного.

Поэтому, дорогие братия и сестры, Евхаристия — величайшее чудо Церкви Православной. И, наверное, мы можем сказать такие слова, что пока существует Церковь Христова на земле и до тех пор, пока совершается это таинство Евхаристии, будет незыблемо стоять мир на своём основании, сохраняемый промыслом Божиим. Потому что это чудо пресуществления Святых Даров не только сохраняет и невидимо поддерживает жизнь каждого из нас, но служит залогом жизни и бытия всего видимого и невидимого нами мира. Аминь.

Предыдущая проповедь

16 апреля 2006

Воскрешение Лазаря. Вход Господень в Иерусалим
Следующая проповедь

25 июня 2006

Всех святых, в земле Российской просиявших
Разделы Сообщение Контакты
Отправить сообщение

Нажимая кнопку «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с ФЗ №152-ФЗ от 27.07.2006 года «О персональных данных».

Православная местная религиозная организация Приход храма Спаса Нерукотворного Образа на «Дороге жизни» г. Всеволожска Выборгской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Ленинградская область, г. Всеволожск, ул. Шишканя 11А
8:00 - 20:00